Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты
Дарья Печорина

Кошки глазами художников (ФОТО)

Четвероногие - не самая удобная натура. Им скучно позировать перед мольбертом, их не уговоришь сидеть вполоборота и загадочно смотреть вдаль. Туда, куда прочим представителям человечества вход воспрещен, доступ имеют только художники. И им определенно есть, о чем рассказать.

Четвероногие - не самая удобная натура. Им скучно позировать перед мольбертом, их не уговоришь сидеть вполоборота и загадочно смотреть вдаль. Туда, куда прочим представителям человечества вход воспрещен, доступ имеют только художники. И им определенно есть, о чем рассказать.

15 000 котов Луиса Уильяма Уэйна

В доме у английского художника Луиса Уильяма Уэйна жил черно-белый котенок Питер, названный в честь Петра I. Это был очень необычный кот. Он умел носить очки и ходить на задних лапах, а в это время Уэйн, обучивший кота этим трюкам, рисовал с него эскизы. В конце позапрошлого века появились его первые рисунки кошек. Сначала те ходили на четырех лапах, позже выпрямились и научились носить одежду. Но самое главное - у них появилась узнаваемая мимика, напоминающая выражение человеческого лица.

Луис Уильям Уэйн

Первые эскизы художник срисовывал с кота Питера, но в дальнейшем поиск сюжетов претерпел кардинальные изменения. «Я беру свой блокнот, - писал Уэйн, - и иду в ресторан или любое другое оживленное место и просто рисую людей в их обычных позах как кошек, наделяя их как можно более человечными чертами. Это придает моим работам двойственную натуру, и я считаю их своими лучшими шутками». По самым приблизительным подсчетам Луису Уильяму Уэйну принадлежит около 15 000 рисунков котов.

В конце жизни у художника проявилось наследственное психическое заболевание. Тем не менее, и в клинике он сутки напролет проводил в кошачьем питомнике, рисуя кошек. Сначала это были грустные животные на фоне сложных разноцветных узоров, с течением времени уже сами кошки состояли из этих узоров, пока окончательно не растворились в болезненной пестроте.

"Человечные" кошки Евгена Хартунга

Всем известно, что кошки гуляют сами по себе. Согласитесь, весьма обидная независимость. И разве вам никогда не приходил в голову вопрос: куда идут кошки, скрываясь в ночной подворотне? Художники придумали целый мир самостоятельных кошек и собак, вот только одни считают, что наши питомцы живут по своим неведомым законам, другие предлагают модель общества, полностью копирующего наш человеческий быт.

Ко вторым относится швейцарский художник Евген Хартунг. Его кошки и собаки в середине прошлого века тиражировались на почтовых открытках и были невероятно популярны. Открытки выпускало нью-йоркское издательство Альфреда Майнцера. Сотни иллюстраций, и на каждой - мир кошек и собак, живущих по человеческим законам.

В этом мире все, как у людей. Кошки хулиганят в школьных кабинетах, покупают в магазине колбасу, а по выходным катаются на теплоходе или выезжают за город на барбекю. Они лечат зубы, страдают ангиной, и в больничной палате их навещают родственники с апельсинами. Но самое удивительное, что этим животным на полпути превращения в человека удается не растерять всю свою загадочность. Быть может, потому, что в какой-то момент закрадывается осторожное сомнение: быть может, это не кошки похожи на нас, а все совсем наоборот?

Китайские коты Гу Йинчжи

Художница поместила своих котов на полотна с традиционной китайской живописью. В канонах о кошках ни слова. У древних мастеров в почете были бамбук и орхидеи, каменные обрывы и сутулые восточные сосны. Иногда особой почести удостаивался тигр, но кошки - особенный сюжет.

Говорят, Гу Йинчжи ведет свой род от императорской династии Кинг. Сейчас, спустя 400 лет с того момента, когда последний предок художницы покинул престол, титул получила она сама. «Королева кошек» - именно так называют Гу Йинчжи художественные критики. Ее картина «Пять кошек и бабочка» висела в кабинете китайского лидера Дэн Сяопина, впрочем, кошек можно встретить на рабочих местах многих других власть имущих - на протяжении нескольких лет картины Гу Йинчжи дарили высокопоставленным гостям в качестве «национального подарка Китая».

Кошки Гу Йинчжи не просто красивы и пушисты. Все ее картины - один краткий миг, зафиксированная сценка «за секунду до». Ее кошки в ожидании. Они караулят кузнечиков, краем глаза подсматривают за бабочкой. Они готовы к прыжку, готовы выгнуть спину и с удовольствием потянуться, но все это будет через секунду, а сейчас нам остается разглядывать застывшее мгновение и домысливать то, что произойдет по ту сторону рисовой бумаги.

Безобидные бультерьеры Макото Мурамацу

Макото Мурамацу

Считается, что одно из самых популярных по частоте употребления слов японского языка - загадочное понятие «каваии». Каваии - это целый спектр оценочных ощущений. Милый, очаровательный, трогательный, приятный. В идеале стопроцентное воплощение каваии - это нечто маленькое, округлое, пушистое и безобидное. Как коты и собаки Макото Мурамацу.

Животные на иллюстрациях японского художника безмятежны и созерцательны. Природа с ее инстинктами осталась лишь в том уголке сознания, который отвечает за память предков. Царапаться, кусаться - к чему? Мир прекрасен и дружелюбен, а потому рычать у Мурамацу не умеют даже бультерьеры. Его животные читают книжки, наблюдают за первым снегом, но чаще все же спят - на боку, на спине, свернувшись калачиком. Каваии - бесконечно уютная идиллия.

Внутренний мир таксы глазами Михаэля Совы

Помните картины над кроватью главной героини фильма «Амели»? Говорящий гусь и грустная собака в защитном воротнике. Их нарисовал немецкий художник Михаэль Сова. Когда-то он работал учителем рисования и параллельно иллюстрировал детские книжки. Тогда и появились его первые герои. Некоторые как будто сбежали со страниц все тех же сказок, но сбежали не от хорошей жизни и не намерены в дальнейшем поддерживать свой сложившийся образ: заяц-великан выгоняет из леса любителей грибов, а медведь оказывается на поводке у маленькой девочки.

Мы знаем о своих питомцах далеко не все. Кот возвращается домой после ночи, полной приключений, и смотрит на нас с подозрением, придерживая забинтованную лапу. Павлин в жемчугах чинно позирует анфас. Перепуганная такса замерла на руках у современной Моны Лизы. Поросята, отправившиеся в дальние странствия. У героев Михаэля настолько замысловатый внутренний мир, что разобраться в нем не под силу им самим. И поросенок на крохотном плоту посреди бушующего океана - наглядное подтверждение тому, что душевные метания одолевают не только двуногих.

Животная этника Мартина ван дер Линдена

Голландскому художнику Мартину ван дер Линдену всего тридцать, а книжек, для которых он создал иллюстрации, уже хватит на маленькую библиотеку. Детскую, разумеется. Вот только сюжеты его самых популярных работ дети вряд ли оценят по достоинству.

Наши предки восстанавливали утраченную связь с дикой природой. Носили перья, имитировали звериный окрас. Сегодня животные Мартина ван дер Линдена носят древние этнические наряды, и в этой простой концепции ирреального больше, чем в очеловеченных котах издательства Альфреда Майнцера. Тушканчик с волчьим клыком за поясом, бегемот с боевым раскрасом по всему телу, горилла с абсолютно человеческим взглядом. А еще кошки, дикие и не очень, безмятежно-мудрые и царственно-отстраненные.

Кошки с историей Джеффри Тристрама

Домашние коты - животные особенные. Никогда не знаешь, что у них на уме, никогда не знаешь, какого они мнения о собственном хозяине, никогда не знаешь, когда самому домашнему из них придет в голову идея отправиться на поиски приключений. Современный английский художник Джеффри Тристрам рассказывает о знакомых котах целые истории.
Это коты с характером. Разбойники неведомой породы, избалованные лентяи, развалившиеся в подарках под елкой, ожившие сфинксы, прекрасно помнящие свое египетское полубожественное прошлое. Это обычные коты, домашние любимцы и уличные бродяги, но история есть про каждого, и тут уже дело не в фантазии художника. Кошки просто позволили немного о себе рассказать.

Кстати, есть в творческом портфолио Джеффри Тристрама и собаки, но к ним, в отличие от котов, художник все же равнодушен, и результат получается соответствующий - никакой истории, один только силуэт, дополняющий интерьер комнаты.

Разумеется, это далеко не все. Есть кошачий город Билли Белла. Есть кошки, похожие на женщин, и женщины, похожие на кошек, испанской художницы Челин Санхуан. Есть викторианские коты Жанет Крускамп и многое другое.

Да, кошки по-прежнему гуляют сами по себе, и попутчики им вовсе не нужны. Но кто откажется от искушения взглянуть на их маршрут? Все-таки фантазия - великое дело.

фото: pavweb.com;  martijnvanderlinden.eu; zoopicture.ru

Подпишитесь на нас