Десерты из детства

У нас считается неприличным любить иностранное. Особенно нервно принято реагировать на иноязычные слова. Вы даже не представляете, сколько раз на почту нашему корректору Нинэль Борисовне приходили жалобы на якобы неправильное написание слова «тарт» («правильно-то», конечно, надо «торт» — и ничего, что это разные вещи). Когда шквал писем бывал особенно сильным, Нинэль Борисовна приходила ко мне, и мы вели с ней лингвистические беседы.

У нас считается неприличным любить иностранное. Свое, родное, конечно, лучше. Особенно нервно, игнорируя естественные процессы заимствования, принято реагировать на иноязычные слова. Вы даже не представляете, сколько раз на почту нашему корректору Нинэль Борисовне приходили жалобы на якобы неправильное написание слова «тарт» («правильно-то», конечно, надо «торт» — и ничего страшного, что это разные вещи). Когда шквал писем бывал особенно сильным, Нинэль Борисовна приходила ко мне, и мы вели с ней лингвистические беседы.

Но оставим филологические споры относительно заимствованной кулинарной лексики филологам и/или патриотам. Тема эта бесконечная, и победителей в этой битве никогда не будет. И неправда, что мы пишем только про чужеземные блюда. А как же селедка под шубой, советское шампанское, зефир и пастила, эклеры, шарлотка или вот тульский пряник? Да и я сама, хоть и училась у французов, советские десерты люблю и уважаю. Птичье молоко — это вообще мой самый любимый торт!

Content image for: 476104

Собственно, параллельно с освоением французского кондитерского искусства я начала интересоваться нашим отечественным. Это еще наше поколение тридцатилетних помнит настоящий вкус эклеров, творожных колец, птичьего молока, торта «Прага», пирожного «Картошка», а вот для тех, кто младше хотя бы лет на десять, это просто звук. Мы с девочками в редакции размышляли над тем, что через несколько десятилетий все эти названия рискуют стать всего лишь частью истории. И даже если меню частично останется, то не факт, что вкус дойдет неизменным. На одном из моих мастер-классов мужчина признался, что вот творожные кольца обожает, а эклеры не любит. Ну невкусные они, говорит. А потом мы сделали свои эклеры, и он взял свои слова обратно.

Проблема в том, что возможность и желание узнать «тот самый вкус» есть не у всех. Особенно после пары неудачных магазинных проб. Поэтому я решила немедленно научиться делать свои любимые советские десерты дома — а там, глядишь, и внукам по наследству рецептики передам. Начала с зефира. Получилось так вкусно, что не передать словами. Потом были эклеры и заварные кольца с творогом. В другой раз я попробовала несколько разных рецептов пирожного «Картошка».

Начала с зефира
Начала с зефира

Отдельные эксперименты проводила с тортом «Птичье молоко» (кстати, оказывается, его невероятно легко делать). Сначала я готовила торт с двумя коржами одинакового диаметра, потом поняла, что бока красивее получаются, если нижний корж будет большим, а внутренний — маленьким, тогда суфле заполняет края формы равномерно. А позже пришла к выводу, что можно вообще делать без внутреннего коржа — с одним нижним. Потому что суфле в этом торте — самое главное и самое любимое.

Потом было "Птичье молоко"
Потом было "Птичье молоко"

Дальше были слоеные трубочки с белковым кремом, печенье «Курабье» и пирожное «Орешек». Пару раз делала сочники с творогом по разным рецептам, но оба раза с рецептами было что-то не так, надо дорабатывать. На очереди торт «Прага», может быть, в выходные до него доберутся руки. Радует одно: все это только вершина айсберга!

А какие советские торты и пирожные любите вы?

Фото: lori.ru, фото автора

Елена Володина
Лена руководит проектом Леди Mail.ru, ведет блог о саморазвитии, в конце 2018 года выпустила книгу «Дзен в большом городе». Выпускница журфака Новосибирского госуниверситета, два месяца работала в Испании, училась во французской кондитерской школе Алена Дюкаса. Входит в рейтинг молодых медиаменеджеров России.