Регина Вандышева: «„Мисс Казахстан“ — не кузница токалок»

Не сидит на диетах, не носит туфли на высоком каблуке, не волнуется перед камерами, не обижается на злобные комментарии в соцсетях. Так живет Регина Вандышева, которая завоевала в прошлом году сразу два титула — «Мисс Алматы» и «Мисс Казахстан».

Не сидит на диетах, не носит туфли на высоком каблуке, не волнуется перед камерами, не обижается на злобные комментарии в соцсетях. Так живет Регина Вандышева, которая завоевала в прошлом году сразу два титула — «Мисс Алматы» и «Мисс Казахстан». А как же рассказы о том, что красавицы получают свои короны благодаря деньгам или покровителям? «Это стереотип. Он разрушен», — уверенно заявила Регина Вандышева в интервью Forbes Woman.

Регина Вандышева
Регина Вандышева

— Регина, давайте начнем традиционно — с анкетных данных: где и когда вы родились, кто ваши родители, где учились?

— Родилась в Алматы. Сейчас мне 22 года, в октябре будет 23. В семье нас трое детей: старший брат, сестра и я, самая младшая. Когда мне было три годика, мама с папой развелись. Мама занимается морепродуктами, папа тем же самым. Коммерсанты, как говорится.

Окончила среднюю школу No 87. Училась в классической гимназии искусств, занималась танцами, потом бросила их и ушла в спорт, которым профессионально занималась восемь лет. Сейчас учусь в Санкт-Петербургском университете профсоюзов на экономиста-менеджера, уже последний, 5-й курс. В следующем год я лечу в Питер на защиту диплома.

— Продолжим «заполнять анкету» — какие у вас параметры?

— 93-63-90.

— Не страдаете, что не соответствуете 90-60-90?

— Я не гонюсь за этим. Я ни разу не сидела на диете, ни разу себя ни в чем не ограничивала.

— Почему после школы сразу не стали зарабатывать как модель? Внешность то позволяет.

— Я об этом не задумывалась: я вся была в спорте. Модельный бизнес, телевидение, съемки — это все так далеко от меня было.

Content image for: 485322

Красотой надо делиться

— Когда началась модельная жизнь?

— Весной прошлого года я бросила спорт, и меня девочки, которые раньше тоже спортом занимались, пригласили в модельное агентство EAT Models: «Рига, давай приходи, спорт закончила. У тебя такая внешность, что ей пропадать? Красотой надо делиться». Я подумала: «Почему бы не подработать на показах? Там же платят».

— Заработали?

— Не миллионы, конечно, но заработала. За один выход у одного дизайнера на показе платят 5500 тенге. На одном проекте за 40 дней я заработала около 400 тыс. тенге. Для студента это отлично, тем более что в день работали по 4–5 часов. Я такая экономная, я копила-копила, даже на отдых себе накопила (но так и не поехала, пришлось сдать билет). Еще года нет, как я в модельном бизнесе, а я уже столько заработала.

— Вы сами говорите, что вас по 50 раз на день сравнивают с Верой Брежневой

— Я вообще не понимаю почему!

— И, тем не менее, вам льстит это сравнение?

— Мне приятно, но каждый же должен быть личностью. Мне охота, чтобы уже знали меня как Регину Вандышеву, чтобы говорили, что она похожа на Регину Вандышеву.

— И что вы собираетесь сделать, чтобы Брежневу с вами сравнивали?

— Корону я получила на год (к слову, корону делали в США с использованием кристаллов Сваровски), на следующий год уже будет другая красотка. Нужно воспользоваться этим шансом. Мне кажется, можно пробоваться где-то на телевидении, в кино. У меня еще впереди «Мисс мира». Надеюсь, там хорошо выступлю.

— Как думаете, есть у вас шанс победить на «Мисс мира — 2015»?

— Все говорят, есть. Я верю всем. И в себя я верю.

Content image for: 485322

Национальный вопрос

— Как вы попали на конкурс «Мисс Казахстан»?

— Мне летом 2014 года предложили участвовать в конкурсе «Мисс Казахстан» (для этого надо было сначала пройти городской конкурс «Мисс Алматы»), но я отказалась: у меня, как и у всех, стереотип был, что все подстроено. Осенью предложили во второй раз. Я к тому времени уволилась с должности офис-менеджера одной строительной компании — и это был повод принять участие. На городском конкурсе выступила удачно, поняла, что у меня есть шансы попасть в финал национального конкурса, но не ожидала, что могут дать первое место.

— То есть вы абсолютно уверены в честности проведения конкурса?

— Да. Стереотип разрушен.

— Сейчас уже радость от победы на «Мисс Казахстан — 2014» поутихла, и вы трезво можете оценить, почему выиграли, что есть у вас и чего не было у других претенденток?

— Наверное, моя гиперактивность. Я такая шустрая, везде хожу, бегаю, прыгаю. Я не отчаиваюсь, всегда радуюсь тому, что вокруг происходит. И, наверное, еще внешние факторы — спасибо маме с папой за это. И спорт многое дал — выносливость, дисциплину.

— Вы говорили, что старались до последнего, чтобы победить на национальном конкурсе красоты. Со стороны эти усилия не видны. Вот вышли девушки в красивых платьях, походили по подиуму — и все. В чем старания заключаются?

— Мы репетировали каждый день в течение двух недель по шесть-восемь часов на каблуках. Для меня особенно тяжело, потому что до этого носила только кроссовки. Повторяли одно и то же, одно и то же, сложно было добиться, чтобы все 33 девочки все делали одинаково, ведь кто-то из модельного бизнеса пришел, кто-то с улицы — уровень разный. У нас много съемок было, даже в снегу, многие попростывали. То есть тяжелый период до сцены.

— А на сцене?

— За кулисами волнуешься, а выходишь на сцену, и волнение проходит. Но я вообще не стесняюсь на сцене и перед камерой — у меня нет этого. У меня в спорте, на беговой дорожке мандраж был, а здесь нет. Я волновалась, когда меня в тройку финалисток выбрали, тогда шок был: «Что дальше будет?» Когда меня назвали победительницей, я в шоке была, хотела реветь. Но, как леди, я сдержала слезы, помахала ручкой всем.

— Это вас так учили — не реветь?

— Нет. Мне просто жалко было макияж: нас так красиво накрасили.

— Сколько вам пришлось вложить денег, чтобы купить платье, туфли и так далее?

— Вечерние платья нам предоставляли. Национальные платья мы сами искали, но тем, кто не нашел, могли предоставить. Мне пришлось туфли покупать, национальный костюм брать в аренду, а для «Мисс Алматы» пришлось еще танец ставить. Всего тысяч 50 тенге потратила.

— В соцсетях некоторые возмущались, что титул «Мисс Казахстан» достался не этнической казашке. Как вы к этому относитесь?

— Спокойно. У нас многонациональная страна (я сама по национальности русская), и этот конкурс проводили для всех. Изначально набирали девочек разной внешности — и азиатской, и европейской. Если бы изначально только азиаток набирали, то могли бы возникнуть эти споры.

— Вас эти разговоры не обидели?

— Вообще нет, я не обращаю внимания на негативные комментарии. Мне, наоборот, приятно, что они тратят на меня свое время, мне это дает силы.

Content image for: 485322

«Себестоимость» и самостийность

— В прошлом году разгорелся скандал вокруг организатора конкурсов «Мисс Уральск» и «Мисс Атырау». Говорили, что он требовал $20 тыс., чтобы сделать одну девушку финалисткой «Мисс Казахстан». От вас кто-нибудь требовал деньги?

— Ко мне с такими вопросами не подходили. И я ни от одной девочки не слышала, чтобы кто-то подходил и что-то предлагал.

— О тех, кто участвует в конкурсах красоты, говорят, что их принуждают оказывать специфические услуги, чтобы попасть в финал или стать победителем. На самом деле это так?

— Как себя поставишь — так и будут с тобой обращаться. Если у тебя есть голова на плечах, и ты знаешь себе цену (в хорошем смысле), если будешь достойно себя вести, к тебе никто не подойдет и не сделает непристойное предложение.

— Еще говорят, что это «кузница токалок»…

— Боже мой, да, мне писали в комментариях: «Ты чья-то токалка», «Тебе олигарх купил корону за $20 тыс.». Сколько интересного я о себе узнала!

— А если бы вам предложили быть содержанкой или женой только потому, что вы стали «Мисс Казахстан», согласились бы?

— Что за бред? Это означает всю жизнь быть обязанной. Зачем? Мама нас троих тянет одна, всего сама добивается. Я такая же самостоятельная. Для меня кайф — это самой что-то заработать, достичь. Но если встретится достойный мужчина и он будет богатый, я же не буду виновата в том, что он богатый. Это, наоборот, будет большой плюс. Если бедный, то в этом тоже ничего плохого не будет.

Корона обязывает

— Что вы будете делать этот год — пока на вас корона «Мисс Казахстан»?

— Буду готовиться к «Мисс мира — 2015». Организация «Мисс Казахстан» предоставила мне возможность ходить на курсы английского и казахского языков, ораторского искусства. У меня много социальных проектов: после победы я автоматически стала почетной дебютанткой ежегодного The Opera Ball, стала послом универсиады-2017.

— Что еще от вас требуется как от победительницы?

— Я должна за фигурой следить, не должна волосы отрезать или красить, то есть обязана сохранять свои внешние данные.

— С вами кто-нибудь заключил рекламные контракты после победы?

— Пока нет.

— А как жизнь вообще изменилась после этого конкурса?

— В принципе, все то же самое, только больше внимания стало. Мои социальные сети взрываются просто: у меня было мало друзей, а сейчас они откуда-то появились.

Фото: Forbes Kazakhstan