Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 июня 2015 15:30

Валерия Аксенова: «Белорусские дизайнеры похожи на мамонтов»

Дизайнер Валерия Аксенова о вещевом шопинге, выпускных нарядах, особенностях белорусской модной индустрии и возможных направлениях развития своей марки.
Рассылка
Подпишитесь на рассылку Леди Mail.Ru, чтобы быть в курсе главных новостей

Прежде чем столичные fashion-персоны разъедутся в долгожданные отпуска, Pret-а-portal побеседовал с дизайнером бренда AVA by Valeria Aksionava Валерией Аксеновой о вещевом шопинге, выпускных нарядах, особенностях белорусской модной индустрии и возможных направлениях развития марки.

Валерия Аксенова

— Не так давно мы имели удовольствие присутствовать на показе осенне-зимней коллекции AVA by Valeria Aksionava. Своих фаворитов гости показа, несомненно, заприметили уже на подиуме. Какие модели из коллекции «Шалем» пользуются наибольшей популярностью у покупательниц? И какие вещи уже успели поселиться в вашем шкафу?

— Такие большие сезонные коллекции, как «Шалем», я создаю по принципу единичных экземпляров, то есть чаще всего изделия из подиумных коллекций не тиражируются. Поэтому мои клиентки знают, что если они хотят непосредственно вещь с показа, то нужно успеть выхватить ее сразу. Любопытно, но чаще всего те модели, на которые я делаю основной упор и думаю, что их заберут в первую очередь, наоборот, остаются висеть в Арт-руме. А вещи, на которые даже не расставлялись акценты, покупаются в первую очередь.

С коллекцией «Шалем» же все вышло довольно предсказуемо. В числе первых нарядов, нашедших своих прекрасных владелиц, было красное шелковое платье в пол и все остальные изделия из этого шелка. Ушло и мое любимое алое платье с пышной юбкоймиди-длины, причем к одной из моих любимых клиенток. Часто интересовались и совместными с Heartiness изделиями: пальто с запахом, золотистой юбкой с асимметричным низом, оранжевым платьем с закрытым верхом. Последнее, кстати, отмечали многие, хотя оно шилось чуть ли не в последнюю очередь и из неудачного эскиза. Мы обсудили его с портнихой и пришли к выводу, что так, как я хочу, не получится, и мне пришлось буквально за 2 минуты переделать этот эскиз. Получившееся в результате оранжевое платье всем очень понравилось.

Что касается моего гардероба, то я не отношусь к типу дизайнеров-собственников, куда важнее для меня максимально полно удовлетворить желания своих клиентов. Поэтому вещи из подиумных коллекций редко поселяются в моих шкафах. Кроме того, на невозможность оставить себе вещи с показов влияет и несоответствие размеров. Но в принципе те же образы из красного шелка я бы с удовольствием использовала в своем гардеробе. Или же наряды из шелка с узором в духе мазков краски, который я называю «сафари»: здесь тоже достаточно удачные для меня принт и качество материала.

 Вещи AVA — это, скорее, проверенные временем классические для бренда фасоны и решения, нежели постоянный поиск и эксперимент, присущий вашим коллекциям студенческой поры. Является ли такой подход в большей степени творческим или же коммерческим решением?

— Наверное, это одновременно и то, и другое. С одной стороны — осознанный, взрослый дизайнерский выбор, а с другой… Я работаю уже восьмой год, буквально со второго курса, изначально с индпошивом, после больше с готовыми изделиями. И поскольку круг моих клиенток достаточно узкий, — чаще всего девочки ходят ко мне постоянно, из коллекции в коллекцию, — на данный момент я уже хорошо представляю, что они хотят. Я знаю их вкусы, их желания, знаю, что им предложить, чтобы им это понравилось. И, конечно же, для меня это выгодно с коммерческой точки зрения. Сейчас я хочу не просто витать в творческих облаках, но и получать от своей работы не только моральное, но и материальное удовлетворение.

Что же касается творческого поиска, то первые студенческие коллекции в любом случае будут более авангардными, чем нынешние более носибельные коллекции. Конечно, хочется внедрить больше творчества и фантазии, но в принципе, как и у большинства известных модных домов, у меня есть возможность параллельно вести несколько линий. То есть для заработка и финансовой поддержки последующих коллекций делается хорошая, качественная и практичная одежда. И в то же время при желании для каких-то съемок и других интересных проектов могут создаваться так называемые платья-образы. Но это, опять-таки, зависит от желания и наличия свободного времени.

— Девушка, выбирающая классическое AVA dress, кто она?

— Современная молодая особа, стремящаяся к индивидуальности и неприкрытой женственности. Чаще всего мои клиентки — это не девочки-студентки, а девушки в возрасте 25–35 лет, уже вкусившие самостоятельную жизнь. Мне очень нравится, что зачастую ко мне приходят те, кто сами зарабатывают на мои платья, не сталкиваясь с дилеммой вроде «дадут ли родители или муж мне денег на обновку?». Но, пожалуй, основной акцент я бы хотела сделать на том, что AVA dress выбирают молодые женщины, предпочитающие юбки и платья брючным изделиям, что я сама очень поддерживаю.

— На образ девушки, одевающейся у дизайнера Валерии Аксеновой, мы пролили свет. А у кого одевается сама Валерия Аксенова? Предпочитаете ли вы вещи AVA, наряды от других белорусских дизайнеров, вещи зарубежных модных домов, масс-маркет бренды или все сразу?

— Скорее, все сразу. Я придерживаюсь мнения, что на одежду не следует тратить слишком много денег. К счастью или к сожалению, я не позволяю себе чересчур дорогие покупки, поскольку считаю, что этим деньгам можно найти более полезное применение. Большинство людей ошибочно считает, что весь мой гардероб состоит из вещей собственного бренда. Однако на деле они составляют наверное лишь около 30% всех вещей. Чаще всего я работаю с нарядными платьями и пальто, поэтому именно они и живут в моем шкафу. Так, все мои пальто собственного производства, потому что я уже давно поняла, что теплое шерстяное изделие хорошего качества практически невозможно купить в масс- или мидл-маркете. Нарядные летние платья из хлопка красивых расцветок я тоже шью себе сама.

Валерия Аксенова

Ношу я и белорусских дизайнеров. В моем гардеробе есть Миранович, Ларионова, Бойтик, есть аксессуары от Holywool, Лилии Шутовой. Девочки действительно делают качественные классные изделия, однако мои покупки у дизайнеров всегда очень продуманны ввиду того, что многое я могу сделать сама. Что касается масс-маркета, то, к сожалению, сейчас там очень редко можно найти достойные вещи. Легче в той же линии секонд-хендов отыскать что-то более оригинальное и из натуральных материалов. Но ввиду того что у меня все-таки есть возможность путешествовать по Европе и Штатам, в процессе таких поездок кое-что все же приобретается.

Однако в последнее время я пытаюсь отучить себя от вещизма, поскольку поняла: хоть на первый взгляд и кажется, что вокруг множество красивых и необычных жизненно необходимых вещей, в конечном итоге оказывается, что они тебе не так уж и нужны.

— Вы постоянно курсируете между Литвой и Беларусью. Где предпочитаете пополнять гардероб и почему? Если вы покупаете вещи в Минске, то в каких магазинах и ТЦ?

Честно говоря, в Беларуси я вообще не хожу по магазинам одежды. Исключение составляют, пожалуй, только бельевые магазины: ничего не имею против Milavitsa. Бывает, захожу в ГУМ или в ЦУМ: иногда в отделах, набитых довольно странной женской одеждой, можно наткнуться на довольно интересный наряд. Осенью, например, я таким образом приобрела платье белорусского производителя. Невысокая цена, достаточно стандартная модель… Платье мне понравилось всем, кроме состава. Ведь перспектива долго ходить в синтетике никому улыбается, поэтому такое платье вряд ли будет носиться часто.

Что касается Литвы, то ввиду того, что там у меня более праздная и спокойная жизнь, я могу позволить себе совершенно спонтанный шопинг. К тому же там все основные магазины сосредоточены в нескольких больших торговых центрах, где можно отыскать практически все необходимое. Но опять-таки, в масс—маркете сейчас очень трудно отыскать действительно хорошую вещь: либо проблемы с длиной, что выдает экономию на ткани и пошиве, автоматически придавая вещи дешевый вид, либо с составом. А синтетику я стараюсь не носить.

— Какие требования вы предъявляете к тканям для своих изделий?

— В первую очередь, это натуральный состав, которым, наверное, сейчас уже никого не удивишь. Этой зимой мне попалась на глаза статья, которая утверждала, что кроме как натуральными тканями белорусские дизайнеры сейчас уже ничем и похвастаться не могут, и в некоторых случаях это, наверное, справедливо.

Кроме того, я ценю в тканях так называемую эксклюзивность. Для своих вещей я редко покупаю ткани в Минске, поскольку по-настоящему хорошие магазины можно пересчитать по пальцам одной руки, а дизайнеров, которые в них наведываются, десятки. И в итоге на том же фэшн-маркете мы наблюдаем множество стоек с изделиями из одинаковых тканей. Этого я стараюсь максимально избегать.

В целом же так сложилось, что я часто езжу в Литву, поэтому 90% моих тканей оттуда. Литва, понятное дело, сама ткани практически не производит, чаще всего это итальянские или немецкие материалы. Однако в любом случае в сравнении с Минском покупать ткани там куда более выгодно как с финансовой точки зрения, так и с точки зрения эксклюзивности.

Последние полгода я стала заказывать хлопок из Америки небольшими метражами: для одного-двух изделий этого вполне достаточно. Тема тканей всегда открыта: какой дизайнер не мечтает ездить на закупки в Италию? Однако пока меня устраивает сложившаяся ситуация.

— Ситуация на мировых подиумах складывается таким образом, что из сезона в сезон разные бренды демонстрируют похожие дизайнерские решения. Но если в западной практике это легко объясняется наличием трендбуков, то что насчет белорусских дизайнеров? Является ли это своего рода духом местечковых веяний или же результатом тесного общения отечественных модельеров друг с другом, когда одни заражают идеями других?

— Я как раз прокручивала в голове это слово — «местечковость». Мне иногда кажется, что белорусские дизайнеры похожи на мамонтов, в том плане, что у нас нет ни трендбуков, ни какой-то особой ткани, попадающей в мировые тенденции, но, тем не менее, мы боремся. Мы вдохновляемся, кто чем может, мы стараемся, работаем, вкладываемся и морально, и физически, и материально. Потому что мы хотим показывать красивые вещи, хотим какого-то продвижения, положительных откликов и результатов. Но все равно по итогу в нашей стране модная индустрия функционирует на этом самом местечковом уровне. Поэтому сравнивать белорусскую моду и моду мировую нет никакого смысла: это просто две полярные вещи.

 Если сравнивать участие в белорусской Неделе моды и своего рода сольные показы этого апреля, какой формат вы предпочитаете и почему? Чем они отличаются друг от друга?

— Это довольно наболевшая тема. К сожалению, и я открыто об этом говорю, после последнего своего показа я не получила абсолютно никакого удовольствия. Если раньше по ощущениям это было круче, чем Новый год и день рождения вместе взятые: ожидание показа, сам день показа и все те эмоции, которые переживаешь в процессе backstage-подготовки, эти бесконечные и вместе с тем молниеносные 15 минут коллекции на подиуме, то в этот раз я вышла какой-то неудовлетворенной. А если все это не дает мне морального удовлетворения, то я просто не вижу смысла продолжать. Поэтому на данный момент тему больших показов — как персональных, так и рамках Недели моды — я для себя закрыла.

Что касается существенных отличий Недели моды от персональных показов, то в первую очередь это организация. Дизайнеру нужно лишь внести оплату, узнать дату и время своего показа и вовремя привести коллекцию. Все, он больше ни о чем не волнуется. Апрельский же показ в конечном итоге пришлось готовить самостоятельно от и до. Любая организация настолько выматывает морально, что на сам показ ты уже приходишь с мыслью «быстрее бы все закончилось», а не с нетерпением ожидаешь этого дня, чтобы испытать всю нереальную гамму чувств. Поэтому мне кажется, что в дальнейшем нужно просто искать какой-то другой вариант. Показа ли, презентации, встречи… 

Я еще не решила, но знаю одно: смысла в масштабном показе с множеством гостей и большими залами для моего бренда, в общем-то, нет. Конечно, приято потешить собственное самолюбие, мол, у меня был персональный показ, и потешить самолюбие своих клиентов, посадив их на первый ряд и подготовив для них какие-то подарки. Но для самого бренда нет никакой положительной динамики после показа. И частенько хорошая съемка может совершенно спокойно заменить показ, в который вкладываются немаленькие деньги.

Однако я считаю, что участвовать в Неделе моды все-таки стоит, потому что это показатель профессионализма дизайнера. Во-первых, его способности презентовать раз в полгода большую коллекцию. А во-вторых, показывать разные коллекции: не биться головой в одну и ту же тематику из сезона в сезон, а постоянно доказывать, что ты умеешь мыслить творчески, генерировать разнообразные идеи и должным образом их оформлять и преподносить.

Но если само участие происходит с надрывом, с какими-то лишениями для себя, то это, конечно же, очень тяжело. А так как чаще всего финансовой поддержки у дизайнеров, к сожалению, нет, то выходит, что практически все заработанное на одной коллекции ты вкладываешь в последующую. Конечно, если есть какая-то финансовая поддержка и большая слаженная команда, участвовать в подобном мероприятии гораздо проще. Но когда это все лично на тебе, а по сути первых 2 сезона у меня так и проходили, очень сложно двигаться дальше.

— На пресс-конференции после показа «Шалем» вы сказали, что куда более рентабельно показывать в коллекции вещи, которые покупатель может сразу же надеть, нежели соответствующие заявленной сезонности. Очевидно, что такого подхода придерживаются и другие отечественные дизайнеры. С чем связано отмирание традиционной для модной индустрии сезонности коллекций в Беларуси?

— Это вполне объяснимо, ведь если подумать, то для кого показывается коллекция за полгода до сезона? Для байеров, чтобы они успели сделать заказ и развести вещи по определенным магазинам, шоу-румам и так далее. Ну, а в Беларуси редкий дизайнер хоть раз видел хорошего байера. Поэтому мы работаем непосредственно с конечными потребителями, а они не привыкли покупать одежду настолько заранее и предпочитают приобретать то, что можно сразу же надеть.

Так и получается, что если мы пытаемся соответствовать мировым модным стандартам, то в конечном счете рискуем оказаться в убытке. Ведь показав в апреле осенне-зимнюю коллекцию, ты вывешиваешь в свой шоу-рум соответственно пальто, теплые изделия. Клиенты приходят, разглядывают летние наряды, замечают пальто и думают, мол, отличное пальто, подождем до осени. А когда они приходят осенью и видят те же самые пальто, то считают, что они должны быть уже на скидке, поскольку висят здесь с мая по сентябрь вроде как никому не нужные. Выходит, что дизайнер вынужден на новую коллекцию текущего сезона делать скидку. Поэтому для наших белорусских реалий выпускать коллекцию сезон в сезон более чем логично.

— Сейчас грядут выпускные, а значит, перед тысячами девушек встал ребром вопрос: покупать так называемое «платье мечты», которое потом будет без дела пылиться в шкафу, или же отдать предпочтение более простому коктейльному наряду, который можно будет выводить в свет и после выпускного бала? Какой подход поддерживаете вы и почему?

— Конечно, практичный. Мне кажется, я всем своим творчеством доказываю, что практичность, универсальность и необычность могут соединяться воедино в одном образе. Мне кажется, что мои изделия — одни из самых жизненных среди вещей белорусских дизайнеров, потому что очень многие вещи можно встретить на девочках в обычной жизни: на работе, на праздниках, на отдыхе. Я не предлагаю никаких мегавечерних платьев в пол, со шлейфом, стразами и безумными метрами шелка. Такие наряды — это, к сожалению, наряды одного-двух выходов, а я предпочитаю более функциональный подход. Ведь можно отыскать такое платье, которое будешь с удовольствием носить и в будни, и, при желании, в праздники, красиво его подав. Подобные модели я и стараюсь предлагать. Возможно, тот же хлопок, который я чаще всего использую для своих платьев, может кому-то показаться довольно-таки повседневным, но при наличии красивых туфель на каблуке, интересного пояса или красивого ободка, соответствующего случаю макияжа превратить его в наряд на выход не составит труда.

— Раз уж речь зашла о выпускных нарядах, расскажите, в каком платье встречала последний звонок Валерия Аксенова?

— На школьном выпускном я была в платье Benetton из золотистой парчи с узором пейсли и с тоненьким черным поясом. Очень красивое, видное коктейльное платье, и я до сих пор безумно его люблю. Но, к сожалению, я перестала в него помещаться, поэтому сейчас оно просто висит у меня в шкафу.

Академический же выпускной у меня совмещался с дипломным показом коллекции, поэтому логично, что я была в своем платье — классике жанра АVА dress: с привычным цветочным принтом, V-образным вырезом, встречными складками на талии и миди-юбкой. Это платье я тоже долго и с удовольствием носила после выпускного.

— Ни для кого не секрет, что в летние месяцы происходит настоящий свадебный бум. Невесты буквально сходят с ума в поисках идеального наряда. Брать напрокат? Покупать? Или шить на заказ? Последний способ обзавестись подвенечным платьем до сих пор вызывает сомнения у многих невест. Расскажите, пожалуйста, обо всех этапах создания свадебного платья by AVA.

— Я считаю, что если невеста боится пошива и не уверена в том, что ей понравится конечный результат, то незачем мучить себя и человека, который будет работать над платьем. Такой невесте лучше походить по салонам: возможно, она отыщет что-то готовое или же, наоборот, уверится в том, что ей нужен пошив. Очень важно, чтобы невеста сама знала, что она хочет. Есть невесты, которые сразу знают, что будут свой наряд шить, потому что у них в голове есть четкий образ «платья мечты». Или же они настолько тебе доверяют, что знают: лучшее на свете платье им сделаешь только ты. С такими, конечно, гораздо легче работать. А неуверенных и сомневающихся невест я стараюсь избегать.

Что касается непосредственно пошива, то первый этап работы — это подбор образа. Я жду от невесты 5-10 фотографий понравившихся нарядов, чтобы лучше представлять тот образ, в котором она себя видит. Далее я рисую эскизы уже соответственно тем картинкам, которые она мне показала. Абсолютно не интересно делать дубликат чьей-то чужой работы: для подобного можно спокойно обратиться к швее или портнихе, которая сделает тебе копию платья и соответственно возьмет за это гораздо дешевле. Если же ты приходишь к дизайнеру, то ты должна быть готова к тому, что дизайнер будет предлагать свои идеи и варианты, хоть и на базе твоих желаний.

Когда эскиз одобрен невестой, подбирается материал. Чаще всего это происходит в Минске, потому что невесте все-таки нужно посмотреть и потрогать все ткани. Если я вижу, что клиентка мне полностью доверяет, то возможен и дистанционный вариант той же Литвы, когда я отправляю невесте какие-то фотографии, например, кружева, и согласовываю покупку.

Ну и после выбора ткани начинается собственно процесс пошива. В зависимости от сложности изделия требуется 5–7 примерок. На сам же пошив уходит около двух недель. То есть в целом процесс создания свадебного наряда в спокойном темпе занимает около месяца.

— Какова средняя цена свадебного платья, вышедшего из-под иголки AVA by Valeria Aksionava?

— От 350 $ и выше с учетом выбранной ткани, сложности кроя, количества примерок и так далее. Но в принципе дизайнерское свадебное платье из натуральных материалов, с качественным итальянским кружевом стоит не менее 450–500 $.

— Ранее вы активно занимались созданием сумочек под своим брендом. Сейчас же их практически нигде не видно. Почему?

— Причины немного банальны: нехватка времени и нехватка материалов. Раньше большую часть материалов для сумок я покупала в Минске. Требования же к ним несколько иные, нежели в случае с одеждой: сумка должна держать форму, медленно изнашиваться и не пачкаться. Обычно я выбирала плотный джинс, очень плотный хлопок, кожзаменитель — все в актуальных для того или иного сезона расцветках. И если раньше я могла без проблем отыскать все необходимое в столице, то сейчас подходящих материалов просто нет. 

А использовать заведомо непрактичные в носке ткани я не хочу. Поэтому изготовление сумок пошло на спад, но для меня это даже к лучшему, поскольку в какой-то момент я поняла, что просто не могу больше работать в темпе последних лет, а убрав работу с сумками, которые я всегда изготавливала самостоятельно от начала до конца, мне стало легче дышать. И хотя буквально на днях мне на глаза попались подходящие материалы, я все-таки не думаю, что вернусь к активной работе с сумками.

 То есть дополнять сумками коллекции вы пока не планируете?

— Я пробовала это делать в своих первых коллекциях, но очень трудно выдавать действительно качественный продукт, когда ты пытаешься сочетать в себе все возможные роли. Поэтому на данный момент сумки минимально присутствуют в жизни бренда на тех же съемках.

Однако если учесть, что чаще всего мои наряды украшает довольно активный принт, то дополнять их броскими принтованными сумками нецелесообразно, ведь визуально это не смотрится. Вот почему время от времени я рассматриваю идею коллаборации с белорусскими дизайнерами сумок. Для той же коллекции «Шалем» я обдумывала кандидатуру Лили Шутовой, но в итоге эта идея так и осталась витать в воздухе. Дело в том, что я очень самостоятельный человек с огромным желанием контролировать все вокруг, а сотрудничество предполагает, что часть ответственности и полномочий ты делегируешь другому человеку, тоже творческому. А двум творческим людям часто трудно сработаться вместе. Плюс мешает ощущение того, что я и сама в состоянии сделать сумку, а тут приходится обращаться к кому-то постороннему.

Но в целом я абсолютно не против такого рода сотрудничества, хотя оно, конечно же, должно быть равнозначным: мы должны дополнять друг друга и активизировать все наши возможности. Поэтому я не вижу смысла в том, чтобы работать с совершенно неизвестным дизайнером и устраивать ему рекламу за счет своего бренда. Хотя, опять-таки, кто знает: быть может, мне настолько понравятся чьи-то изделия, что я с удовольствием захочу с ними работать. Мне кажется, я просто пока еще не встретила того конкретного человека, чье творчество оказалось бы стопроцентным попаданием в концепцию бренда AVA, как вышло с Heartiness. Это, на мой взгляд, действительно удачный пример сотрудничества.

— Еще одна исчезнувшая линейка от AVA — детские вещи. Отчего вы перестали создавать наряды для маленьких клиенток?

— На самом деле линия детской одежды была для меня своего рода пробой. Платья для мамы и ее маленькой дочки, а это были именно платья для девочек 4–5 лет, шились из одинаковой ткани. Казалось бы, идея таких парных look-ов постоянно пользуется спросом, однако на деле это оказалось абсолютно нерентабельным.

Детское платье, по сути, практически идентично взрослому по необходимому для его пошива метражу ткани из-за всех этих рюшей, оборок и прочего декора. Ведь наряд для малышки не может быть совершенно простым, какая-то отделка все равно присутствует. Кроме того, для маленьких клиентов в любом случае необходимо использовать лишь натуральные материалы, а в том, что касается оплаты услуг портнихи, детские платья практически не уступают взрослым. В итоге себестоимость маленького и большого изделия практически идентична, а конечную цену детского наряда ожидают в 2, а то и в 3 раза меньше, чем взрослого. И хотя первые детские изделия ушли довольно быстро, в дальнейшем они довольно трудно реализовывались. Тогда я поняла, что эта тема пока для меня закрыта.

Возможно, конечно, что это станет мне ближе, когда у меня появится ребенок, но на данный момент именно в контексте одежды это мне не сильно интересно. Сейчас меня куда больше занимают более отстраненные от гардероба вещи, например детские развивающие коврики. Хотя профессия дизайнера и кажется многим чем-то невероятно ярким, разносторонним и необычным, в итоге все это часто скатывается к не слишком-то творческому повторению одного и того же, а это довольно скучно.

 В этом году вы запустили проект образовательного характера: курс по созданию эскизов sketch-a-sketch. Как возникла такая идея?

— Как я уже говорила, в рамках своего творчества мне иногда становится тесно и хочется попробовать что-то новое. Поэтому зимой, когда на меня в очередной раз накатило это ощущение, я спросила себя, чем я умею и люблю заниматься помимо своей основной деятельности. И сразу же вспомнила об эскизах. Потому с одной стороны это достаточно спонтанное решение. Но, с другой стороны, я давно об этом думала, просто никак не могла оформить все свои мысли в конкретную идею. Кроме того, я не ожидала, что получу такую активную поддержку, что процесс обучения будет настолько интересным. Первую группу девочек я выпустила в марте, и их очевидный прогресс, их конечные результаты заставили меня поверить в свои силы на этом поприще.

— Кто обычно посещает занятия sketch-a-sketch?

— Удивительно, но это абсолютно разные девушки. То есть, конечно, наибольший процент составляют те, кто только начал шить и осознал, что помимо технологии конструирования необходима еще и художественная база по fashion-скетчу. Но при этом занятия посещают и девушки не связанных с дизайном профессий: бухгалтера, пиарщики, юристы, фотографы, модели… Однако на занятиях они временами открывают в себе совершенно неожиданные таланты к рисованию, перестают бояться листа. Я искренне надеюсь, что ни одна из них не бросит это занятие.

— Планируете ли вы продвижение бренда AVA за пределами Беларуси?

— Всегда хочется роста и развития для своего бренда, но я не хочу загадывать наперед, потому что любое продвижение, любое развитие требует еще больших вложений даже не столько материального, сколько физического характера. Мне же сейчас хочется больше жить, чем работать, и я пытаюсь находиться в гармонии между моей личной приятной яркой жизнью и ровно такой же приятной яркой работой. Поэтому на данный момент меня в принципе устраивает то, как обстоят дела с моим брендом. Конечно, сейчас это в большинстве своем минские клиенты, однако есть и зарубежные: из Европы и Америки. Но пока это скорее единичные случаи.

У меня есть большое желание какую-то часть работы перенести в Литву, потому что хочется больше времени проводить в своей семье. Но я придерживаюсь мнения, что такие глобальные изменения обычно происходят сами по себе, каким-то естественным путем. Когда ты немножко отпускаешь мысль, сама Вселенная тебе помогает.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Леди Mail.Ru
Комментарии
4
людмила клюйко
что за ТРЭШ и УГАР на фото ?? по чем такое творчество ?
СсылкаПожаловаться
Алла Царикова
Ничего не понравилось. Шью себе сама, и получше этого.
СсылкаПожаловаться
Ирина Шаговик (Шершнева)
Я тоже шью себе сама,и мне нравится.
СсылкаПожаловаться
Какуся
чушь собачья
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Горячие темы форума
Достал уже отожрался, похож на бегемота. Только обиды, худеть не хочет.
485
Без бокала нет вокала
Алкоголик Вася
А кому здесь не стремно честно признаться в любви к бухлу?) Во, еще хотел спросить у трезвенников, как они себя развлекают, а то мне по-трезвому жить - скучища неимоверная((
411
Поехала на выходные домой к родителям, они живут в подмосковье, примерно 2 ч на электричке. Вечером звоню, от него вопрос ты на фитнес ходила? я мягко говоря выпала в осадок. когда я успела...
358
Пушистого дня всем, сегодня у меня выходной, плюс неделя до отпуска. У вас тут как дела, что нового? Есть ли новые лица? Особенно с лисьими мордочками на авке))?!! Я вот что подумал, если все, что...
298
Сколько должен зарабатывать мужчина дабы им не прослыть,желательно минимальный порог в виде точной суммы в рублях
282
На «Леди Mail . Ru » объявляется конкурс «Зимние блюда»! Добавляйте свои пошаговые рецепты на сайт и выигрывайте призы! Количество рецептов от одного участника – неограниченно! Конкурс продлится до...
6
Подпишитесь на нас
Рассылка Леди Mail.ru