Байгали и Камила Серкебаевы: «У нас итальянская семья»

Музыкант и его дочь откровенно рассказали о личном

Лидер группы A’Studio Байгали Серкебаев редко дает откровенные интервью, касающиеся личной жизни. Но для Comode он сделал исключение: вместе со старшей дочерью Камилой рассказал о главных семейных традициях. А еще о таких важных качествах, как рассудительность и правильная последовательность решений в воспитании дочек.

Байгали Серкебаев с дочерью Камилой
Байгали Серкебаев с дочерью Камилой

— Байгали, расскажите о Ваших дочерях.

Байгали: У меня две дочери: старшая Камила и младшая Сана. Семья у нас музыкальная и дети тоже. Камила и Сана получили образование по классу скрипки. Пока жили в Алматы, учились в Байсеитовской школе, а потом в колледже Жании Аубакировой. Затем в какой-то момент мы решили предоставить дочерям выбор, чтобы сами решали, кем хотят стать. С младшей дочкой было проще — она буквально с двух-трех лет увлеклась фэшн-индустрией. В четыре годика сделала свой журнал, сама рисовала, писала текст.

Камила: Ей тогда было лет семь-восемь.

Байгали: Да, точно, немного побольше (смеется). Она стала развиваться в этом направлении, окончила среднюю школу в Москве, посещала также занятия по рисованию у преподавателей Строгановки. В Москве девочки учились в школах с английским уклоном. Потом Сана поехала в Англию, поступила в колледж по своему профилю. Училась в Сент-Мартинсе, сейчас у нее практика, после практики ее ждет еще год обучения.

Байгали с дочерьми: старшей Камилой и младшей Саной
Байгали с дочерьми: старшей Камилой и младшей Саной

Камила: Сент-Мартинс — один из самых лучших университетов мира в фэшн-направлении. Его окончили Стелла Маккартни, Джон Гальяно, Александр Маккуин. Сана у нас не дизайнер, ее курс называется Fashion Communication with Promotion и тесно связан с продвижением моды. Стажировалась она в Нью-Йорке, сама туда поехала, работала в нескольких компаниях.

Байгали: А у нашей Камилы интересная судьба (улыбается). В 15 лет мы отправили ее в Ирландию, в Дублин. До отъезда она год училась в Гнесинке по классу скрипки, затем в Дублине, в Королевской музыкальной академии.

Камила: В Дублине я училась в колледже для девочек. Мне обещали, что напротив будет католический колледж для мальчиков и у нас будут общие вечеринки, но это оказалось неправдой (смеется). Были только монахини и девушки, мои одноклассницы. Ирландия — католическая страна, и самые лучшие школы — с раздельным обучением. Потом проходила курс в Бирмингиме и Лондоне.

Я бросила скрипку после десяти лет занятий, поэтому долго не могла определиться с направлением. В итоге поступила на экономический факультет. Лондонская программа мне не понравилась и я вернулась в Москву. Здесь поступила на факультет логистики в Высшую школу экономики. С пятого курса я уже работала в крупной международной компании, был хороший рост. Правда, в этом году я решила уволиться, все-таки меня потянуло обратно в творческую среду, в которой я родилась.

Камила вместе с родителями
Камила вместе с родителями

Этой весной в Алматы и Астане я начала заниматься продвижением проекта TheatreHD. Главная его особенность — показ громких мировых театральных премьер на большом экране. У зрителей появилась возможность «посетить» Большой театр, Метрополитен-опера, шекспировский театр «Глобус», театр Young Vic и другие известные сцены мира. Изначально проект должен был продлиться до 30 июня, но у казахстанской аудитории он вызвал большой интерес, и его продлили до октября.

— Байгали, какими успехами дочерей Вы особенно гордитесь и любите рассказывать?

Байгали: Наша мама любит рассказывать об успехах дочерей.

Камила: А мы не разрешаем.

Байгали: Да, они не разрешают, но мама у нас любит похвалиться. Например, если Саночку похвалят или она устроится на работу, Сана все время говорит: «Мама, не говори никому, тихо, тихо» (улыбается).

Камила: Потому что мы переживаем: возможно, это что-то временное, а тут всем расскажешь, а в итоге не получится.

Камила с мамой
Камила с мамой

Байгали: Это у нас семейное, лучше тише и чтобы все работало, чем растрезвонить прежде времени.

В целом успехов у девочек много. Я всегда радовался, когда Камила играла на скрипке. Мне, как пианисту, трудно понять, как можно освоить этот очень сложный инструмент. У нее были большие успехи, я ходил на экзамены, всегда сидел и волновался больше, чем она.

Я помню, какой это стресс — сдавать экзамены. Мне порой снится, что я не сдал госэкзамен в консерватории. Может, потому что я всегда поздно приступал к подготовке (улыбается). Возможно, эти воспоминания тоже повлияли на наше решение, чтобы девочки прекратили занятия музыкой, особенно младшая. Было так жалко на нее смотреть, на эти мучения. И еще у меня друг сосед, очень веселый человек, он из Украины…

Камила: …его кухню и нашу детскую разделяла одна стенка, поэтому он всегда знал, когда мы занимались музыкой (улыбается). Он выходил утром на завтрак, а мы уже за инструментом.

Байгали: Он всегда говорил: «Зачем вы мучаете детей?». «Хватит издеваться над детьми» (смеются).

Кстати, это была его идея, что нужно получать образование за рубежом. Тогда это все только начиналось у нас в стране. Он порекомендовал, что нужно каким-то образом отправлять девочек учиться, чтобы они погрузились в среду, выучили язык, и чем раньше — тем лучше. В общем, в качестве первого космонавта мы отправили Камилу в 14 лет (улыбается).

Камила и Сана со знаменитым дедушкой Ермеком Серкебаевым
Камила и Сана со знаменитым дедушкой Ермеком Серкебаевым

— Камила, Ваш самый первый и ответственный переезд был в Москву. Сложно было привыкать к ритму мегаполиса?

Камила: В Москву мы приезжали дважды (смеется). В первый раз, когда было шесть. Тогда спустя полгода мама решила вернуться обратно в Алматы. Там были все близкие, остались родители и ей было сложно. Второй переезд был более осознанным, мне было 14, а Сане 9 лет.

На новом месте у меня не было особенных проблем с адаптацией, я сразу влилась в среду, и до сих пор у меня здесь друзья. Был один забавный случай — в Алматы я училась восемь лет в частном колледже Жании Аубакировой. Потом пошла в школу уже в Москве, и вот перед первым звонком папа давал мне наставления. А в то время у меня, как и у многих ребят, был сотовый телефон, обычный такой, черно-белый. И помню, папа меня напугал: «Когда захочешь позвонить домой, иди тихонько в туалет, свой телефон никому не показывай, тебя могут обмануть и украсть его, это общеобразовательная школа». В класс я зашла уже со спрятанным телефоном, смотрю по сторонам и вижу, что все ребята достают свои телефоны, а у них последние модели «самсунгов». И тогда я поняла: им мой телефон вообще не нужен. Я так его и продолжила прятать, но уже из других соображений (смеются).

Content image for: 486436

— Камила, о том, что Ваш папа знаменитый музыкант, Вы наверняка поняли еще с детства. Как Вы относились к частым отъездам отца?

Камила: Родители часто меня брали с собой на гастроли, мне было два-три годика. Помню частые вечера и даже ночи, мама с папой не боялись брать меня на концерты и творческие вcтречи. Здесь большая заслуга моей мамы, она правильно преподносила нам с сестренкой всю специфику работы папы. Мы с детства понимали, что папа известный, талантливый, публичный человек, которому необходимо радовать своих зрителей.

Байгали: Всегда, когда нам подобный вопрос задают, Володя Миклошич любит отвечать: «Есть профессии сложнее, чем у артистов. Например, капитан подводной лодки или космонавт». Помню, раньше были такие туры, когда мы еще работали с Розой (Рымбаевой — Прим. ред.), мы на два месяца могли уехать на Дальний Восток, а сейчас все артисты вылетают в основном на пару дней.

Content image for: 486436

— Распространено мнение о том, что дочь ближе к отцу, а сын, соответвенно, к маме. Камила, Вам близко это утверждение?

Камила: У моей сестренки Саны с мамой космическая связь, что-то неземное. С самого детства она от нее не отходила, ну и я тоже. Мы за ней, словно утята, бегали по всей квартире. И мне всегда говорили, что внешне я на папу больше похожа, я папина доча, а Сана на маму. Мне кажется, у меня никогда не было в детстве такой вот связи, как у нашей младшей с мамой. Хотя сейчас наоборот. В этом смысле я немного независимая.

Мама с папой — мои друзья, они всегда со мной разговаривали как со взрослым человеком. С малых лет предоставляли мне выбор. Мама объясняла, почему это хорошо, почему это плохо, и говорила: «Ты сама выбирай», и сейчас мне это очень помогает. Когда нужно прийти к решению важного вопроса, я по инерции включаю эту рассудительность.

Камила и Сана
Камила и Сана

Если требуется принятие совместного решения, то у нас собирается целый семейный совет. Мы начинаем кричать, у нас такая итальянская семья (улыбается). Все очень эмоциональны, у каждого свое мнение, и мы вот так можем часа два сидеть за столом — что-то очень громко обсуждать, кто-то может даже поплакать, потом посмеяться. Если со стороны за этим наблюдать, то происходит маленькое сумасшествие (смеется). Но в итоге мы способны успокоить друг друга и принять адекватное решение, которое всех устраивает.

— Байгали, чему должен уделять особое внимание папа в воспитании дочек?

Байгали: Самое главное, что должно радовать родителей, и это даже не обсуждается, — здоровье детей и, в целом, здоровье всех родных и близких. Поэтому нужно уделять много внимания этому моменту. И еще я всегда считал, что нужно дать хорошее образование дочкам, чтобы они были независимы, могли работать, прокормить себя. Безусловно, важно быть прекрасной женой и мамой, но я думаю для всего необходим правильный баланс. Я знаю, что Камила сейчас в поиске, и очень рад, что у нее такие замечательные идеи, проекты.

— Какие привычки, занятия, хобби у вас общие?

Камила: Мы любим спорт, я с детства фанат баскетбола, настольного тенниса, футбола. Если хороший день, мы можем с папой спокойно выйти поиграть. Я даже тут площадку выпросила — такой маленький стритбольный корт, куда приходят гости и мы их развлекаем. Сначала даем бешбармак, а потом говорим: «Давайте быстро на площадку, чтобы чуть-чуть растрясти съеденное». Мы ходим на концерты, в Москву часто приезжают хорошие группы, музыканты.

Content image for: 486436

Байгали: К спорту у нас общая любовь, я всю юность, детство играл в футбол. Даже хотел бросить музыку, чтобы стать футболистом, видимо, это тоже передалось Камиле. И потом, когда мы приезжаем в Майами, всегда идем на матч Miami Heats, это наша с Камилой традиция.

Камила: Еще у нас есть мечта, которую мы постоянно откладываем. Я занималась на скрипке 10 лет, и, несмотря на большой перерыв, у меня может вдруг проснуться желание что-нибудь сыграть. Особенно, если я сходила на концерт какого-нибудь замечательного скрипача или у меня ностальгия. И мне папа несколько лет назад предложил записать небольшое произведение для совместного исполнения перед гостями, в закрытом кругу для друзей. Я обещаю, что в ближайшее время мы обязательно воплотим нашу задумку.

Кроме того, сейчас я осознаю, что сцена для меня реализуется в другом качестве. У меня есть желание — с учетом моего организационного опыта, экономического образования и, конечно, любви к искусству, театру, кино — совместить все эти навыки. И тем самым поддерживать артистов, помогать им, организовывать совместные мероприятия.

Content image for: 486436

Есть проект, который пока на стадии разработки, мы делаем его совместно с другом семьи, музыкантом Эльдаром Сапараевым. Он известный виолончелист, родом из Казахстана, живет в Цюрихе. Эльдар начинает карьеру дирижера и у нас есть проект, связанный с классической симфонической музыкой и кино. Хочу сказать, что у нас не заканчиваются идеи на «Театре HD», есть множество проектов, которые я хотела бы реализовать в Казахстане. Есть совместные проекты с моим дядей Алмасом Серкебаевым (композитор, пианист, заслуженный деятель искусств РК, лауреат Государственной премии Казахстана — Прим. ред.). Он выдающийся композитор. В ближайшее время мы организуем концерты, на которых будет исполнена его музыка.

— И в завершение нашего разговора расскажите о традициях семьи Серкебаевых.

Байгали: У нас есть традиция, мы всегда готовим особенный для семьи салат. Это рецепт мамы Раушан, бабушки Камилы и Саны. Сулу Есеновна прекрасно делает этот салат. Готовится он очень просто — морковка, чеснок и майонез. И вот его всегда готовим, он полезен, улучшает аппетит и замечательно идет под беш (смеются).

Content image for: 486436

Камила: Когда мама готовит бешбармак…

Байгали: (перебивает) …когда мама все сделает сама: сходит в магазин, купит продукты, сделает тесто…

Камила: …да, да, встанет в девять утра (улыбается). Потом мы все к обеду подтягиваемся, как гости на праздник живота. И когда все гости собираются за столом, папа торжественно подает бешбармак. Перед этим обязательно, это кстати традиция, он нарезает мясо.

Байгали: Да, папа красиво берет нож, нарезает мясо, словно он все приготовил.

Камила: И все гости в восторге!

Фото: Фото: Сomode.kz