Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Рассылка
Подпишитесь на рассылку Леди Mail.Ru, чтобы быть в курсе главных новостей
25 февраля 2016 20:14

Сауле Сулейменова: «Я думала, мой папа — волшебник»

Находиться в художественной мастерской — уже волшебство, а тут еще и беседа с удивительными людьми — художницей Сауле Сулейменовой и ее отцом Тимуром Бимашевичем, президентом Союза дизайнеров Казахстана. Буквально десять минут, и попадаешь в плен интересных историй. Итого — три часа разговора об искусстве, художниках и архитекторах, старом Алматы и любви отца к дочери.
Сауле и Тимур Сулейменовы

Сауле: Я просто уверена, что искусство — это не игрушки, не украшения, не понты. Это настоящее. И совсем не обязательно придумывать что-то новое. Я подписываюсь под каждым словом словенского культуролога Славоя Жижека, который пошел на мусорную свалку и показал, что весь мусор, который мы же и производим, — это часть нашей жизни. Это и есть наша жизнь. И даже если мы предпочитаем отгородиться от него и не замечать, это не означает, что он исчезает из нашей жизни.

Когда мы любим человека, мы любим его целиком и полностью вместе со всеми недостатками и слабыми сторонами. Мы полностью принимаем его, это и называется любовью. Вот и попробуйте полюбить себя и свою природу со всеми отходами, говорит он. Тогда исчезнет потребность в экологии, которая сегодня в своей категоричности и фанатизме все больше походит на религию. Тогда и настанет гармония.

И я вот просто думаю: красота, она в чем? К примеру, красота в женщине — это же не обязательно голливудская улыбка, грудь и попа? Для маленького ребенка, который еще не мыслит стереотипами, самая красивая женщина на свете — его мама.
Сауле Сулейменова

Знаете, я недавно была на конференции TEDx и там нужно было выбрать бейдж с какой-нибудь формулировкой — «умный», «успешный» и так далее. Пока я ходила туда-сюда, моя дочь взяла для меня бейдж «красивая». Понимаете? Это вот так и бывает.

Красивое — это все вокруг. Все, что нужно, для того чтобы его увидеть, — поменять угол зрения. У нас сегодня столько визуальных впечатлений, особенно в интернете. Каждый день нам что-то втирают, куча людей навязывает мнение о том, что ценно, что красиво. Мы еще даже не подумали, а нам уже все объяснили, — что такое красота, любовь, счастье.

Тимур Бимашевич: Саулеша — она такая открытая, в ней — искренняя чистота. Она как белый лист, как лакмусовая бумага. Все, что я ни делаю — заказные работы, личные, в дизайне, в архитектуре, я всегда показываю ей. Нарисую что-то, тут же отсылаю ей по вотсапу, прошу посмотреть. Я делюсь с Саулешей всем, и мне очень важно услышать ее мнение. Точно так же я стараюсь воспринимать и ее. Я вижу все, что она делает, я чувствую и чую, откуда в ней эта энергия, и так мне нравится все это! В то же время мне страшно непонятна и удивительна энергия, которая в ней полыхает. А я уже как на этой картине — вот этот велосипед, а эта дорога — это Саулешина дорога в будущее (речь о картине Сауле Сулейменовой «Кыргызская пастораль»).

Сауле: Как красиво, пап! Я всегда обращаюсь к папе, мне очень важно, чтобы он поделился своим мнением. Недавно он уезжал, так я телефоны оборвала (смеется). А вообще даже мой муж может приревновать меня к отцу. Я его люблю безмерно. Он — волшебный человек. Я все детство была уверена, что мой папа — волшебник.

Он всегда рисовал. Папа — гениальный рисовальщик. И когда я была маленькая, я всегда сидела и смотрела за его рукой. Это было волшебство. А единственное, с чем управлялась хорошо я, это были ножницы.

Тимур Бимашевич: Саулеша наблюдала и была со мной в контакте. И не только со мной, но и с моей матушкой. Это была женщина, которая никогда не была спокойной, и вот та энергия, которая есть в Саулеше, — это бабушкины гены. У нее всегда были заняты руки, она творила. Она шила великолепные одеяла, и делала все это почти слепая (у нее было плохое зрение — около -18). Занималась она лоскутным шитьем, то, что у казахов называют ою өрнек, практически на ощупь. Мама обладала каким-то невероятным чутьем, знала тайну совершенства — равновесия фона и узора. Кстати, своим умением шить она спасала нас от голода — шила одеяла и продавала их.

А зрение мама потеряла, когда ей было около 30 лет. В тех поселениях, куда нас выгнали (за Алжиром), распространилась малярия. В те времена лечили ее хиной. Хины нам не досталось, выдали хинин. А от хинина люди слепнут.

Сауле: Теперь у всех Сулейменовых по женской линии есть проблемы со зрением. У папиных сестер, у меня, и у моей старшей дочери Суинбике.

Тимур Бимашевич: Так вот, садилась дочь рядом со мной за чертежный стол, а на нем — куча карандашей и фломастеров.

Сауле: Точно! Таких в Алматы было не найти. Вы знаете, у них была такая хорошая покрывающая способность. Как же я их любила!

Тимур Бимашевич: Я собирал всякие инструменты, и до сих пор у меня есть эта страшная страсть и жадность профессиональная (смеется).

Сауле: А какие папа дарил мне роскошные инструменты! Он всегда дарил то, о чем мечтаешь и думаешь, что это невозможно. На мое 16-летие подарил мне невероятный набор — в нем были пастель жирная, пастель сухая, набор акварельных красок, набор масляных, кисти для масла и для акварели, и бумага торшон, и картон. Мы до этого с подругой Алмушкой (казахстанская художница Алма Менлибаева, — прим. ред.) ходили по мастерским и выпрашивали у художников: дайте, что не жалко. А тут такой подарок! Это было невероятно.

В архитектурный я пошла следом за отцом. Он, кстати, не знал об этом, я тайком подала документы. Поступала уже довольно взрослой, мне было 20 лет. Мне друзья тогда говорили, если ты небезнадежная балбеска, выстоишь и доучишься до конца несмотря на то, что учеба там очень сложная.

Вообще, если посмотреть, архитектурное образование есть у многих прогрессивных людей. Вы знаете, что в группе Pink Floyd все — архитекторы? Квентин Тарантино, Макаревич, много режиссеров, музыкантов — по образованию архитекторы. Архитектурное образование учит мыслить пространственно.
Сауле Сулейменова

А пошла я поступать тайком, потому что боялась, что папа ругаться будет. И еще, на самом деле я не умела рисовать (и до сих пор не умею, живопись — это про то, что я думаю картинки, а не рисую). А на вступительных нужно было рисовать гипсовую голову. Мы украли с Алмушкой гипсовую голову из Жургеновки (кажется, это был Сократ), притащили ее домой и тренировались на ней. Алма меня учила рисовать.

А потом, когда я пришла сдавать экзамены, преподаватели — папины друзья, помогали мне как могли. Потому что у меня не было академического образования, меня выгнали из художественной школы со скандалом. Так вот, я сижу, рисую, а Алим Равильевич Сабитов проходит и говорит: «Здесь и здесь сделай потемней». Следом Войцеховский: «Вот здесь линию проведи».

Тимур Бимашевич: А темой для своей дипломной ты взяла темы моей основной работы.

Сауле: Мой отец 15 лет занимался Туркестаном, благоустройством территории вокруг мавзолея Ходжа Ахмета Яссауи. А тема моей дипломной работы — этномемориальный парк рядом с мавзолеем.

Тимур Бимашевич: Самым тяжелым было то, что она защищается, а я — председатель комиссии.

Сауле: Это был ужас. Мои одногруппники, когда узнали, что папа будет председателем комиссии, объявили мне бойкот. И в такой глухой психологической тишине я готовила свой проект. Все говорили, что это блат, а мне было так мерзко, потому что это была неправда.

Когда я вышла защищаться, папа просто встал и вышел. А потом я получила гран-при на Екатеринбургском конкурсе дипломных проектов. Я была так рада! Несмотря на все что обо мне говорили, я выиграла в конкурсе, в жюри которого был крутой японский архитектор Кунио Маекава.

В Алматы столько мест, которые ассоциируются у меня с детством. Когда я была маленькой, мне нравилось ходить вместе с папой и его друзьями-архитекторами в столовую Союза писателей «Каламгер». Это было целое шествие.

Вы знаете, что все архитекторы — невероятно красивые? Художники внешне не очень. А архитекторы — красивые и еще стильные. Вот идем мы, папа с друзьями одеты с иголочки (ни у кого в советское время не было джинсов, а у них были) — красота!
Сауле Сулейменова

А еще мое детство — это конечная остановка трамвая № 4, которая была около парка Горького. Мы там часто проходили вдоль Алматинки, направляясь в гости к папиным друзьям, коллегам и знакомым. Это был частный сектор и жили здесь в основном старожилы Алматы, и каждый такой поход был маленьким путешествием.

Тимур Бимашевич: Мои друзья и коллеги — Ратушный, Мухоботов, Володя Каноненко, Юрий Функаринео, Игорь Карагодин, Миша Рапопорт, Иткинд, Зальцман…

Сауле: Макум Кисаметдинов, Салехетдин Айтбаев — это вообще для меня счастье, что он был. Первую свою живописную работу я сделала в мастерской у Айтбаева в 16 лет. Я его нарисовала.

А еще у папы была квартира на Фурманова-Калинина. Красивая! Он ее сочинил из двухкомнатной, сделав трехкомнатную. Это пространство, которое на самом деле было маленькое, клетушечное, превратил в нечто невероятное!

Тимур Бимашевич: Мне еще тогда помогли друзья, которые приходили долбить вместе со мной стены. У нас была большая кухня и печь (тогда центрального отопления не было). Печку я разобрал, объединил кухню с одной из спален и вышло очень большое пространство.

Этот дом был одним из домов «лауреатников» (в них жили лауреаты). Получить там квартиру мне помог Олжас Сулейменов, он был активным и всего добивался. А я тогда был неудобен для власти и квартиру мне не давали. Когда замаячили квартиры для Союза писателей (Кунаев Олжасу очень помогал, коммунисты всегда пестовали писателей), Сулейменов придумал, чтобы я стал сотрудником Союза писателей. Так с легкой руки моего друга я стал художником аппарата художников Союза писателей (смеется). Я делал им настенные газеты, разрабатывал фасады, эмблемы. Кстати, я тогда сделал им барельеф с портретом Олжаса. Он тогда испугался и попросил немного завуалировать все, но его характерные движения я оставил (улыбается). Надо сходить посмотреть, кстати.

Сауле: Когда я окончила институт в 96-м году, попыталась поработать как архитектор. Не очень удачно вышло. И тогда я решила только рисовать, заниматься живописью.

Родителям было трудно понять, чем я занимаюсь. Это же страшно, что это такое — художник? Без зарплаты, без стабильного дохода.
Сауле Сулейменова

Но я, папа, помню, как на одной из моих первых выставок «Любовь и сила» в галерее «Улар» вы сказали: работай, если что, поддержим. Кстати, когда мы познакомились с Куанышем, моим будущим мужем, поняли, что оба были в одинаковой ситуации, сами того не подозревая. Только он в Актюбинске, а я здесь, в Алматы. Он точно так же решил не заниматься больше никакими делами, сосредоточившись на работе художника.

Тимур Бимашевич: У них есть талант. В ребенке распознать талант легко. Точнее, не распознать невозможно. Совсем другое — сделать так, чтобы он не потух. Очень многое дает среда, которая окружает ребенка. Удивительно же, что рядом с тобой, Сауле, твоя дочь Суинбике начала творить, искать.
Главное — это любовь. Другого быть ничего не может. Мне нравится, что Мединка (младшая дочь Сауле Сулейменовой и Куаныша Базаргалиева, — прим. ред.) придумала: вместе с Суинбике любой диалог они заканчивают словами «Аташка, я тебя люблю!» или «Папа, я тебя люблю!». Здорово же?

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
1
adevil.mk@gmail.com
Замечательная беседа с двумя интеллигентными, талантливыми людьми, особенно с отцом и дочерью. Как же могли такую умницу выгнать с художественной школы. Сауле желаю вам больших творческих успехов и чтобы ваши девочки также относились к вам, как вы относитесь к своему отцу.
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Горячие темы форума
Помогите, опытные женщины! Замужем 14 лет, дочери 11. До недавнего времени всё было прекрасно, дом полная чаша, крепкая семья, совместное времяпрепровождение и т.д. Но около 1.5 лет назад у мужа...
1130
Очередная глубочайшая статья на мейле про человеческую психологию. Не могла не пройти. Простите, мейл, но теперь вы будете читать мои темы вместо моих кратеньких комментариев под статьями, которые вы...
1005
Срочно исправляем!)))
553
Что-то реву сижу... Подбодрите кто-нибудь.. Со стороны, наверно, глупо всё выглядит.. А мне обидно до слёз.. Живу с мужчиной 2 месяца, мы оба взрослые люди, оба в разводе, у обоих есть дети: у меня...
368
Мне 62. Смогу ли найти любовницу лет 35-45? Я не богат, материально ощутимо помогать не смогу, разве что покупать иногда продукты. Если что-то починить, починю. Но куда-то возить, водить, одевать...
262
Услышал на почте когда стоял в очереди,разговор двух дам примерно 50+...вот одна другой говорила что у богатых мужчин красивые жёны,а у бедных они страшненькие.!Вы согласны с таким мнением?
197
Подпишитесь на нас
Рассылка Леди Mail.Ru