Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Рассылка
Подпишись на рассылку, чтобы всегда быть в хорошем настроении
Рассылка
Подпишись, и ты всегда будешь знать, чем порадовать свою семью и побаловать себя
Рассылка
Подпишись и узнай о себе больше!
5 июня 2017, Анна Теплицкая

Елизавета Боярская: «Муж никогда не скажет: «Иди занимайся домашними делами»

8 июня в прокат выходит фильм Карена Шахназарова «Анна Каренина. История Вронского», «длинную» версию которого весной показали на ТВ. Елизавета, сыгравшая главную роль в экранизации бессмертного романа Льва Толстого, рассказала редактору «Леди Mail.Ru» о кухонных посиделках с мужем, своем детстве и воспитании сына.

Об Анне Карениной

«Для меня принципиально было, чтобы Анна была сильной и неистовой. Безусловно, у каждого читателя своя Анна и, конечно, сколько бы актрис ни играли Анну, каждая будет неповторима. Я всегда видела Анну незаурядной, цельной, страстной, колоссального ума женщиной, с отсутствием полумер в своих чувствах и проявлениях.

Намного более весомой, значимой, взрослой, чем Вронский. Отсюда и их трагическое непонимание друг друга, ее чрезмерная, но справедливая требовательность и его растерянное непонимание, неумение нести ответственность в любви.

И мне, и Максиму во время подготовки проекта нужно было детально погрузиться в материал и максимально точно, назубок, знать все, что касается характеров, описаний, взаимоотношений. Мы этому посвятили огромное количество времени

У нас было, слава богу, полгода на подготовку, и мы все выписывали, проверяли, сверяли сценарий с романом. Естественно, изучали дневники Льва Николаевича, статьи Мережковского, Набокова, Бунина, даже какие-то институтские лекции. Важно было все это изучить и… забыть! Всем этим напитаться, погрузиться в материал, овладеть им, а потом — прожить здесь и сейчас данную конкретную сцену, конкретную ситуацию по живому, сиюминутному самочувствию и импульсу.

Так мы работаем в театре: репетируем, погружаемся в историю, материал, взаимоотношения, связи, мысли, посылы, в глобальные темы, которые раскрывает произведение, — все это долго-долго варится в голове. При этом ты осознаешь, не соглашаешься, споришь, принимаешь, отказываешься, а потом в какой-то момент перед выходом на сцену все сбрасываешь, чтобы выйти и просто сыграть. Но без проделанной работы внутри будет пустота, а так — весомость и осознанность. Поэтому очень важно, чтобы была возможность серьезной, основательной подготовки».

Об идее фильма

«Когда я прочитала сценарий, нестандартная идея завязки мне, с одной стороны, понравилась, так как просто делать очередную экранизацию не представляло большого интереса. А с другой стороны, завязка, как слишком смелый ход, вызвала у меня опасение: взрослый Вронский встречается с Сережей Карениным, рассказывает ему про мать, причем история основана на повести Викентия Вересаева «На японской войне»… Но сейчас, когда я посмотрела сериал (полный метр еще не видела), я убедилась, что это огромная удача, что у нас есть этот прием. Он органичен, заостряет фокус на треугольнике Анна — Вронский — Сережа, дает воздух истории, оправдывает то, что в ней нет ни Левина, ни Кити — ведь события вспоминает Вронский.

Мне очень нравится, что у нас яркий акцент сделан на любви Анны к сыну. Он очень важен. Самая страшная трагедия для Анны. «Только два существа на свете я люблю, Сережу и Алексея, и я не могу их соединить, а это одно мне и нужно, и если этого нет, то все равно, всё все равно», — говорит она.

Интересно, когда читала «Анну Каренину» в 16 лет, думала: «Какая молодец, она бросила мужа, сына, все ради любви». Сейчас, когда читаешь, когда уже сама мама, думаешь: «Господи, ну как она могла это сделать, какие силы в ней должны были быть, что это за демон увел ее из сознания для того, чтобы совершить такой поступок?»

О работе с мужем

«То, что мы с Максимом муж и жена, не имело фактически никакого значения, главное и определяющее — что просто он потрясающий партнер и артист. Я не могу себе представить никакого другого человека на его месте. Когда читала, рисовала себе именно такого Вронского.

Мы сыграли то, что разбирали дома, то, что сочиняли, придумывали и обговаривали с Кареном Георгиевичем

Я счастлива, что все получилось, что у нас были часы переговоренных разговоров… Каждый день репетировали сцену на завтра. Нам было так интересно!

Ведь, ну, какие у артиста могут быть радости? Кому-то кажется, что радость — это выходить на ковровую дорожку и ловить вспышки фотоаппарата в лицо. Но это лишь атрибуты. А предмет профессии, самое интересное, что есть в ней, — это воплощение роли и то, что идет перед ним, перед высказыванием, перед дублем.

Кухонные наши посиделки, баталии — это было самое интересное и самое животрепещущее».

О семье

«Я думаю, что не смогла бы жить с человеком из другой профессии. Точнее, из другой среды.

У меня очень много друзей художников, балетных, поэтов — творческих людей. Нам всегда есть о чем поговорить. Общие интересы, взгляды

И потом, жену-актрису не каждый мужчина может вынести. Это все-таки испытание: ей приходится играть романы то с одним, то со вторым, то с третьим, то с четвертым. Максим очень легко к этому относится, потому что это наша работа. Не придает этому значения, наоборот, мы стараемся максимально правдиво и искренне сыграть чувства к тому или иному партнеру и радуемся друг за друга, когда это удается. Плюс график: постоянные переезды, ночные репетиции — нормальный человек этого не перенесет. Скажет: «Что это за бред». Но мы оба артисты, мы друг друга только поддерживаем.

Когда я в очередной раз прихожу с ночной смены, Максим никогда не скажет: «Ну-ка, иди занимайся домашними делами». Он меня благополучно отправит высыпаться. Мы оба внутри профессии

Мы все друг про друга понимаем. И про сложности, и про переживания, и про сомнения, и про рефлексию. И в этом взаимопонимании очень легко жить».

О постоянных переездах из Москвы в Петербург

«Я очень быстро собираюсь. Примерно прикидываю, на сколько дней еду, и беру самые необходимые вещи. У меня есть какая-то часть гардероба и там, и здесь. Поэтому вещи я особо не таскаю. Просто беру то, что нужно для спектакля: косметика, книжки, ролевые тетради. То есть все, что в большей степени связано с работой.

Еще я опытный летун на большие расстояния: недавно мы ездили в Японию, потом в Китай. У меня есть специальные наборы для таких случаев: подушки, компрессионные носки, таблетки, разжижающие кровь. Перед полетом я выпиваю два литра воды, при предстоящей перемене часовых поясов — мелатонин, беру с собой крем, маску для лица

У меня все время в самолете расписано».

О театре

«Мне кажется, театр переживает сейчас какой-то бум. И это очень круто.

В театре сейчас есть все: и молодые режиссеры, и современная драматургия, и классические постановки. Очень много молодых лиц появляется и среди артистов, и среди режиссеров. А самое главное: появился новый, молодой зритель, проходит куча театральных фестивалей

Я надеюсь, наш сын увлечется театром рано или поздно. Театр — это необходимая терапия, необходимый институт. Естественный интеллектуальный досуг и увлечение интеллигентного человека».

О сыне

«Чему мне хочется научить сына? Мне хочется, чтобы он был честным перед собой и не боялся высказывать свое мнение, иметь свою позицию. Хочется, чтобы он был добрым человеком — это самое главное. Чтобы он умел протягивать руку помощи и был лишен предрассудков по поводу людей, которым не так просто приходится в жизни.

Захочет сын стать актером — пусть. Я не буду его ни подталкивать к этому, ни отговаривать. Профессия жестокая и очень несправедливая

Как правило, когда случаются интервью и журналисты разговаривают с артистами, они выбирают тех, которые представляют для них интерес. Далеко не каждый человек в профессии — такой. Огромное количество артистов выпускается каждый год из театральных студий, академий. Кто-то не работает в театре, кто-то работает, но не получает ролей, а актеры — люди амбициозные, им это очень тяжело пережить. Плюс востребованность — такая сиюминутная вещь, сегодня — все, завтра — ничего, в какой страшной нищете умирают многие наши известнейшие советские артисты. И вообще, век артиста недолог, потому что появятся молодые и заменят старшие поколения».

О детстве и своем характере

«Мне родители сразу сказали: «Хочешь быть нищей — иди в актрисы. Счастливый билет вытягивают единицы». Я не придала особого значения этому. Сказала: «Хочу». И пошла. Я была такой максималисткой.

Почему я сейчас оберегаю сына от внимания публики? Ребенка это очень утомляет и ограничивает. Дети и так не любят, когда их заставляют что-то делать: стихотворение читать или даже, не знаю, зубы чистить. А когда тебя еще заставляют что-то говорить на камеру, показывать, улыбаться — это ужасно раздражает, нервирует, огорчает, обижает

Я из детства помню: для меня было мукой, когда нас сажали в кадр с Сережей, чтобы мы участвовали в семейной передаче и что-то рассказывали. Помню, думала: «Господи… У меня же там игрушки! А я тут». Слышу: «А расскажи, а кем ты хочешь быть? Ты хочешь быть актрисой? А кого ты больше любишь, маму или папу?» Сижу, стесняюсь, зажимаюсь, злюсь, жду, когда меня отпустят.

Почему мне в итоге все-таки и правда захотелось стать актрисой? Не знаю. Гены? Как говорится, от осинки не родятся апельсинки. Я росла в такой среде, где у нас все время на кухне были посиделки и дым коромыслом. Операторы, артисты, режиссеры. Хоть я тогда от них бежала, не могу сказать, что я прямо с детства грезила профессией… Но я все равно в этом варилась.

В возрасте моего сына я презирала театр, терпеть не могла все, что с ним связано. Не понимала артистов, не понимала, что это вообще за странная профессия: взрослые люди вроде, а ведут себя, как дети

Ну, ходить в театры еще куда ни шло, смотреть спектакли… И то со скрипом, с натяжкой. А вот лет в 12—13 я стала интересоваться театром и бесконечно полюбила его.

Правда, я была ужасно долго закомплексованная, стеснительная, нераскрепощенная, хотя и занималась танцами, выступала. Но там все-таки в коллективе — не так страшно. А проявить себя мне было очень сложно.

В итоге я себя переборола. Как-то захотела (и мама меня подбодрила) и пошла в модельную школу. Это было очень модно в 00-е. В модельные школы брали и стар, и млад, и с двумя головами, и кого хочешь — и всем обещали быть успешными моделями, только деньги плати! Меня научили фотографироваться, ходить по подиуму, преподавали актерское мастерство, психологию, танец. Как ни странно, это сомнительное мероприятие придало мне уверенность в себе и приблизило к осознанию своего инстинктивного желания — быть на сцене».

интересное интервью? Поделитесь им с друзьями в соцсетях!
Вы подписались на рассылку.Отменить
Подписаться на рассылку
Горячие темы комьюнити
Добрый день! У моего мужа второй брак (я вторая жена), у меня же это первый брак. От первого брака у него есть ребёнок. Дело вот в чем, супруг ежемесячно перечисляет определеную сумму денежных...
723
а то некотрые все одеялко уже на себя перетянули... итак... как вам... всё... лохматая бошка, бардак дома, бомбический трикотаж, заляпаное грязное зеркало? мне худеть? отьедаццо? пойти на курсы...
543
Снова холостой
Александр Сергеевич
Ну вот и поигрались оба в семью, наигрались быстро... Начать что-то новое пока желания нет , так что Когда отпустит , тогда подумаю )))
392
Страх старости.
Евгения Литвина
Накипело товарищи женщины. Прочитала тему про то, рожать ли второго под 40 лет... однозначного ответа на данный вопрос у меня нет. Бадхерт случился у меня по другому поводу. Некоторые дамы позволили...
306
если бы он предложил расписаться через 18 лет совместной жизни. У нас трое детей. Зачем ему это? Я отказалась, а на душе противно.
204
В Москве сейчас стоит прекрасная погода, и вот, ушла я с работы пораньше ( типо отчеты отвезти в статистику), зашла в перекресток, купила там яйца и сыр, со скидкой естественно, и кошке неск...
182
История моих просмотров
СкрытьПоказать
Подпишитесь на нас
Рассылка Леди Mail.ru