Что бы сказали Фрейд, Есенин и другие исторические персоны о падении курса рубля

Главная тема для обсуждения последних дней — падение рубля. Все в ужасе и ждут худшего. А вот как бы на это отреагировали исторические персонажи.

Главная новость минувших дней — резкое падение курса рубля. Во всем виноваты очередные санкции, которые ввели власти США относительно некоторых руководителей ведущих предприятий России.

Как это все отразится на рядовых гражданах? Уже появились первые сообщения о грядущем повышении цен на одежду и продукты как минимум, да и все мы уже неприятным опытом научены, что вслед за падением курса рубля прежней зарплаты, которая индексироваться не собирается, начинает не хватать на то, к чему уже успел привыкнуть.

Интересно посмотреть, как отреагировали бы на подобные изменения исторические личности.

Николай Васильевич Гоголь: «Пойду сожгу второй том «Мертвых душ», и так не платят за труд, а с таким курсом вообще шансов нет. Не доставайся же ты никому!»
Content image for: 501205
Александр Пушкин: «А в ссылке в Михайловском мне все равно. Домашние огурчики под самогончик заходят неплохо».
Content image for: 501205

Королева Франции, которая правила в конце XVIII века, очень отрешенно отреагировала на сообщения о том, что ее народ голодает.

Ей приписывают фразу «Пусть едят бриоши» в ответ на сообщение о том, что ее народ голодает.

Если говорить современным языком, то Мария-Антуанетта ответила примерно: «Денег нет, но вы держитесь».

Сергей Есенин: «Напился с горя вчера, а сегодня понял, что на Руси и так все прекрасно: поехал в деревню, пожевал колосок, запил водочкой соседской, и никакой курс не важен».
Content image for: 501205

Петр I открыл окно в Европу. Так же быстро мог бы его и закрыть, если почувствовал угрозу со стороны Запада. Однако, судя по действиям Петра I, он скорее заставил бы свой народ потерпеть да подстроиться, чем перестал бы дружить с любимыми немцами и голландцами.

Льюис Кэрролл: «Подумать только, что из-за какой-то вещи можно так уменьшиться, что превратиться в ничто». (Кэрролл еще тогда знал, что можно сказать о рубле. — Прим. ред.) 
Сергей Довлатов: «Не так-то плохо в Америке, а я переживал. Спасибо, что выслали». 
Content image for: 501205

Лев Толстой жил в своей усадьбе, был хозяйственником. Сам, конечно, не трудился на поле. Но в подорожник, кажется, верил больше, чем в Бога или в правительство — ни то, ни другое не поможет так, как подорожник. 

Федор Достоевский: «Не такая уж дура Настасья Филипповна, что деньги сожгла. Скоро только на костер рубли и сгодятся».
Content image for: 501205

В своей пьесе «На дне» Максим Горький описал ночлежный дом для неимущих, в котором жили те, у кого не было средств. Говорят, что Горький списал образ этого весьма странного жилища с реального гостевого дома, в котором жили порядка 700 человек. Понятно, что все ютились буквально друг у друга на голове, но зато под крышей, а не на улице. А если учитывать, что Алексей Максимович (настоящее имя автора. — Прим. ред.) был прожженным патриотом и поддерживал практически все действия руководителей страны, то вполне мог бы призвать товарищей затянуть пояса и перетерпеть.