«Феминистки кажутся странными с традиционной точки зрения, но ведь это же не преступление, да?»

Довольно жесткий текст о том, что стоит быть добрее.

Про неформалов. Ну и да — про феминизм. Знаю, что некоторые уважаемые мужчины осуждают, доносились слухи. Но мне насрать, извините.

В начале моей жизненной главы под названием «Музыкальный неформализм» я был тоненьким парнем с вьющимися волосами. C 2000 по 2012 год я носил длинные волосы, кожу и казаки. Я опущу рассказ о том, что периодически рядом со мной останавливались тачки, и мужики приглашали подвезти, пока я им не отвечал хрипловатым от полутора пачек сигарет в сутки голосом — нет, спасибо, мужик, я как-нибудь сам.

Контент недоступен

Я не буду подробно описывать то, как раз в пару недель приходилось «пояснять за прикид» и, чтобы не выхватить, реально рассказывать что, как, почему, проявляя чудеса изворотливости и изобретательности в диалоге. Все это было порой довольно унизительно, потому что гопнички только и искали повод, чтоб ввернуть что-нибудь из серии «то есть ты нас не уважаешь», «значит, ты хочешь сказать, что наша русская музыка говно» или «ты считаешь, что спортивная одежда — это отстой», и наконец получить основание для выписывания люлей. В начале 2000-х нельзя было просто ходить в неформальном прикиде и всерьез считать, что до тебя никто не будет докапываться. Даже в Москве.

У меня было много друзей из неформального круга — металлистов, готов и толкиенистов. Я слышал много историй из их жизней, а также из жизней их друзей. В итоге я узнал много всякого: и фирменное «зубы на бордюр» и «снимай обувь и косуху и вали отсюда... Да нам пофиг, что по снегу и говну», и ритуальные остригание ножом или зажигалкой.

Content image for: 506877

Обычные побои, выбитые или даже вырванные пассатижами зубы, сорванные сережки я даже в расчет не беру. Бывали, естественно, истории и пострашнее — к примеру, изнасилование с последующим шрамированием лица ножом, чтобы помнила всегда, что у нее был шанс быть нормальной девочкой, а не шлюхой в коже. О таком говорили мало, никто не спешил делиться такими историями. Зато случаи, когда кого-то, например, вешали на фанатском футбольном шарфе, обсуждались широко. В некотором роде это внушало оптимизм и придавало сил, когда мирных толкиенистов, каждый четверг тусующих в «Нескучнике», а каждую субботу — в Царицыно, приходили месить районные гопники вперемешку с воннаби-скинами. Мы как бы понимали, что получить в торец за то, что ты живешь так, как считаешь правильным, — это еще по-божески.

В какой-то момент ты к этому привыкаешь — жить всегда на стреме. Привыкаешь к скачкам адреналина, узнаешь все ветки возможных диалогов со всеми типами придурков. По одежде, возрасту и первым фразам уже было ясно, надолго ли ты с этими чуваками, какой шанс выйти при своем и без физических повреждений, как примерно строить с ними диалог. Привыкать привыкаешь, а смириться не можешь. Потому что субъекты насилия — как бы не люди. И неформалы как бы не люди. И часто эти множества пересекались.

В 2012-м я понял, что длинные волосы выродились в крысиный хвостик, который я не мог забрать резинкой, потому что на макушке уверенно наметилась лысина, а волосы с других мест приходилось стричь чуть ли не в каре, потому что секлись. И в итоге я сделал стрижку в ближайшей парикмахерской — машинкой — и вышел в мир в образе человека с короткими волосами. А наметившийся уже года два как спортивный образ жизни изменил мои привычки в одежде, в которой от старого остались только узкие обтягивающие джинсы и тяжелые ботинки. Хотя кроссовки я люблю больше, а с ними косуху уже и не поносишь. Да и вообще быстро стало ясно не в теории, а на практике, что косуха очень отталкивала обычных «цивильных» людей. Народу ближе Вася гопник, чем волосатый чувак в кожаной куртке. Сюрпризом это не было, я все это понимал прекрасно и раньше, но одно дело понимать, а другое — ощутить на своей шкуре.

Content image for: 506877

Если с отношением гопоты и всяких элементов со дна общества к неформалам все понятно, то про отношение «нормальных» среднестатистических людей к ним я расскажу отдельно, потому что неформальные явления и субкультуры приходят и уходят, а ксенофобия остается. И в этом плане простые четкие пацаны из неблагополучных семей честнее, прямолинейнее, чем ханжи из «цивилов».

Читайте также
Психолог объяснила, как отличить флирт от харассмента
Психолог объяснила, как отличить флирт от харассмента
Специалисту потребовались всего лишь два карандаша и два кружка бумаги.

Несчетное количество раз я слышал, что я нормальный парень, только подстричь меня надо. Это говорили не только гопники в конце пояснений за прикид, которые иногда завершались совместными попойками. Но и преподы, когда ты отличался на экзаменах или пересдачах. И врачи на медкомиссиях, и менты в обезьянниках после часов мытарств в отделениях, и коллеги в курилках, и начальники, которые не хотели повышать зарплату. И кадровики, которые говорили, что мы вас примем, если вы сострижете вот это. И даже обычные вполне себе традиционные, а не неформальные девушки, которые иногда проявляли ко мне интерес. Что характерно, отказ с улыбкой на устах это делать и презрительное фырканье в ответ с их стороны не мешало им потом самим прыгать на шею. Это к вопросу о смерти человечества, если мужчины не будут проявлять инициативу... то есть распускать руки и немножечко поддавливать, уламывая на секс. Все будет хорошо.

Иначе говоря, в консервативном обществе всегда существует понятие «нормы», соответствие которой поощряется, а отход от нее карается осуждением, травлей и иногда чем похуже. На улице это были металлисты и панки, на дороге это мотоциклисты среди машин, в политике это оппозиция, в курении это вейп и айкос, в сексуальной сфере это ЛГБТ, а в социальной гендерной сфере это феминизм.

Content image for: 506877

Сейчас я живу в стране, где отвечать за базар, пояснять за прикид не надо ни в каком возрасте. Да и в РФ я со своим потасканным лицом и седым ежиком на башке вызываю мало вопросов у всяких сомнительных элементов, а когда задаю их сам, то мне, как правило, очень полно отвечают. Но последние полгода-год я будто окунулся во времена своей молодости, и не где-нибудь, а в уютном фейсбучике. Оно понятно, почему — люди в базе своей не меняются. А приступы ксенофобии случаются не только по внешним проявлениям, но и по мировоззрению.

Читайте также
5 комплексов, навязанных женщинам искусственно
5 комплексов, навязанных женщинам искусственно
Это не про целлюлит и замужество... Впрочем, почему нет? Наш колумнист Юлия Верклова полагает, что единственный надежный способ избавиться от комплексов — обзавестись другими.

Вот, например, мне в голову вживилась фемоптика. «Я ничего не делал — она сама»©. Я больше не могу видеть вещи такими, какими я их видел еще год назад. Это не значит, что я вдруг забыл, как работает все в традиционной парадигме, хотя я всегда был несколько в стороне от нее. Просто оно теперь все объемное. И то, что было в глубине, закрытое фронтальной плоскостью, теперь режет глаза. И развидеть это уже нельзя.

Весь мой жизненный опыт повернулся, с аккуратным щелчком встав на новое место. И теперь на меня, как из рога изобилия, льются объемные воспоминания. Странные поступки становятся понятными, мотивация отдельных людей становится прозрачной, отношения между мужчинами и женщинами раскладываются сразу в трех плоскостях, и становится видно, насколько важны факторы не только интеллекта, но и критического мышления, а также способности честно вести диалог с собой и партнером без этого вот «мужик должен» и «баба должна», хотя бы потому что в разных культурах эти «должны» различаются. Я в очередной раз увидел — теперь в сфере обсуждения гендеров, — что свет клином не сходится на том, что нам говорит общество и скармливает под соусом «так принято». Что можно выйти за рамки системы и жить счастливо, не трахая мозг ни себе, ни партнерше.

Все дело в том, что фемоптика — это расширение традиционного взгляда на устройство общества. Феминистки лучше «нормальных мужиков»© понимают, по каким законам функционирует патриархальное общество, психология «нормальных» мужчин и женщин, взаимоотношение с ними государства и общества. И все это потому, что каждая феминистка была там, была традиционной «нормальной» женщиной, которую воспитывали принцессой, учили срать фиалками, не драться, быть приличной и удобной. И они видят проблемы, которое патриархальное общество или не хочет видеть, или не может — ни видеть, ни решить.

Content image for: 506877

И вот ты такой в новом неформальном фемоптическом прикиде выходишь на улицу — в русскоязычный интернет, где люди если и носят маски, то только любимые, в которых они хотели бы жить в обычной жизни, но ссыкотно... И будто садишься в машину времени и переносишься на 15 лет назад. В деревни провели оптоволокно. И снова, как наяву, видишь помятые молодые лица, которые просят попрыгать, обосновать почему «Металица» круче Круга и которые говорят, что если ты не слушаешь «Ме как ее талику» и носишь косуху и длинные волосы, то ты точно голубой, и сейчас мы тебе прочистим дымоход. Потому что других металлических банд они не знают.

Читайте также
5 мифов о сексуальном насилии: жертвой может стать любая
5 мифов о сексуальном насилии: жертвой может стать любая
В среднем одна из каждых пяти женщин когда-либо подвергалась сексуальному насилию. Однако до сих пор существует множество ложных представлений о том, как надо вести себя в таких ситуациях, и о том, что к таким ситуациям приводит.

Читая очередной псевдоинтеллектуальный высер саратовской дешевой копии Темы Л. в стиле «Не надо иметь никаких дел с феминистками», сводки новостей о владивосточном крестовом походе по виноваченью жертв насилия, которая сама пошла в ресторан, или еще одну пачку комментариев в стиле «Фемки истерички гыгы лол, я пришел эта, потроллить этих как иво эмансипированных», я вижу тех же самых гопников или «цивилов», которые довольно агрессивно не понимают, почему нельзя, как все, носить нормальные стрижки, одежду и слушать хорошую музыку, которую слушают все. Которые не понимают этого не тихо и про себя, а громко вслух, с предъявами в формате: «Ты меня не уважаешь, что ли?»

В какой-то момент ты к этому привыкаешь. Узнаешь все ветки возможных диалогов со всеми типами придурков. По аватаре, постам и первым фразам уже становится ясно, надолго ли ты с этими чуваками в комментах, какой шанс выйти при своем и без физических повреждений, как примерно строить с ними диалог. Привыкать — привыкаешь, а смириться не можешь.

Потому что все то же самое опять — неформалы как бы не люди. А феминизм — это неформальное течение нового времени, течение, которое сделает мир чуточку лучше. И пусть феминистки кажутся странными с традиционной точки зрения, но ведь это же не преступление, да? Тем более что они не нарушают закон, а хотят сделать так, чтобы его соблюдали, чтобы он работал, чтобы заявления подавали не 5%, а все жертвы изнасилований и домашних побоев и чтобы принимались не 20% от поданных, а все. И еще лучше — чтобы дома женщин не били, чтобы их не насиловали и не обвиняли в том, что сама виновата, а то видишь как вырядилась и в ресторан пошла. Вот такие они плохие, да? И да, они не только говорят, но и делают.

Content image for: 506877

Ведь никто же не будет спорить с тем, что человек в другой одежде или с мировоззрением все равно человек, и что он тоже хочет, чтобы его права соблюдались? Ведь никто не будет спорить с тем, что эти права должны соблюдаться, особенно если УК нам как бы намекает на это. Никто в здравом уме с этим не спорит вроде бы даже. А потом очень часто всплывает жирное «НО». Это вот то самое «Ты хороший человек, только вот это состриги, вот это вынь, вот это перестань слушать и вот это сними», перешедшее в «Ты хороший человек, только выбрось из головы эту феминистическу истерию».

И как бы опять получается, что мы вернулись к тому же, что было: неформализм все так же дает индульгенцию на насилие представителям «нормального» большинства. Это значит, что традиционным патриархальным обществом не считается оскорбительным назвать феминистку тупой истеричной дурой, потому что эти типа как правда, а вот заявления с отсылками на Росстат в формате «Каждая пятая женщина получала леща от партнера» вызывают смертельную обиду и общественное осуждение в формате «Не все же такие». И все это усугубляется тем, что феминизм борется с насилием над женщинами и ущемлением их прав. И потом уже как в старые добрые времена за право ходить как хочешь, когда хочешь и где хочешь.

У меня в читателях очень много умных образованных людей, которые не разделяют феминистического взгляда на вещи. Это нормально, это не преступление. Если вы дочитали до этого места, то я хочу вам пожелать выдержки и не мешать неформалам бороться за свои права и права других людей. Потому что они тоже люди и потому что они борются за то, что у вас уже есть. Если вы узнали себя и вам не понравилось, то я хочу опять же пожелать вам выдержки и еще воздержаться от требований пояснить за прикид и ответить за базар, когда вы говорите с феминисткой. Она сможет. А если не сможет, то это не значит, что феминизм плохой или неправ. Это значит, что вы плохо поговорили и послушали. И если вам действительно интересен вопрос, идите в Гугл. Не мешайте людям жить так, как они хотят, особенно если «как они хотят» — это про сделать жизнь лучше не только для женщин, но и даже для мужчин.

А если вы дочитали до этого абзаца, узнали себя и вас триггернуло, то давайте обнимемся. В конце концов все будет хорошо. В крайнем случае — плохо.