Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Рассылка
Подпишись на рассылку, чтобы всегда знать, как поднять себе настроение
Рассылка
Подпишись, и ты всегда будешь знать, чем порадовать свою семью и побаловать себя
Рассылка
Подпишись на свой личный гороскоп, и заряд позитива на каждый день тебе обеспечен!
5 февраля 2019, , Источник: Lenta.Ru

Безумно богатые азиаты: как весь мир полюбил Китай и при чем тут Ив Сен-Лоран

5 февраля в Китае отмечают главный праздник — наступление весны по лунному календарю. Именно этот день для китайцев является настоящим началом года. Тем, кто хочет провести его счастливо, богато и беспечно, советуют нарядиться в одежду золотых или красных оттенков.

Лучше всего выбрать что-то традиционно-китайское, или хотя бы найти в своем гардеробе воротник-стойку, сережки с узорными узелками или прихватить с собой за праздничный стол веер с цветами и птицами. Вспоминаем, как китайские традиции в одежде приживались на Западе, а затем завоевывали сердца кутюрье и их поклонников.

Желание одеть себя в одежду Made in China для европейских модниц не ново. Оно обуяло их еще три столетия назад. Тогда, правда, возможность одеться a la chinoiserie была далеко не у многих: «алиэкспресса» еще не было, а доставка занимала в лучшем случае полгода. Кроме того, в отличие от настоящего времени тогда надеть платье с причудливыми восточными орнаментами было доступно далеко не каждой желающей. В напоминание о временах, когда стиль шинуазри — в переводе с французского «китайщина» — был на пике европейской моды, нам остались картины Рембрандта и китайские чайные кабинеты в музеях.

Слева: «The New Necklace», 1910, William Paxton Справа: «White Roses», Charles Baugniet

Веком позже уже не только Китай, весь Восток завоевал умы стильных мира того времени. Однако когда европейцам открылось все огромное разнообразие дальне- и ближневосточных орнаментов, стили смешались, отличать японское кимоно от китайского ципао или индийского сари уже никто необходимым не считал. Тогда восточный стиль назвали более лаконично — ориентализм, от латинского «ориент» — Восток.

Вскоре в Европе решили, что ждать по нескольку месяцев доставки ткани или лакированного сундука из красного дерева не очень удобно, и начали создавать ориентализм на месте, своими руками. Так, к XX веку в Европе появились дизайнеры и модельеры, вдохновлявшиеся Востоком. В их интерпретации мода, пришедшая и исчезавшая на протяжении почти трехсот лет, вновь обрела жизнь. Тогда желание познать далекие уголки мира, проявить свой интерес через искусство не вызывало стыда у творцов, а у тех, кто наблюдал за ними, — желания обвинить в культурной экспроприации.

К ориентализму в своих коллекциях обращались многие именитые кутюрье, в их числе был сам Поль Пуаре — Пикассо высокой моды. Он обращался как к персидским и ближневосточным мотивам, так и к Дальнему Востоку. Его пальто «Конфуций» и вечерние платья, созданные по мотивам нарядов наложниц, произвели в 1920-х годах настоящий фурор. За Пуаре последовали и такие модные дома, как Babani, Lanvin, Dior, Balenciaga. Однако самым скандальным и запоминающимся «востоковедом» мира высокой моды XX века стал другой француз — Ив Сен-Лоран. Его увлечение было настолько грандиозным, что именно восточным коллекциям посвящен его главный музей в Париже.

Ив обращался и к Индии, и к Японии, и к Монголии, но самой запоминающейся в его коллекции была китайская тематика. Чего только стоил один аромат Opium («Опиум»), пожалуй, самый противоречивый и скандальный изо всех когда-либо выпущенных.

Молодой дизайнер был в восторге от всего, что было связано с Китаем. Несмотря на то что в Поднебесной он не побывал ни разу до выпуска коллекции, а вдохновение черпал из книг, с первого взгляда можно понять, что он знал, о чем шил.

Слева: рисунки Ива Сен-Лорана, музей Ива Сен-Лорана в Париже. Фото: Софья Мельничук / Музей Ива Сен-Лорана Справа: Ив Сен-Лоран в Пекине. Фото: Софья Мельничук / Музей Ива Сен-Лорана

Пагоды, фонарики и рисовые блинчики

Начал Ив Сен-Лоран весьма скромно. Единственным намеком на Китай в коллекции осень-зима 1969 было ожерелье. Три красных диска с отверстиями в середине, через которые был протянут черный шнур. Тогда украшение дополняло черную кофту-джерси с коротким рукавом. Спустя год в коллекции осень-зима haute couture появилось больше намеков на китайщину: ботинки, шляпы и накидки с мехом. На некоторых моделях уже была видна цветная вышивка бабочек и цветов, а воротники напоминали халаты ципао, которые носили шанхайские дамы в начале века.

В полной мере проявить свою увлеченность Китаем Сен-Лоран смог лишь в 1977 году. Тогда он представил одну из самых запоминающихся в истории моды коллекцию из 132 предметов гардероба и украшений. Тогда в «Библии» коллекции (так называли книгу, в которой была собрана информация о каждом образе — цвета, материалы, модель) появились особые китайские названия: «китайская шляпа», «китайский бант», «пагода», «фонарик», «драконий шелк», «рисовый блинчик» и тому подобные.

«Гвоздем коллекции» стал «номер 86»: куртка-накидка с плечиками в форме крыши пагоды, расшитая золотыми узорами, с лисьим мехом на рукавах. К образу прилагались черные шелковые бархатные брюки и золотые кожаные перчатки. На голове вместо шляпы был виниловый черный бант. В таком наряде женщина походила на отважную воительницу.

В новой коллекции Ива, в отличие от предыдущей, кстати, посвященной России, преобладали свободные формы и широкие рукава. Знатоки китайских традиционных нарядов, глядя на коллекцию, сразу узнают китайские куртки-халаты ао, которые были особенно популярны во времена династии Хань. Однако вместо юбок ао дополняли брюки прямого кроя. Из классических китайских форм Сен-Лоран также позаимствовал асимметричные туники с запахом и пуговицами по бокам. Отличалось лишь то, что запах у приличных китаянок был слева направо, а не наоборот, как в интерпретации кутюрье.

Другими отличительными чертами были воротнички-стойки и конусовидные шляпы, которые носили рабочие на рисовых полях. Они стали своего рода маркером коллекции и сменили тюрбаны, которыми Сен-Лоран увлекся годом ранее.

Слева: украшения коллекции Les Chinoises. Фото: Софья Мельничук / Музей Ива Сен-Лорана Справа: украшения коллекции Les Chinoises. Фото: Софья Мельничук / Музей Ива Сен-Лорана

Что касалось цветов, модельер отдал предпочтение китайской классике: золотому, черному и красному, правда, красный у него был более рыжеватого, охрового оттенка. Для китайцев красный традиционно — цвет счастья и торжества: это главный цвет нового года и свадеб. Желтый или золотой символизировал власть, а черный — ученость и мудрость. Его в костюмах, как правило, не использовали, роль темного оттенка исполнял насыщенный зелено-голубой.

Другой хит сезона — фиолетовый — вообще появился в Китае довольно поздно, в середине XIX века. В моду его ввела вдовствующая императрица маньчжурской династии Цин Цыси, по крайней мере так гласит легенда.

Модельеру удалось передать экзотику и сложность китайского костюма. Вышивка, узорные пуговицы, аксессуары, все это неотличимо от экспонатов в музее истории. В то же время Сен-Лорану удалось интерпретировать наряды китайских дам так, что они пришлись по душе самым искушенным, современным и привередливым европейкам.

Главными источниками вдохновения для модельера были вышивки и росписи. Причем в ход шли не только наряды китайских наложниц и императриц. Формы и расцветки заимствовались у ваз, картин, ширм и даже мебели и предметов декора.

Опиум для народа

Во время загрузки произошла ошибка.

Самым скандальным модным явлением не только 1970-х, но и, пожалуй, всех времен, стал парфюм «Опиум». Названный в честь наркотика, с помощью которого британцы в XIX веке чуть не поработили Китай и из-за которого дважды произошли разрушительные для страны Опиумные войны, аромат стал объектом всеобщих возмущений и даже протестных акций.

Для Ива «Опиум» стал апогеем коллекции. Запуск аромата был более чем грандиозным. 20 сентября 1978 года 800 гостей поднялись на борт корабля «Пекин», пришвартованного в одном из портов Манхэттена. Судно было украшено в цвета аромата — красный, золотой и фиолетовый, а на мачте реял флаг с именем Ива Сен-Лорана.

Отправлявшийся в опиумный круиз корабль был настоящим островом экзотики: орхидеи, стебли бамбука, красные фонари, модели в туалетах восточной коллекции охраняли хозяина вечеринки, будто китайские терракотовые воины на страже императора. В разгар вечера гостей ждали залпы 70 тысяч фейерверков. В конце зрелища в небе над Манхэттеном появился мерцающий логотип YSL.

Это был триумф. Вскоре все женщины планеты мечтали «подсесть» на «Опиум» от Ива Сен-Лорана. Однако для самого модельера создание идеального аромата обернулось безумием. Стремясь увенчать коллекцию «Опиумом», Сен-Лоран начал страдать от нервных расстройств, депрессии и даже был вынужден проходить лечение.

Само название далось Иву нелегко, и было на самом деле зашифрованным кодом. O.P.I.U.M.:
О — orgasm, оргазм, единение реального с потусторонним;
Р — prayer, молитва, «подношение, религия, алтарь, благодать, Абсолют»;
I — illumination, озарение, мечты, которые претворяются в жизнь;
U — unique, уникальность: «Ив Сен Лоран и есть Опиум»;
M — mystery, таинство, «которое является плодом моего воображения и самых личных чувств, которые я отражаю в своей работе», говорил сам Сен Лоран.

В «Опиум» Ив вложил первобытное значение парфюма. Для него он был магической священной водой, наделенной потусторонней силой, потом богов, как считали в древности.

Для модельера это были не просто духи. В «Опиум» он вложил отчаянное стремление познать таинственность и элегантность Востока, аромат был тиарой его работы, «вспышкой, катаклизмом, оргазмом», как писали критики. В то же время аромат для Ива так и оставался незаконченным, неидеальным и неполным.

Рекламная кампания аромата Opium Фото: рекламная кампания Yves Saint Laurent

На момент выхода восточной коллекции Иву Сен-Лорану было 40 лет. О своем произведении он говорил: «Не знаю, лучшая ли это моя коллекция, но определенно, самая красивая». Тогда же он рассказал журналу Vogue, что находится на пике своей креативности. Двадцать лет работы привели его к центру лабиринта, в котором он изучал свой творческий потенциал. В своей работе он вышел за пределы возможного и обратился к неизведанному. Такой миру моды запомнилась мечта Ива Сен-Лорана о Востоке в коллекции Les Chinoises и таким экстравагантным и выходящим за рамки запомнился ему сам Ив.

А тут читай модную азбуку о Маноло Бланике и Джанни Версаче от А до Я.

 

Вы подписались на рассылку.Отменить
Подписаться на рассылку
Эту статью пока никто не прокомментировал. Будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Вы не ввели текст комментария
Вы не ввели текст комментария
Горячие темы комьюнити
Мой сын несколько лет тому назад развелся (по инициативе бывшей жены), его дочь оставили с матерью,хотя девочка хотела остаться с отцом. Она была, что называется, папина дочка. Но внучке было только...
847
Действительно ли о мужчине судят по женщине которая рядом с ним?
343
Вот смотрите что одна пишет : "Я из той породы леди которые ищут отношения!Именно семью и брак. 2 ВО ведущих ВУЗов Москвы, нет вредных привычек , занимаюсь спортом , есть свое дело в котором...
304
Встречаюсь с мужчиной 3 месяца, в целом отношения хорошие, меня устраивают. Одно НО: я не понимаю его отношения к общим тратам/ тратам на меня. Ибо он может попросить разделить счет в ресторане, но...
287
Имеется в виду официальном, или хотя бы гражданском
239
Удовольствия по-пенсионерски
Наталья Рыбальченко
Я, конечно, знала, что на пенсию интим не выходит, но сцена в аптеке сегодня удивила. Бабушка 60+ в то время, когда ее ровесницы стоят с длинным списком лекарств, выяснила у провизорши какой...
216
История моих просмотров
СкрытьПоказать
Подпишитесь на нас
Рассылка Леди Mail.ru