Бывшая любовница Хуана Карлоса — о непростых отношениях с испанским монархом и королевской разведкой

Коринна цу Сайн-Витгенштейн рассказала о многомиллионном подарке бывшего испанского короля Хуана Карлоса, о преследовании испанских спецслужб и о том самом слоне, который все испортил.

Прежде чем читать материал, посмотри на звездных мужчин, которые выбрали себе спутниц старше себя.

Slide image for gallery: 13584 | Джейсон Момоа. Актер, который стал известен после роли Кхала Дрого в «Игре престолов», уже давно забыл о том, что значит крутить романы со своими ровесницами. Все дело в том, что с 2017 года Момоа женат на Лизе Боне, актрис
Slide image for gallery: 13584 | Сегодня Джейсону 40, а Лизе уже 52 — известно, что в прошлом она была замужем за музыкантом Ленни Кравицем. Она мать Зои Кравиц, которая сегодня активно снимается в кино. Фото: legion-media.ru
Slide image for gallery: 13584 | Хью Джекман. Актер, который раньше крутил романы с молодыми, в 1996 году женился на актрисе Деборе-Ли Фернесс. Фото: legion-media.ru
Slide image for gallery: 13584 | Она старше Хью на 13 лет, но это не мешает паре создавать впечатление абсолютно счастливых людей. Возможно, их сближают общие австралийские корни. Фото: legion-media.ru
Slide image for gallery: 14020 | Фото: legion-media.ru
Slide image for gallery: 13584 | Ради супруга она бросила кинокарьеру, родила ему двоих детей и сидит дома. Может быть, именно это и нужно мужчинам, которые понимают, что в молодых дамах такой усидчивости и самопожертвования им не найти? Фото: legion-media
Slide image for gallery: 13584 | Евгений Плющенко. 2-кратный олимпийский чемпион после первого неудачного брака решил, что взрослые женщины более привлекательны. И выбрал продюсера Яну Рудковскую, которая старше его на семь лет. Звездная пара официально за
Slide image for gallery: 13584 | Долгое время они олицетворяли собой идеальную пару. Но в последнее время есть ощущение, что любовную лодку штормит. Сама Яна призналась, что у них с Евгением совершенно разные темпераменты: он домосед, а она нет. Фото: pers
Slide image for gallery: 13584 | Курт Рассел. В 70-е Рассел был отъявленным сердцеедом, которому приписывали бессчетное количество романов с молодыми актрисами и моделями в Голливуде. Фото: legion-media.ru
18

Любовь испанской нации к своему монарху пошла на спад еще в 2012 году, после его пресловутой охоты на слонов в Ботсване. Тогда на сафари с ним была его подруга Коринна цу Сайн-Витгенштейн.

Коринна родилась в Дании, а выросла в Германии. Теперь она имеет свой консалтинговый бизнес и работает бизнес-консультантом.

В эксклюзивном интервью Би-би-си она рассказала о многомиллионном подарке короля, о преследовании, которому она, по ее словам, подверглась со стороны испанских спецслужб, и о том самом слоне.

Собственно, о слоне Коринна цу Сайн-Витгенштейн говорила неохотно.

Хуан Карлос застрелил его 11 апреля 2012 года. СМИ сообщали, что животное было 50 лет от роду, весило пять тонн и имело бивни длиной больше метра.

Сайн-Витгенштейн сказала, что не может подтвердить эту информацию. «Понятия не имею», — oтветила она.

Да, она была на сафари вместе с королем, но находилась довольно далеко, когда был произведен выстрел.

«Я видела последствие [слоновью тушу], поскольку все отправились поглядеть, но ушла через пару минут. Я сама охотница, но никогда в жизни не убивала слона и не стану этого делать. Для меня тот опыт оказался довольно болезненным», — говорит она.

Хуан Карлос, GETTY IMAGES
Хуан Карлос, GETTY IMAGES

Сафари в Ботсване являлось подарком короля сыну Сайн-Витгенштейн к его 10-летию.

Король подружился с детьми своей любовницы в 2004—2009 годах, когда продолжались их отношения, о которых испанская публика тогда не знала. Официально Хуан Карлос с 1962 года состоит в браке с королевой Софией.

В начале августа нынешнего года Хуан Карлос, в 2014 году отрекшийся от престола в пользу сына Фелипе, уехал из страны на фоне обвинений в финансовой нечистоплотности. Позднее стало известно, что он перебрался в Абу-Даби.

Тайны мадридского двора. Как будущее монархии в Испании оказалось под вопросом из-за  сокровищ бывшего короля.

«Я не слишком стремилась в это путешествие, — рассказала Сайн-Витгенштейн. — Я видела, что король хотел бы восстановить отношения, и не желала подавать ему ложную надежду. Вообще, у меня были скверные предчувствия».

Как выяснилось, не зря. На закате 13 апреля, спустя два дня после того как был застрелен слон, король упал в своей роскошной палатке и сломал бедро.

После его возвращения в Мадрид СМИ накинулись на эту историю, как хищный лев на хрупкую газель.

О слоновьей охоте снова вспомнили, когда вскоре началось расследование дела о коррупции с участием зятя короля Иньяки Урдангарина, который до сих пор сидит в тюрьме.

Это было трудное время для Испании. Уровень безработицы достиг 23%.

После операции Хуан Карлос впервые предстал перед прессой в госпитале, опираясь на трость. Его спросили о самочувствии: «Я сожалею, — ответил он. — Я допустил ошибку. Больше такое не повторится».

До тех пор король считался выше всякой критики из-за той положительной роли, которую он сыграл в тяжелой кровавой испанской истории.

Возглавив государство в 1975 году после смерти диктатора Франсиско Франко, он успешно осуществил переход к демократии и своими действиями сорвал попытку военного переворота в 1981 году.

GETTY IMAGES
GETTY IMAGES

Но сафари в Ботсване нанесло непоправимый ущерб репутации некогда весьма популярного монарха.

«Кризис разразился, поскольку совпало сразу несколько неблагоприятных факторов», — считает бывший редактор правой монархической газеты АВС Хосе Антонио Сарсалехос.

«Во-первых, короля уличили в супружеской неверности. Во-вторых, в разгар экономического кризиса он отправился в очень дорогой тур, который неизвестно кто оплатил. В-третьих, поехал в страну, с которой у Испании не было дипломатических отношений, следовательно, несколько дней не был на связи с правительством. Все вместе оставило очень неприятный осадок», — полагает журналист.

Король и цу Сайн-Витгенштейн познакомились в феврале 2004 года — также на охоте.

«У него возникла какая-то проблема с ружьем. А я неплохо в этом разбираюсь, и сумела ему помочь. Мне показалось, он весьма удивился», — рассказывает она.

Отношения развивались медленно.

Коринна цу Сайн-Витгенштейн, GETTY IMAGES
Коринна цу Сайн-Витгенштейн, GETTY IMAGES

«Несколько месяцев мы общались только по телефону. Первое свидание произошло в начале лета. Мы всегда много смеялись. Мы нашли много общих интересов: политика, история, вкусная еда, вина», — рассказывает женщина.

«Я тогда жила в Лондоне и только начинала свой консалтинговый бизнес. И одна воспитывала двоих детей. Мы встречались в Мадриде в маленьком домике на территории какого-то крупного владения и вместе путешествовали».

В какой-то момент Коринна цу Сайн-Витгенштейн спросила, как все это соотносится с браком Хуана Карлоса.

«Он ответил, что они с королевой представляют государство, но давно живут каждый своей жизнью. И еще рассказал, что недавно вышел из длившихся почти 20 лет отношений с женщиной, которая занимала важное место в его сердце».

Король и цу Сайн-Витгенштейн стали очень близки. Она познакомилась с его детьми и друзьями.

В 2009 году король неожиданно навестил отца своей подруги.

«Отец позвонил мне и сообщил, что король приезжал к нему повидаться. Он сказал отцу, что очень любит меня и намерен на мне жениться. Он добавил, что не может сделать это немедленно, но хочет, чтобы отец знал, насколько серьезно он ко мне относится».

Незадолго до этого, по словам цу Сайн-Витгенштейн, король действительно сделал ей предложение.

«Конечно, такой момент всегда волнует. Я была сильно влюблена в него. Одновременно я понимала — ведь я, в конце концов, политолог — это все будет очень сложно и может дестабилизировать монархию».

«Поэтому я никогда не подталкивала его, относилась к его словам как к демонстрации серьезности наших отношений».

Роман закончился в том же году.

Король и Коринна, GETTY IMAGES
Король и Коринна, GETTY IMAGES

«У отца обнаружили рак поджелудочной железы, — продолжает свой рассказ цу Сайн-Витгенштейн. — Жить ему оставалось несколько месяцев, и я решила провести их с ним, мы ведь были очень близки. К моему великому потрясению, сразу после похорон король признался мне, что уже три года находится в отношениях с другой женщиной».

По словам цу Сайн-Витгенштейн, она не сомневалась, что, кроме нее и, разумеется, королевы, у Хуана Карлоса больше никого не было.

«Я сразу и решительно дала понять, что не потерплю соперничества с другими женщинами. Мне казалось, что он жалел о случившемся, но для меня все было кончено».

Тем не менее они сохранили приятельские отношения — отчасти из-за дружбы Хуана Карлоса с детьми Коринны.

В конце 2009 года он позвонил и попросил о встрече.

«Он сказал, что у него плохие новости. В легком у него нашли опухоль, и он убежден, что она злокачественная. Он был напуган. Семья пока ничего не знает, добавил он».

«Я решила, что не могу оставить его одного в такую минуту и буду ему верным другом».

В 2010 году, ложась в клинику, Хуан Карлос попросил подругу побыть с ним.

«Ночь перед операцией я провела на кушетке рядом с его постелью, потому что он очень волновался. Но биопсия показала, что опухоль была доброкачественной».

Тут приехали королевские родственники.

«Какой-то не слишком вежливый служащий двора довольно бесцеремонно попросил меня удалиться, — рассказывает цу Сайн-Витгенштейн. — Когда королева поняла, насколько у нас все серьезно, обстановка сильно накалилась».

Даже после этого отношения продолжились, хотя теперь уже и чисто дружеские. «Он поправлялся после операции очень медленно, так что я время от времени прилетала в Мадрид, чтобы посмотреть, как он себя чувствует», — говорит цу Сайн-Витгенштейн.

Вернемся в 2012 год — к Ботсване, застреленному слону и сломанному бедру короля.

«До сих пор никто не знает, что это я фактически организовала его возвращение на родину. Никакого плана на случай ЧП не существовало», — рассказывает цу Сайн-Витгенштейн.

«Мы прилетели на частном самолете. Меня беспокоило, что король не в лучшей форме — с ним прибыли два врача. Так что я проявила предусмотрительность и задержала самолет. На меня свалилась большая ответственность. Ему нужна была операция, и я очень волновалась, довезу ли его домой живым».

История с сафари мгновенно сделалась медиасенсацией. Цу Сайн-Витгенштейн считает, что кто-то это спланировал.

«Я думаю, утечки начались бы независимо от несчастного случая. Скандалы, затрагивающие дочь и зятя короля, начались в конце 2011 года и привели в движение разные фракции в истеблишменте и монаршей семье. Во дворце имелись силы, стремившиеся приблизить отречение Хуана Карлоса», — говорит она.

Самолет прилетел в Мадрид из Ботсваны поздно вечером. Короля сразу увезли в клинику.

«С этого момента я все время чувствовала, что за мной плотно наблюдают», — рассказывает цу Сайн-Витгенштейн.

Цу Сайн-Витгенштейн утверждает, что после поездки в Африку она сделалась объектом нежеланного внимания Национальной разведки Испании (CNI). Первой целью якобы стала ее квартира в Монако.

«Кто-то побывал в моей квартире, пока я путешествовала. Охранная фирма сообщила, что с ними выходили на связь какие-то мои друзья из Испании. Я написала королю и спросила: «Кто были эти люди? Что вообще происходит?» Он ответил, что они должны были оградить меня от папарацци».

«Если он был озабочен моей безопасностью, почему не позвонил своему другу, принцу Монако Альберу (который является и моим старым другом), и не сказал: «У нас тут возникли кое-какие опасения — нельзя ли присмотреть за квартирой Коринны?»

По мнению цу Сайн-Витгенштейн, незваные гости из Испании искали в ее квартире какие-то документы, хотя она не может сказать, какие именно, и длилось все это несколько недель.

Во время деловой поездки в Бразилию, по словам цу Сайн-Витгенштейн, за ней следили. В ее другую квартиру в Швейцарии подкинули книгу о гибели принцессы Дианы.

Она также получила анонимное письмо: «Между Монако и Ниццей много тоннелей» — а принцесса Диана, как известно, погибла именно в тоннеле.

Наконец, как утверждает цу Сайн-Витгенштейн, в конце 2012 года ее навестил в Лондоне шеф испанской разведки Феликс Санс Рольдан.

«Он сказал, что его послал король, и я не должна ничего рассказывать прессе, в противном случае никто не поручится за мое здоровье и здоровье моих детей».

Феликс Санс Рольдан в разведке больше не работает. Би-би-си пыталась связаться с ним через его бывших коллег и через испанскую энергокомпанию Iberdrola, где он входит в наблюдательный совет, но не получила ответа на свои запросы.

Известно, что он был весьма близок с Хуаном Карлосом.

«Когда Феликса Санса назначили директором CNI, они очень сдружились — он полностью взял на себя защиту короля», — говорит Фернандо Руэда, эксперт по испанским спецслужбам из университета Виллануэвы.

«Он был не первым главой CNI, который говорил королю, что отношения с Коринной могут иметь весьма плохие последствия и что Коринне не следует доверять», — добавил он.

«Никто не может этого знать, — сказал Руэда в ответ на просьбу прокомментировать утверждения цу Сайн-Витгенштейн о запугивании. — Но я не удивлюсь, если это окажется правдой. Если разведка усматривает угрозу безопасности государства, она, конечно, использует все механизмы, чтобы заставить человека вернуть документы».

GETTY IMAGES
GETTY IMAGES

У себя на родине Хуан Карлос так и не избавился от «слоновьего проклятия». В 2014 году он отрекся от престола в пользу сына, ставшего королем Филиппом VI.

В качестве «почетного короля» экс-монарх продолжал исполнять многочисленные официальные обязанности и совершать поездки, особенно на Ближний Восток.

Именно его обширные связи в этом регионе вызвали пристальное внимание прокуроров.

Началось с откровений бывшего офицера испанской полиции, который записывал все свои разговоры с богатыми и знаменитыми персонами, включая цу Сайн-Витгенштейн. В 2018 году эти записи были опубликованы.

На одной из них шла речь о почетном короле, и женский голос говорил: «Откуда он берет деньги? Садится в самолет, летит в арабские страны и возвращается с чемоданом наличных — что-то около пяти миллионов. У него есть машинка для счета банкнот — я видела ее собственными глазами».

Коринна цу Сайн-Витгенштейн никогда не подтверждала, что это был ее голос. Но сенсационные разоблачения из этих аудиозаписей положили начало расследованиям — сперва в Швейцарии, затем в Испании.

В центре разбирательств находится сумма в 100 миллионов долларов, положенная в 2008 году покойным королем Саудовской Аравии на швейцарский счет, связанный с офшорным фондом в Панаме. Бенефициаром фонда являлся король Хуан Карлос.

Швейцарский прокурор ведет расследование в отношении трех человек, связанных с бывшим королем. Он пытается разобраться, нет ли какой-то связи между данной суммой и контрактом на строительство скоростной железной дороги в Саудовской Аравии, полученным через три года испанским консорциумом.

В Испании Верховный суд ведет расследование в отношении самого Хуана Карлоса. Правда, оно может затрагивать только события, имевшие место после 2014 года, когда он утратил королевский иммунитет.

В начале августа экс-монарх сделал сенсационное заявление, что уезжает из Испании. После двух недель гаданий о его местопребывании двор сообщил, что он поселился в Объединенных Арабских Эмиратах.

Но при чем тут Коринна цу Сайн-Витгенштейн?

Она — одна из той самой троицы, в отношении которой ведет расследование швейцарская прокуратура. Потому что в 2012 году, вскоре после поездки в Ботсвану, король Хуан Карлос перевел ей около 65 миллионов евро — почти все, что осталось от «саудовских» 100 миллионов долларов.

«Он беспокоился, что семья не посчитается с его волей, говорил, что хочет позаботиться обо мне, но мы не обсуждали конкретных сумм».

По словам цу Сайн-Витгенштейн, перевод пришел после проникновения неизвестных в ее квартиру в Монако и разговора с главой CNI в Лондоне.

Она полетела в Мадрид, чтобы поблагодарить короля, и он якобы сказал, что чувствует вину перед ней.

«Я думаю, он был шокирован, когда понял, под каким давлением очутился, и всю степень ущерба для его репутации».

Цу Сайн-Витгенштейн заявила швейцарскому прокурору, что король сделал ей подарок, потому что любил ее.

«Думаю, это было признание того, как много я для него значила, и как много значил для него мой сын. Это была признательность за мою заботу в самые трудные моменты его жизни».

Она настаивает, что король не пытался спрятать или отмыть деньги, передав их ей. Зато рассказывает, что в 2014 году он якобы потребовал их обратно.

«Он отчаянно пытался вернуть меня, а поняв, что этого не будет, сделался совершенно неуправляемым. Думаю, он сказал это в гневе. Он потом подтвердил, что фактически никогда не требовал эти деньги назад, и я не распоряжалась ими от его имени».

В Испании многомиллионный подарок бывшего короля своей любовнице вызвал негодование — особенно на фоне трудностей в связи с пандемией коронавируса, ударившей по Испании сильнее, чем по большинству европейских стран.

Иветт Торрент, молодой юрист из Барселоны, разместила онлайн-петицию с требованием передать эти деньги испанской системе здравоохранения, что было бы, по ее мнению, «самым справедливым делом». Ее подписали почти 250 тысяч человек.

Что говорит на это Коринна цу Сайн-Витгенштейн?

«Я бы предоставила это дело швейцарской прокуратуре. Не думаю, что давить на меня — верный путь. Меня крайне удивляет, что они сводят 40 лет работы семейного предприятия [испанской монархии] к одной персоне. И эта персона — я… Найдутся сотни других счетов в других юрисдикциях».

Читайте также
Знаменитые модели и их непохожие дочери: как они выглядят
Знаменитые модели и их непохожие дочери: как они выглядят
Спойлер: кто-то из дочек пошел по стопам матерей и стал также заниматься моделлингом.

Коринна цу Сайн-Витгенштейн приписывает повышенное внимание к ней и деньгам, полученным ею от Хуана Карлоса, продолжающимися зловредными происками испанской разведки CNI.

Она передала Би-би-си список связанных с ней инцидентов, имевших место в Соединенном Королевстве за последние несколько лет.

«Преследование не заканчивается, а только усиливается, — заявила она. — Мы поговорим обо всем этом на судебных слушаниях в Британии. Все факты давления на меня будут фигурировать в деле. Хуан Карлос будет ответчиком, но, вероятно, не единственным».

У Фернандо Руэды, эксперта по испанским спецслужбам, претензии цу Майн-Витгенштейн вызывают вопросы.

«Для испанской секретной службы не имеет никакого смысла запугивать ее в Британии, поскольку все уже стало достоянием гласности. Она просто пытается защититься, представляя себя в роли жертвы», — говорит он.

«Проблема Коринны в том, что ей самой грозит уголовное обвинение. Она должна объяснить и оправдать то, что владеет 60 миллионами евро. Хуана Карлоса, по испанским законам, нельзя привлечь к суду, а ее можно».

Несмотря на юридический переплет, в который она попала, цу Сайн-Витгенштейн говорит, что не жалеет о своих былых отношениях с королем в отставке.

«У меня нет сожалений по поводу моего романа с Хуаном Карлосом. Я питала к нему искренние чувства. Мне жаль, что это приняло такой оборот».

Еще читай:

Фото: GETTY IMAGES