«Я пережила насилие в 18 лет»: личная история певицы Перукуа

Рассказываем историю австралийской певицы.

Канун Нового года

Я пережила насилие в 18 лет. Так я лишилась девственности. В то время я находилась на юге Австралии — в городе Аделаида, и приехала на север к своей тете на каникулы.

Я решила встретить с ней новый 1988 год и заодно отпраздновать свой день рождения. Сойдя с автобуса 31 декабря, я увидела свою тетю и Макса — ее нового бойфренда. На вид ему было лет 40. Втроем мы решили отправиться на природу встречать Новый год. К моему приезду все было готово. Мы сели на лошадей и отправились в лес. Это было так романтично и, с другой стороны, волнительно. Моя тетя приготовила для меня сюрприз, и я с нетерпением ждала, чтобы узнать, что же это такое.

На певицу смотри в нашей галерее.

Slide image for gallery: 11454 | Перукуа
Slide image for gallery: 11454 | Перукуа
Slide image for gallery: 11454 | Перукуа
Slide image for gallery: 11454 | Перукуа
Slide image for gallery: 11454 | Перукуа
Slide image for gallery: 11454 | Перукуа
Slide image for gallery: 11454 | Перукуа
Slide image for gallery: 11454 | Перукуа
Slide image for gallery: 11454 | Перукуа
11

В некотором роде моя тетя была моим ментором и даже обладала даром ясновидения. Мы разбили палатки и оставили Макса заниматься обедом, а сами отправились в лес прогуляться, побыть вдвоем и поболтать. Я рассказала ей о проблемах с моей матерью — та хотела, чтобы я училась на психолога, но мои мечты были связаны с актерством.  На что тетя ответила: «Ты не будешь ни психологом, ни актрисой мюзиклов. Ты поступишь в консерваторию, затем поедешь в Сидней, добьешься успеха там, затем по всей стране, а потом переедешь в США, чтобы реализовать себя там». Таков был ее совет.

Учитывая, что у меня не было музыкального образования, ее предложение казалось абсурдным, но я доверяла ее интуиции и согласилась попробовать. На том мы и порешили и вернулись на место стоянки.

Было уже поздно, мы открыли шампанское и начали праздновать приближающуюся смену года. Мы много смеялись и шутили. И конечно, с радостью налегали на игристое…

В его словах было много мудрости. Мне было приятно его внимание, но не более того — ведь он встречался с моей тетей. Я видела в нем некое продолжение наставнической роли своей тети, поэтому с вниманием отнеслась к его словам. Я была просто ошарашена, когда ни с того ни с сего он повалил меня на землю, зажал рот и другой рукой задрал мою юбку. Я почувствовала острую режущую боль в паху, как будто в меня вошло раскаленное железо. Меня охватило какое-то оцепенение — я не могла ни дышать, ни кричать. Затем он просто ушел.

Стыд

Находясь в шоке от произошедшего, я не понимала, как дальше быть; в итоге, так как особенным выбором я не располагала, собралась с силами и пошла в свою палатку. Я чувствовала невероятный стыд, а еще унижение, ужас и ступор. Я была словно не своя, но совершенно не понимала, как себя вести. Я взяла на себя всю вину за произошедшее.

Я не знала, как рассказать об этом своей тете, да и стоило ли? Ведь это бы разрушило ее отношения с Максом.

Мы решили пожить в нашем палаточном городке еще две недели. Прошло несколько дней. И Макс сам решил за меня: говорить или нет тете. Как-то вечером он сказал, что он обсуждал эту тему с моей тетей и они пришли к тому, что заняться сексом втроем — это отличная идея. Я была обескуражена его наглостью, и не понимала, как реагировать. Также он добавил, что скажет мне, на какой день намечено это «торжественное событие». Увидев свою тетю и уединившись с ней, я рассказала ей об этом предложении. Как выяснилось, она не просто ничего не знала — сама идея показалась ей просто тошнотворной. И тогда я рассказала ей про изнасилование. Сначала она была в бешенстве. Она обвинила меня в том, что я совратила ее бойфренда за ее спиной. Что я просто захотела украсть у нее Макса, и теперь, когда меня замучила вина, призналась ей в содеянном.

Она выгнала Макса сразу же, но мы не дали делу официальный ход и не подали заявление в полицию… Мужчина был изгнан из жизни моей тети, а я со своей тяжелой ношей отправилась обратно в Аделаиду. Там я собрала вещи, поговорила со своей мамой, рассказав ей о своих планах поступления в консерваторию. И выслушала ее поток фраз, что у меня не получится, что она лишит меня материальной поддержки. Ее угрозы меня не остановили.

Решение было принято, и я отправилась за тридевять земель от дома готовиться к поступлению в консерваторию.

Жизнь с болью

О произошедшем в Новый год я решила поскорее забыть. Интуитивно я понимала, что мне тяжело находиться среди людей — травма пережитого насилия преследовала меня. Я сняла дом на окраине города, на природе, и все свободное время, которого у меня было немного, проводила в лесу. Мой день был расписан плотно: занятия с репетитором, и потом работа официанткой в роскошном французском ресторане. Моей зарплаты едва хватало на жизнь и оплату уроков с преподавателем, так что жила я скромно.

Большая часть моих знакомых была в Аделаиде, поэтому моя уединенность играла мне на руку. Я могла сфокусироваться на том, ради чего приехала в этот город, и набравшись смелости начать заглядывать в потаенные углы моего подсознания.

Однажды в письме подруге я вскользь упомянула о произошедшем в гостях у тети. В ответ я получила письмо, наполненное теплом и заботой. Она уверяла меня в том, что нельзя оставлять это событие в стороне, надо начать процесс исцеления пережитой травмы.

Контент недоступен

Первое, что она мне посоветовала, написать Максу письмо. Не обязательно отправлять его — важно выразить все, что накопилось на бумаге. Это был очень ценный совет. Я так и поступила — излила тяжесть переживаний, наверное, страниц на 7 или 8. Письмо я решила не отправлять, просто сожгла его и развеяла пепел. Что интересно, этот процесс запустил во мне желание полностью исцелить пережитый опыт — не просто перестать его чувствовать, а исцелить.

Интуитивно я знала, что голос человека обладает целительной силой, и мой, скорее всего, тоже. Уходя поглубже в лес, я импровизировала со своим голосом, давая ему возможность звучать тому, что я проживаю внутри. Это было очень необычное интуитивное «пение». Однако каждый раз я познавала глубже и глубже механику его работы, и, что самое главное, чувствовала себя заметно лучше после каждого такого сеанса.

Необычные практики

Постепенно я сформировала свой арсенал техник, включавший дыхательные упражнения, движения и голос. Каждый раз, уходя в лес, я делала свои практики и примерно через полгода обнаружила, что рубцы от пережитой травмы полностью рассосались.

Это было невероятным облегчением. Каким-то трансцендентным опытом, смысл которого я смогла осознать только через годы. Эти техники покоились во мне без дела, до тех пор, пока много лет спустя, я не начала работать с женщинами. Но это было уже после того как я выполнила все фрагменты мозаики моего будущего, которое предсказала мне моя тетя.

Позже эти практики легли в основу серии моих видеокурсов «Эмоциональное очищение». Вообще, этот опыт стал для меня одним из тех источников силы, которую я получила, не сломавшись под тяжестью пережитой боли. Мне удалось трансформировать его в максимально эффективные практики, которыми я делюсь с женщинами по всему миру.

С другой стороны, я рада, что это моя не единственная «компетенция». И я помогаю женщинам в разных состояниях. И да, наш мир далек от идеала: и в Австралии, и в США, и в Европе, множество женщин переживают тяжелейшие испытания — насилие лишь одна сторона медали.

Последние годы я довольно много провожу в России, у меня русский муж, и мне близка ваша страна по духу. Я проехала ее от Владивостока до Санкт-Петербурга. Работала с десятками тысяч женщин, и рада видеть, как моя поддержка всегда вовремя приходится тем, кто остро в ней нуждается.

С другой стороны, мне лестно видеть, как красиво раскрываются русские женщины в моих авторских практиках. Как они обретают свою природу, возвращают себе свою силу, свою способность чувственно и экстатично проживать жить, радоваться каждому ее дню. Я ценю и люблю жизнь, и наука проживать ее в счастье и любви — это тот дар, который я несу в мир.

Еще читай: