«Родственники говорят о возможном сглазе»: почему в моей семье разводятся все женщины

Маркетолог Мария Пелина отмечает странную закономерность в своей семье: все женщины – начиная с прапрабабушки – разводились и воспитывали детей самостоятельно.

Мои родители развелись. Родная сестра моей мамы тоже давно не в браке. Бабушка и прабабушка по материнской линии – та же история. Даже прапрабабушка, которую я не знала, воспитывала детей одна. Фото меня и моих родственниц в галерее:

Мария Пелина
мария пелина
Маркетолог Мария Пелина
Маркетолог Мария Пелина
7фотографий

Пожалуй, вполне ожидаемо, что в какой-то момент среди родственников начались разговоры о «плохой карме» и возможном сглазе, который действует уже несколько поколений. Меня же как современного человека больше интересовало, почему после расставаний с супругами женщины в моей семье не начали других отношений, не вышли замуж второй раз. А еще все они не смогли общаться с бывшими супругами. Я не говорю «нормально общаться» – вообще никак не смогли.

Прапрабабушка, оставшись одна, взвалила на себя весь груз и женских, и мужских обязанностей. Стала хранительницей очага, добытчиком и кормильцем. Это, безусловно, заслуживает уважения, но, к сожалению, так создается неправильная ролевая модель женщины в семье. Выходит, для детей ситуация, когда мама берет на себя функции обоих родителей, становится нормой.

Моя прабабушка Мария выросла именно на таком примере. Кстати, мне посчастливилось не просто застать ее при жизни, я проводила в ее компании много времени, помню рассказанные ею истории. Она очень рано вышла замуж. Еще и в паспорте добавила себе пару лет, чтобы взяли работать в тыл. В годы Великой Отечественной войны то не было редкостью: документы действительно многие правили сами, чуть ли не от руки. Война разлучила ее с моим прадедом. Однако в то время растить детей без мужчин были вынуждены почти все женщины.

Но после объявления о победе выживший прадед в прежнюю семью не вернулся. Начал новую жизнь в другом городе с другой семьей. Прабабушка воспитала двух дочерей сама. Перед смертью ее бывший муж остался один и вынужден был попроситься обратно – доживать. Он боролся с онкологией. Прабабушка пустила, поделив дом на две части: ни она, ни дети со своим отцом не общались, не смогли простить. Отношения с ним поддерживали только внуки.

А дальше, казалось бы, наступил момент, когда история поколений должна изменить ход. Бабушка – мама моей мамы – очень удачно вышла замуж. Ее муж был любящим и образованным мужчиной. Он работал ветеринаром, отлично знал и любил свое дело. Представьте: в селе у людей заболевает корова – единственная кормилица. Настоящая трагедия. Но приходит мой дед, выхаживает, спасает животное. Сельчане его боготворили и благодарили. Совершенно искренне и в лучших русских традициях – застольем. Алкоголь его и сгубил. Бабушка не смогла с этим мириться и приняла решение о разводе. Бывшие супруги больше не общались, дети – моя мама и тетя – с отцом не виделись.

Рассказывая о своей маме, не могу не сделать акцент на той самой неправильной ролевой модели женщины в семье. Она наблюдала ее долго и неоднократно и, конечно, впитывала. К тому же врачи в молодости поставили ей диагноз «бесплодие», что точно не добавило ее немного мужскому характеру мягкости.

К счастью, диагноз не помешал моему отцу жениться на маме. Вердикт врачей, как оказалось, не стал препятствием даже моему появлению на свет. Тут мог бы получиться счастливый финал. Но даже я считаю, что в квартире, где мы с родителями жили, было слишком много женщин из одной семьи: прабабушка, бабушка, мама. И всего один мужчина – мой отец – давление на последнего в таком случае стало критическим.

По этой ли причине или по другой, но папа изменил маме. Она узнала и не смогла простить. Очередной развод в нашей династии, очередная дочка без отца. Я видела его всего несколько раз, потом он эмигрировал в Израиль. Мама новых отношений не построила. Кстати, у родной сестры моей мамы личная жизнь тоже не сложилась. Она воспитывает ребенка одна.

Что касается меня, я развелась почти три года назад. Но уверена, моя история – не продолжение «семейной программы». Хотя, как и прапра-, прабабушка, бабушка и мама я тоже родила именно дочь, а не сына. Развод – мой личный, невынужденный выбор. Бывший муж не пил, не бил, не изменял мне. Но, когда мы жили втроем, с понедельника по пятницу муж уходил рано, а возвращался поздно, фактически пять дней в неделю он не находился в поле зрения ребенка, не брал на себя роль отца. Я выбрала быть счастливой, а понимание, что рядом с ним это просто невозможно, помогло принять твердое решение.

И главное – я пообещала себе, что во что бы то ни стало сумею наладить с отцом моей дочери хорошие отношения. Хотела, чтобы он стал для нее по-настоящему близким человеком. Теперь я прошу его присутствовать в жизни ребенка, чтобы их общение получилось качественнее и теплее. Кажется, бывший муж ощутил свою важную роль острее, чем когда чаще был рядом физически.

Сегодня мы легко и спокойно общаемся. Я могу попросить остаться с ребенком дольше, если задерживаюсь. Прямо говорю, когда на детские расходы нужно больше. Бывший муж всегда идет навстречу. А в ноябре впервые за три года после нашего расставания экс-супруг поздравил меня с днем рождения, подарив букет цветов, предложил отвезти по делам без каких-либо просьб или намеков с моей стороны. Обо всем хорошем, что он делает, я обязательно рассказываю дочери, подчеркивая его лучшие качества.

Пройдя этот непростой путь, я получила новое образование и создала школу проживания развода. Наладить общение можно даже в ситуации самого непростого расставания – для этого есть определенные алгоритмы действий. Очень жаль, что всего этого не знали мои прабабушки, бабушка и мама. Уверена, что в жизни моей дочери все будет иначе.

Фото: Личный архив Марии Пелиной