«Я выглядела очень странно»: Валерия рассказала, почему перестала колоть ботокс

Певица рассказала Леди Mail.ru, на что ей жалко тратить деньги и что ее может разозлить.

– Валерия, в следующем году вы с мужем отметите 20 лет брака. В нашем недавнем интервью Иосиф признался, что вы закрываете глаза на «его хулиганский характер». Как вам удалось научиться такой женской мудрости?

– Это, конечно, Иосиф преувеличивает. Не всегда я на его хулиганства закрываю глаза. Мы же живые люди и, конечно, как и все, хоть и изредка, но конфликтуем. Если мне что-то не нравится, я об этом говорю. Но не для того, чтобы поругаться, а чтобы на корню пресечь возникшее напряжение, не допустить его нарастания.

валерия

Я никогда не ходила к психологам, в семейных отношениях ориентируюсь на собственные ощущения. И знаю: если Иосиф сказал что-то, что мне не понравилось и я это «проглотила», потом это всем выйдет боком. Мое мнение: проблемы надо проговаривать.

Иосиф же считает, что, если тебе сказали что-то неприятное, не стоит обращать внимания, лучше сделать вид, что ты об этом забыл. Я не согласна: обиды имеют обыкновение накапливаться и выливаться в конфликты.

– Вы с Иосифом вместе и живете, и работаете. Неужели совсем не устаете друг от друга?

– Почему же, бывает, что и устаем. У каждого из нас достаточно эмоциональный характер, мы не тихушники. Поэтому, когда эмоции берут верх, расходимся по разным территориям – благо у нас достаточно большая квартира.

Есть даже музыкальная комната с отличной звукоизоляцией. И было бы, конечно, идеально, если бы Иосиф уходил туда для разговора по телефону (а разговаривает он очень громко!), но нет – ему непременно нужно находиться в центре событий: наша квартира устроена таким образом, что из гостиной – как лучи – расходятся другие комнаты. И вот он садится на диван в центре зала (чтобы контролировать, кто куда пошел и кто чем занят) и сидит, разговаривает. Хотя у него и кабинет есть, но он там никогда не сидит.

Даже удивительно, что во время пандемии мы, оказавшись запертыми в квартире на несколько недель, ни разу не поссорились. А ведь мы впервые за много лет действительно жили в своей квартире, а не использовали ее, как перевалочный пункт. И так нежно полюбили свой дом, нашли столько интересных занятий… Я, например, много читала, наконец-то выучила французский, спортом активно занималась, много уделяла времени саморазвитию и уходу за собой.

– Кстати, об уходе за собой. Вы говорили, что для поддержания кожи в хорошем состоянии постоянно пользуетесь увлажнителем воздуха. А какие у вас еще есть бьюти-лайфхаки?

– Не гонитесь за дорогими кремами для лица, не тратьте зря деньги. Сколько я их перепробовала и могу с уверенностью сказать: эффект от них плюс-минус одинаковый. Нет, конечно, если вы уже нашли свое средство, отлично.

валерия

Но если находитесь в поиске того самого крема, который вас и от морщин избавит, и кожу в тонус приведет, спешу вас расстроить – по моим наблюдениям, средства за 500 рублей и 50 000 рублей ничем особо не отличаются. Сама я пользуюсь аптечной косметикой. Главное, как следует очистить кожу и увлажнить ее кремом, который хорошо впитывается, не скатывается.

– Как мы поняли, на косметику вы тратиться не любите. А на что вам не жалко денег?

– На образование – свое и детей. На путешествия, причем я скорее поеду в небольшой и симпатичный бутик-отель, чем в статусный огромный дорогой комплекс.

– Вы рассказывали, что не колете ботокс, потому что вам не нравится эффект маски. А какие процедуры делаете у косметолога?

– Тут речь даже не про эффект маски: я смотрю на фото того периода и вижу, что выгляжу на них очень странно: лицо как не мое, просто кошмар. Выражение лица ужасно изменилось из-за ботокса. Уж лучше буду морщить лоб, тем более что под челкой все равно не видно.

Сегодня я делаю аппаратные процедуры – игольчатый RF-лифтинг, «Ультраформер». Во-первых, их не нужно делать часто. Во-вторых, они не требуют реабилитации: спустя два часа после косметолога хоть на сцену выходи. Что касается тела, люблю массаж. А вот обертывания меня страшно бесят. Это же надо целый час лежать, ничего не делать и молчать.

Если я заслужила наказание, отправьте меня на какое-нибудь обертывание, – для меня это пытка.

– Ваш бизнес по доставке здоровой еды No secret by Valeriya, закрылся в 2022, проработав четыре года. Почему?

– Пандемия нас выбила из колеи, к сожалению. Мы и кредиты брали в попытках удержаться на плаву, но не получилось. Обидно, конечно, но что делать.

– А какие у вас самой правила питания?

– Тема правильного питания – моя. Были времена, я постоянно испытывала чувство вины за каждый лишний кусок. Пойдем в ресторан, поужинаем, а я потом мучаюсь – зачем ела на ночь? Но, познакомившись с нутрициологом, я пришла к другой системе питания. Соблюдаю пропорции жиров и углеводов при помощи приложения в телефоне и горя не знаю: без особых ограничений в еде мой вес не растет. И самое приятное, что я перестала стрессовать из-за еды: могу хоть в 12 ночи сидеть в ресторане и есть без угрызений совести.

– В целом, нормально ли, что у артистов должен быть еще какой-то заработок, кроме профессионального?

– Это нормально. Так принято во всем мире. Если у топового певца, например, из Швейцарии спросят, кто он по профессии, он ответит – я музыкант. А дальше у него обязательно уточнят – мол, а работаешь-то ты кем? Обязательно нужно работать где-то еще, не только на сцене. Потому что успех на ней – это фортуна, рулетка, и, чтобы чувствовать себя уверенно, необходим еще какой-то источник заработка.

валерия

– В этом году вам исполнилось 55. А на какой возраст себя ощущаете?

– Точно не на 55. Бывает, читаю новость про какую-нибудь 50-летнюю коллегу и думаю: «Мда… Она уже не молода». А потом спохватываюсь – так мне-то еще больше! Но кроме шуток, возраста я не чувствую. По мне, годы дают о себе знать, когда ты понимаешь, что тебе что-то мешает жить – болезни или упадок сил. К счастью, пока это не про меня. Природа не обделила меня энергией, и я ее с удовольствием трачу.

– После событий 24 июня многие шутили по поводу того, что вы едва не стали первой леди. А если без шуток: стань вы ею, что в первую очередь сделали бы на новом посту?

– Ой, это мой страшный сон. Ни за что не хотела бы стать первой леди – это такая ответственность. Мне больше нравится быть свободным человеком и жить, как я хочу.

– Как любая знаменитость, вы время от времени подвергаетесь нападкам хейтеров. Как спасаетесь от негатива в соцсетях?

– У меня уже в этом смысле шкурка толстая наросла. К тому же у меня есть свои приемы. Если мы говорим про запрещенную в России соцсеть, там есть прекрасная функция ограниченного доступа. Если вижу, что человек пишет гадости, отправлю его в этот самый полубан, чтобы не лишать его удовольствия слить негатив, но самой этот самый негатив не видеть.

Очень злюсь, когда пишут неправду про наших детей, называют их мажорами – мол, ну конечно, легко всего добиваться на деньги мамки. Это про наших детей, которые в 18 у нас уже копейки не брали!

– В предыдущем браке вы столкнулись с домашним насилием, но это вас не сломало. Вы не только построили карьеру, так еще и мужчину нашли такого, что он полюбил не только вас, но и ваших троих детей, и растил их как своих. И это в России, где женщину с детьми от первого брака принято презрительно называть разведенкой с прицепом. Как вам это удалось?

– Давайте будет честны: разведенка-то была непростая, да и прицеп без проблем сама могла обеспечить. Так что в этом плане ситуация у меня была нестандартная. Но в любом случае мужу своему я, конечно, очень благодарна – не за то, что он меня с барского плеча «подобрал», а за то, что полюбил не только меня, но и весь мой мир – моих детей, мою маму. Было ощущение, что он нас всю жизнь ждал.

Иосиф рано стал самостоятельным: родители много работали, и он рос сам по себе. В 16 лет ушел из дома, мыкался… А тут – мы. Вот он и взял нас всех – оптом. Я порой вспоминаю те годы, когда дети росли, плюс работали мы тогда на износ. Времена были очень суетливые, но такие счастливые… Иногда так хочется туда вернуться!

Фото: Архив пресс-служб