Дорогие пользователи! С 15 декабря Форум Леди закрыт для общения. Выражаем благодарность всем нашим пользователям, принимавшим участие в дискуссиях и горячих спорах. Редакция сосредоточится на выпуске увлекательных статей и новостей, которые вы сможете обсудить в комментариях. Не пропустите!

28 ноября 1880 - родился Александр Александрович Блок


"Стремление с помощью биографии поэта утолить свой голод по необыкновенному иногда приводит к тому, что, если поэт не дрался на дуэли, не засыпал на биваке под лай шакалов, не сражался за освобождение чужого народа или не выходил, на худой конец, в сомнамбулическом состоянии из окна, - читатель чувствует себя обманутым. Его вера в правдивость поэзии, которую он понимает как гармонию между лирикой и биографией, поколеблена", - заметил в своё время литературовед Николай Крыщук.
Жизнь Блока на редкость небогата внешними событиями. Романтические случайности словно избегали поэта. Дважды он должен был драться на дуэли, но обе дуэли не состоялись. Его не ссылали, как Пушкина или Лермонтова. Живя в эпоху революций, он не сражался на баррикадах, а будучи современником трёх войн, - ни разу не участвовал в бою. Но внешнее однообразие жизни Блока только сильнее подчёркивает загадочность его личности, которая несомненно была и источником и производной поэзии.
Как человек, он остался загадкой даже для его современников-писателей, знатоков человеческих душ. Сохранилось, например, немало совершенно разных высказываний Максима Горького о нём: "Блок? Я отношусь к нему внимательно, но недоверчиво..."; "Я считаю Блока очень интересным человеком и многому удивляюсь в нём"; "Блоку верьте. Это настоящий, волею Божьей - поэт и человек бесстрашной искренности...".
Жизнь поэта - в его произведениях. "Открой мои книги: там сказано всё..." - сказал Блок. Открывая их, вчитываясь в строки, которые он когда-то написал, мы, конечно, лишь приблизимся, но всё же приблизимся к пониманию его души.
Мюмз 6
Тема закрытаТема в горячихТема скрыта
Комментарии
22
Мюмз 6
Мюмз 6В ответ на Мюмз 6
Мюмз 6
СсылкаПожаловаться
По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный
Бесмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!»1 кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.
24 апреля 1906, Озерки

28 ноября 1880 - 7 августа 1921
Мюмз 6
Первая книга Блока - "Стихи о Прекрасной Даме" - вышла в 1904 году. В ней он выступил как представитель одного из главных движений в литературе того времени - символизма. Центральная тема книги - любовь, которая служит выражением чувства единства души поэта с "мировой душой", образ женщины в ней мистифицируется и очищается от всего земного. По словам доктора филологических наук, профессора журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова Владимира Новикова, эти стихи тронули не только высокообразованных людей, но и неинтеллигентных читателей.

"Валерий Брюсов, старший символист, Блока поначалу не принимал, а потом все-таки его напечатал в альманахе "Северные цветы". И даже придумал название для подборки "Стихи о Прекрасной Даме". Представьте, такой бренд сделал Брюсов. Мог бы для себя использовать, у него тоже о дамах стихи есть. Блок взял у него эту математику, технику построения стиха, и вложил в нее еще душу, которой Брюсову не хватало. Блоку антиподы были полезны. В противопоставлении Брюсову он развился, у них и тема была одна - город. Брюсов как урбанист был необыкновенно ярок и талантлив. А Блок его и тут превзошел", - рассказал Новиков.
Мюмз 6В ответ на Мюмз 6
Мюмз 6
Первая книга Блока - "Стихи о Прекрасной Даме" - вышла в 1904 году. В ней он выступил как представитель одного из главных движений в литературе того времени - символизма. Центральная тема книги - любовь, которая служит выражением чувства единства души поэта с "мировой душой", образ женщины в ней мистифицируется и очищается от всего земного. По словам доктора филологических наук, профессора журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова Владимира Новикова, эти стихи тронули не только высокообразованных людей, но и неинтеллигентных читателей.

"Валерий Брюсов, старший символист, Блока поначалу не принимал, а потом все-таки его напечатал в альманахе "Северные цветы". И даже придумал название для подборки "Стихи о Прекрасной Даме". Представьте, такой бренд сделал Брюсов. Мог бы для себя использовать, у него тоже о дамах стихи есть. Блок взял у него эту математику, технику построения стиха, и вложил в нее еще душу, которой Брюсову не хватало. Блоку антиподы были полезны. В противопоставлении Брюсову он развился, у них и тема была одна - город. Брюсов как урбанист был необыкновенно ярок и талантлив. А Блок его и тут превзошел", - рассказал Новиков.
СсылкаПожаловаться
"У Блока есть такое выражение "чувство пути", важен сам путь, естественность его движения от "Стихов о Прекрасной Даме" к "Двенадцать". У Блока был очень своеобразный роман с языком, это необходимое условие большого таланта. Слово ему подсказывало движение. Начал с предельной музыкальной многозначности в первой книге стихотворений. Потом пошла такая речевая конкретизация, обращение к языку, к реалиям города во второй книге стихотворений. И драматическая полифония третьей книги. И это было не упрощение, а именно движение в сторону полифоничности, в сторону охвата, большего жизненного и читательского пространства", - объяснил Новиков.
Tatsiana Verbilo
Прекрасный поэт серебряного века, замечательные стихи
в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,— плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

Как всегда), спасибо за тему)
Мюмз 6


В 1903 году Блок женился на Любови Менделеевой, дочери Д. И. Менделеева, героине его первой книги стихов «Стихи о Прекрасной Даме». Они были, как принц и принцесса, но, увы, Александр Блок не был постоянен в своих амурных делах и периодически влюблялся в "светских львиц": одно время это была актриса Наталья Николаевна Волохова, потом — оперная певица Андреева-Дельмас. Любовь Дмитриевна тоже позволяла себе увлечения. На этой почве у Блока возник конфликт с Андреем Белым, описанный в пьесе «Балаганчик». Белый, считавший Менделееву воплощением Прекрасной Дамы, был страстно влюблён в неё, но она не ответила ему взаимностью. Впрочем, после первой мировой войны отношения в семье Блоков наладились, и поэт прожил последние годы с Любовью Дмитриевной верным мужем.
Мюмз 6В ответ на Мюмз 6
Мюмз 6


В 1903 году Блок женился на Любови Менделеевой, дочери Д. И. Менделеева, героине его первой книги стихов «Стихи о Прекрасной Даме». Они были, как принц и принцесса, но, увы, Александр Блок не был постоянен в своих амурных делах и периодически влюблялся в "светских львиц": одно время это была актриса Наталья Николаевна Волохова, потом — оперная певица Андреева-Дельмас. Любовь Дмитриевна тоже позволяла себе увлечения. На этой почве у Блока возник конфликт с Андреем Белым, описанный в пьесе «Балаганчик». Белый, считавший Менделееву воплощением Прекрасной Дамы, был страстно влюблён в неё, но она не ответила ему взаимностью. Впрочем, после первой мировой войны отношения в семье Блоков наладились, и поэт прожил последние годы с Любовью Дмитриевной верным мужем.
СсылкаПожаловаться
В феврале 1919 года Блок был арестован петроградской Чрезвычайной Комиссией. Его подозревали в участии в антисоветском заговоре. Через день, после двух долгих допросов Блока всё же освободили, так какПереосмысление революционных событий и судьбы России сопровождалось для Блока глубоким творческим кризисом, депрессией и прогрессирующей болезнью. После всплеска января 1918 года, когда были разом созданы «Скифы» и «Двенадцать», Блок совсем перестал писать стихи и на все вопросы о своём молчании отвечал: «Все звуки прекратились… Разве вы не слышите, что никаких звуков нет?» за него вступился Луначарский. Однако даже эти полтора дня тюрьмы надломили его.
Последним воплем отчаяния стала прочитанная Блоком в феврале 1921 года речь на вечере, посвящённом памяти Пушкина. Эту речь слушали и Ахматова, и Гумилёв, явившийся на чтение во фраке, под руку с дамой, дрожавшей от холода в чёрном платье с глубоким вырезом (зал, как и всегда в те годы, был нетопленый, изо рта у всех явственно шёл пар). Блок стоял на эстраде в чёрном пиджаке поверх белого свитера с высоким воротником, засунув руки в карманы. Процитировав знаменитую строку Пушкина: «На свете счастья нет, но есть покой и воля…» — Блок повернулся к сидевшему тут же на сцене обескураженному советскому бюрократу (из тех, которые по язвительному определению Андрея Белого, «ничего не пишут, только подписывают»)
Мюмз 6В ответ на Мюмз 6
Мюмз 6
В феврале 1919 года Блок был арестован петроградской Чрезвычайной Комиссией. Его подозревали в участии в антисоветском заговоре. Через день, после двух долгих допросов Блока всё же освободили, так какПереосмысление революционных событий и судьбы России сопровождалось для Блока глубоким творческим кризисом, депрессией и прогрессирующей болезнью. После всплеска января 1918 года, когда были разом созданы «Скифы» и «Двенадцать», Блок совсем перестал писать стихи и на все вопросы о своём молчании отвечал: «Все звуки прекратились… Разве вы не слышите, что никаких звуков нет?» за него вступился Луначарский. Однако даже эти полтора дня тюрьмы надломили его.
Последним воплем отчаяния стала прочитанная Блоком в феврале 1921 года речь на вечере, посвящённом памяти Пушкина. Эту речь слушали и Ахматова, и Гумилёв, явившийся на чтение во фраке, под руку с дамой, дрожавшей от холода в чёрном платье с глубоким вырезом (зал, как и всегда в те годы, был нетопленый, изо рта у всех явственно шёл пар). Блок стоял на эстраде в чёрном пиджаке поверх белого свитера с высоким воротником, засунув руки в карманы. Процитировав знаменитую строку Пушкина: «На свете счастья нет, но есть покой и воля…» — Блок повернулся к сидевшему тут же на сцене обескураженному советскому бюрократу (из тех, которые по язвительному определению Андрея Белого, «ничего не пишут, только подписывают»)
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Зимой , весной и летом 1921 года состоялись последние триумфальные выступления Блока — с вдохновенной речью о Пушкине и с чтением своих стихов (в Петрограде и в Москве).Оказавшись в тяжёлом материальном положении, он серьёзно болел и 7 августа 1921 года умер в своей последней петроградской квартире от воспаления сердечных клапанов. За несколько дней до смерти по Петербургу прошёл слух: поэт сошёл с ума. Такая информация, вероятно, распространилась из большевистских кругов и в дальнейшем получила огласку в советских журналах. Действительно, накануне смерти Блок долго бредил, одержимый единственной мыслью: все ли экземпляры «Двенадцати» уничтожены. Однако, по свидетельствам В. Ф. Ходасевича, поэт умер в полном сознании.
Мюмз 6
Когда ты загнан и забит
Людьми, заботой иль тоскою;
Когда под гробовой доскою
Все, что тебя пленяло, спит;
Когда по городской пустыне,
Отчаявшийся и больной,
Ты возвращаешься домой,
И тяжелит ресницы иней,-
Тогда - остановись на миг
Послушать тишину ночную:
Постигнешь слухом жизнь иную,
Которой днем ты не постиг;
По-новому окинешь взглядом
Даль снежных улиц, дым костра,
Ночь, тихо ждущую утра
Над белым запушенным садом,
И небо - книгу между книг;
Найдешь в душе опустошенной
Вновь образ матери склоненный,
И в этот несравненный миг -
Узоры на стекле фонарном,
Мороз, оледенивший кровь,
Твоя холодная любовь -
Все вспыхнет в сердце благодарном,
Ты все благословишь тогда,
Поняв, что жизнь - безмерно боле,
Чем quantum satis* Бранда воли,
А мир - прекрасен, как всегда.
Мюмз 6
Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы,
С раскосыми и жадными очами!

Для вас - века, для нас - единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вот - срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет - не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!
Мюмз 6В ответ на Мюмз 6
Мюмз 6
Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы,
С раскосыми и жадными очами!

Для вас - века, для нас - единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вот - срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет - не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!
СсылкаПожаловаться
О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия - Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью!...

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

Мы любим все - и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё - и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений...

Мы помним всё - парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады...
Мюмз 6В ответ на Мюмз 6
Мюмз 6
О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия - Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью!...

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

Мы любим все - и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё - и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений...

Мы помним всё - парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады...
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Мы любим плоть - и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах...
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?

Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых...

Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно - старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем - братья!

А если нет - нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!

Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!

Но сами мы - отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить!...

В последний раз - опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!
Tais
Мой самый любимый поэт всех времен и народов!

Я в школе больше 200 его стихов знала наизусть. Многие помню и сейчас.
Мюмз 6В ответ на Tais
Tais
Мой самый любимый поэт всех времен и народов!

Я в школе больше 200 его стихов знала наизусть. Многие помню и сейчас.
СсылкаПожаловаться
Я - Гамлет. Холодеет кровь,
Когда плетёт коварство сети.
И в сердце - первая любовь
Жива - к единственной на свете.
Тебя, Офелию мою,
Увёл далёко жизни холод,
И гибну, принц, в родном краю,
Клинком отравленным заколот.
Мюмз 6
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Все будет так. Исхода нет.

Умрешь - начнешь опять сначала
И повторится все, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.
Liya
О. М. Соловьевой

Ищу спасенья.
Мои огни горят на высях гор -
Всю область ночи озарили.
Но ярче всех - во мне духовный взор
И Ты вдали... Но Ты ли?
Ищу спасенья.

Торжественно звучит на небе звездный хор.
Меня клянут людские поколенья.
Я для Тебя в горах зажег костер,
Но Ты - виденье.
Ищу спасенья.

Устал звучать, смолкает звездный хор.
Уходит ночь. Бежит сомненье.
Там сходишь Ты с далеких светлых гор.
Я ждал Тебя. Я дух к Тебе простер.
В Тебе - спасенье!
Ольга Ивановна
А я была в Тараканово в музее Блока и в церкви, где он венчался. В имении Блока Шахматово не осталось ничего. Сожгли имение в революцию. Разграбили и сожгли.
Ольга Ивановна
А я была в Тараканово в музее Блока и в церкви, где он венчался. В имении Блока Шахматово не осталось ничего. Сожгли имение в революцию. Разграбили и сожгли.
СсылкаПожаловаться
тогда миллионы людей сожгли в горниле войны и революции...что уж имения жалеть...
СВЕТ*ЛАНА
* * *
Ты помнишь? В нашей бухте сонной
Спала зеленая вода,
Когда кильватерной колонной
Вошли военные суда.

Четыре — серых. И вопросы
Нас волновали битый час,
И загорелые матросы
Ходили важно мимо нас.

Мир стал заманчивей и шире,
И вдруг — суда уплыли прочь.
Нам было видно: все четыре
Зарылись в океан и в ночь.

И вновь обычным стало море,
Маяк уныло замигал,
Кагда на низком семафоре
Последний отдали сигнал...

Как мало в этой жизни надо
Нам, детям, — и тебе и мне.
Ведь сердце радоваться радо
И самой малой новизне.

Случайно на ноже карманном
Найди пылинку дальних стран -
И мир опять предстанет странным,
Закутанным в цветной туман!
1911г.-06.02.2014г.


Спасибо за рассказ-напоминание, как всегда - замечательно!
Наталья Просветова
мне нравится этот поэт. я в юные годы любила его читать.
Liya
- Всё ли спокойно в народе?
- Нет. Император убит.
Кто-то о новой свободе
На площадях говорит.

- Все ли готовы подняться?
- Нет. Каменеют и ждут.
Кто-то велел дожидаться:
Бродят и песни поют.

- Кто же поставлен у власти?
- Власти не хочет народ.
Дремлют гражданские страсти:
Слышно, что кто-то идет.

- Кто ж он, народный смиритель?
- Темен, и зол, и свиреп:
Инок у входа в обитель
Видел его - и ослеп.

Он к неизведанным безднам
Гонит людей, как стада...
Посохом гонит железным...
- Боже! Бежим от Суда!
Кира Ф.
Спасибо, Мюмзик!!!) Ночь.Улица..Фонарь..Аптека...
Жалоба отправленаОтменить
Бельевые тренды, которые помогут почувствовать себя женственно и роскошно
Как выглядят и чем занимаются знаменитые российские гимнастки после окончания спортивной карьеры
Готовимся к отпуску: что никогда нельзя надевать в самолет
Скинни, брюки и черный: новый стиль 69-летней Брижит Макрон
15 идей для празднования Пасхи: убираем, готовим, украшаем