Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 мая 2013, Главная форумов

Чёта нарыл .сам толком не знаю чё.

Концепция
В воскресенье у меня был шок. Не потому даже, что случившееся не
имеет места быть, а потому что впечатлила жуткая метаморфоза, которая
случилась с одним человеком. Это был совершенно славный, хороший,
отличный, можно сказать парень! Простой в хорошем смысле этого слова. С
ним было легко и весело, интересно и позитивно! У него были свои
"заскоки", но у кого их нет? Это для меня скорее плюс, чем минус. Ну как
мне недавно сказала мама ( мама, которая вместе с дочерью "работала" на
философском факультете, и это тоже на ней отразилос)
- "Ну а что может быть нормальнее ненормального человека?" Хороший он
был для меня. Ну я об этом и говорю. Я с ним встречалась не очень долго,
но очень активно и почти каждый день. Когда не виделись, пользовались
другими каналами связи - интернетом, телефоном. Здорово было. Душевной
боли друг другу не причиняли, не издевались друг на другом, а только
помогали. Он был женат. А я была одинока. Мне нужен был мужчина, а ему
любовница. Меня устраивало все, так как замуж я не хочу. Он сразу внушил
мне доверие, и роман закрутился легко и эмоционально. Славный парень,
все при нем. Все в меру. То что надо. Полагаю, что все-таки основой
наших отношений был секс. Я его выбрала потому,что во - первых, мне
нужен был мужчина для свиданий, во-вторых, он был хорош собой и
сексуально притягателен, и подходил под мои критерии по внешним данным.
Фигура, рост. Мужчина, которого приятно целовать, и котрому приятно
отдаваться. К тому же, я с ним полностью раскрепостилась. Это даже не
его заслуга. Просто знаете, как бывает - смотришь на человека, и
понимаешь, что с ним не раскроешься. А тут я посмотрела на него,
пообщалась, и поняла, что с ним мне будет хорошо. Целоваться, заниматься
любовью, говорить о своих желаниях, не стесняться, не комплексовать, с
ним можно быть собой. Это ценно. Почему он меня выбрал - лучше у него
конечно спросить. Ну видимо понравилась. Замечательно вобщем с ним было.
Но потом у меня были большие неприятности, и сильный стресс. Очень
сильный. И меня переклинило. То есть применяя мужскую медицинскую
терминологию - я стала импотентом. Ну можете смеяться. То есть речь о
том, что мне расхотелось заниматься сексом. Напрочь. Ясное дело, я не
мужчина, и могу конечно потерпеть ради "дружбы", но как выяснилось, что у
меня не просто либидо перестало работать, но и психологически мне
расхотелось сексом заниматься. "Бабушка отшептала" Вот только еще три
дня назад я вся горела от страсти, а потом раз ! -и я не могу заставить
себя даже думать об этом, а тем более делать это. Не хочу. Не тянет. Ну
в самом деле - не насиловать же себя? Лечить это дело я не стала, не до
того было. Да и подумала - зачем? То есть если какая-то проблема
отпадает, зачем пытаться ее вернуть? Ну то есть мне же не плохо от того,
что мне не хочется секса. А в какой-то степени даже хорошо. Ну вот как
если бы аппетит пропал и при этом бы еще и здоровье не ухудшалось? -
Разве плохо? зачем насильно что-то жевать? Я еще раз все взвесила и
хорошенько подумала - прекращать мне встречаться со Славиком или нет? Он
мне приятен, я к нему хорошо отношусь, но вот секом заниматься не хочу.
Не хочу и все. Именно сексом. Не потому что именно с ним. С ним как раз
хочу. Но не могу. - Желание пропало потому что в принципе. Но как быть?
Как ему сказать об этом? - И я решила сказать правду. Нет, сперва я
подождала недельки две, думала, может пройдет. Но у меня это не прошло. Я
получила такой сильный стресс, пережила такое эмоциональное потрясение,
что желание секса напрось пропало. И кстати Славик в этой все истории
совершенно не замешан. Я продолжала с ним общаться по телефону, один раз
даже увиделась. И попробовала объяснить что к чему. Он спрашивал -
может у меня кто-то появился или он больше не желанен? Я сказала, что
напротив, если меня отпустит, я снова выберу его, потому что комфортнее
чем с ним мне в постели ни с кем не было. Но вот беда - секса совсем не
хочется. Тут я немного лукавлю. Беды на самом деле никакой не было. Нет
желания - нет проблемы. Проблема была только в том, чтобы Славик все
правильно понял, и не принял это все на свой личный счет. Ну вроде он
понял. Как мне показалось. И сказал, что будет продолжать со мной
общаться, ведь это можно? - Да, конечно, а как же! - сказала я. Мне
приятно. Я к нему тепло относилась. И он ко мне. И мы перезванивались и
виделись иногда. Но не часто. Чтобы его не дразнить. Вообще инетересная
ситуация сложилась. Я думаю, он все равно на меня обиделся. А вот
честное слово - если бы в душе или в теле обладала бы хоть какой-то
возможностью и потенциалом заниматься сексом ради того только чтобы
поддерживать с ним отношения и чтобы ему было хорошо - я бы это сделала!
Но возможности никакой не было. Ни психологической, ни физиологической.
Напрочь все убилось. И появились еще другие сопутствующие прелестные
моменты - такие как страх посещать общественные места, некоторая степень
аутизма, страх телефонных звонков и еще много всякой всячины. И самое
главное - полная женская импотенция. Если такая бывает. Потому что в
данном рассказе это имеет ключевое значение. Продолжение следует.
Перекур.

Рассказываю дальше. Прошел один год и 3 месяца. ну вот сейчас, весна
наступила. И меня отпустило. Чувствую, могу дальше быть женщиной.
Хочется снова встречаться, ощущать, и так далее. Ага, ну сразу я конечно
Славику звонить не стала. Понимаю же - что так не делается. Не захотела
- бросила. Захотела - поманила. Стала искать, то есть знакомиться с
новыми. Все не то. Чужие какие-то. Да и встретиться-то нормально не
получается. Зависают в зоне виртуального общения. Это кстати, те, кто в
первом сообщении пишет "Встретимся?" Так что девочки, имейте ввиду. Это
все понты. Или дурацкая привычка. Мы бесимся, когда нам в первом
сообщении пишут "Встретимся?", мы же тонкие, нам как-то пообщаться надо,
почувствовать симпатию..Так вот! - И таких мы сразу игнорим. Так вот. Я
проводила эксперименты. Не думайте, что те, кто так пишет, на самом
деле встретятся. Что они такие смелые и не ленивые. Можете смело
соглашаться. Сами увидите - он никуда не придет. По-тихому слиняет с
сайта. Правда через недельку снова проимитирует, напишет мол куда
пропала?? Он ждал, скучал. И снова повторит свой вопрос как ни в чем не
бывало мол "Когда увидимся?" Можете смело назначать ему свидание хоть в
кинотеатре, хоть в гостинице. Он точно не придет. Ну само собой и вы
никуда не пойдете. Но вам и переживать не надо, что вы человека развели.
Во-первых, он не человек, а дебил. Если женщине, у которой в анкете
что-то ясно о себе написано он в первом сообщении пишет "Встретимся?" А
дебилов учить надо правилам хорошего тона. А во-вторых, даже если он
придет куда-нибудь, - ему польза. Прогуляется и почувствует Вашу любовь
так сказать. Вообще в таких мероприятиях очень много пользы. А главное -
он отвяжется от Вас навсегда. Вообще я вывела золотое правило. Хочешь,
чтобы от тебя отвязался мужчина - пригласи его в кинотеатр. Я Вас уверяю
- он сам возьмет самоотвод. Именно в кинотеатр. Я так опросила сто
человек - и никто не согласился :-) А мне то и надо) И эксперимент есть,
и вроде как саами от меня отказались. ЗдОрово!
Это
было лирическое отступление. Вернемся к Славику. Помыкалась я и решила,
что лучше наладить связь с ним. Тем более, что я ему не изменяла. Я за
этот год и 3 месяца даже не целовалась ни с кем. Мне приятно будет снова
с ним все это начать, он же мне нравился. И меня теперь отпустило.
Желание вернулось. А то, что - я -то по сути его бросила, ну так я же не
то что бросила, я же собственно - читай выше.. Он женат, да и адюльтер
ему всегда был нужен, он за этот год наверняка нашел себе другую
любовницу. А может и не одну. А мне то и надо. Ну главное чтобы ему было
хорошо. Я не ревнивая, меня устраивает совем небольшое место в его
жизни - "Встретились - разошлись". Я на большую вакансию и сама не
пойду. Потому что это ответственно очень. Ну так вот. Я закинула ему
смску, мол "привет!" Он ответил. Слово за слово, я ему пишу мол ты не
сердишься на меня? Он отвечает - не сержусь, но будешь наказана, и
смайлики ставит. Я с юмором отвечаю мол как? Он - типа мол увидишь.
Отшлепаю и все такое. Ну а что? - Мне вот в тот момент ничего такого
ужасного в голову не пришло. А кому бы пришло? Обычный треп двух
любовников, правда бывших.. Но сразу -то откуда что узнаешь?!..Короче
канителись мы две недели. То я уже уснула, то он занят. То я уже
проснулась, а он приболел. Стали ждать когда он выздоровеет. Наконец
наступил день свидания. Снова перекур. Продолжение будет.
Ближе к
теме. Но тут надо еще кое-что дабавить. Когда мы с ним встречались, я
инициировала разные ролевые игры. То предложу ему поиграть в хорошего
полицейского и плохого полицейского, то еще что. Не так уж
по-настоящему, а наполовину. Разное придумывала. Ему это очень
понравилось. Настолько, что он стал встречаться со мной еще чаще и чаще.
Ну что я там особо могла придумать? Ну типа "Ах, граф..не надо, не
приставайте, Вы мне нравитесь, но не сейчас..Не надо, не надо, не
троньте меня, не надо, ну ладно уже..надо, надо!..!"Ну
что в голову придет, то и предлагаю. Ну там пару раз то ремешком
отшелепать, то им же руки связать. Подчеркиваю - все это в плане игры. В
основном секс был что называется более или менее классический, и это
всех устраивало. Классический, но эмоциональный. Он сказал мне, что до
меня у него такого никогда не было, и он даже не знал, как это
замечательно бывает. Я даже удивилась - неужели никогда ничего такого не
пробовал? Он говорит - да как-то нет. Да и в голову не приходило. А тут
я как бы открыла ему новый взгляд на него самого и он почувствовал в
себе стремление к новым сексуальным удовольствиям.
Ну так вот.
Наконец, главное. Приехали мы в гостиницу после долгой разлуки. Очень
далеко, на другом конце города. Пока ехали, он все время что-то
рассказывал, смеялся, улыбался, вобщем радостный был. Зашли в номер.
Четвертый этаж. Сели в кресла, я закурила. Славик в телевизор глаза
устремил. Телевизор - ловушка. Вот и не хочет человек туда смотреть, а
глаза сами в него устремляются. Я спрашиваю Славика - не хочет ли он о
чем-нибудь поговорить? Он - "О чем например?" Я говорю - о том, что нас
обоих в данный момент может интересовать. Все-таки год с лишним не
встречались, всякое могло быть. Ну может есть что-то важное, что важно
сказать именно сейчас? До того как? Он говорит - Да нет, ничего такого..
Ну ладно, хорошо.
Вот я всегда говорила! Есть такая примета! -
Как только оденешь новые трусы на свидание - все - пиши пропало! Я
наблюдаю эту примету уже долго! И ни разу она себя еще не опровергла.
Вот честное слово - ни разу! На свидание надо одевать не очень новые
трусы. Красивые, но не новье. На первое свидание. Ну а я надела новые. Я
так рассудила - мужчина -то не новый. Только перерыв с ним был длинный.
Но примета решила , что год с лишним перерыва - и можно уже заново
знакомиться, человек считается уже новым.Вот
не хотела еще новье одевать. Но одела. Думаю - неужели?? Сто процентная
примета, девушки! Одела новые трусы на свидание - все накроется медным
тазом!
Вобщем началась прелюдия. Кровать большая. Начали хорошо.
Искра есть, ничто никуда не исчезло. Я отключила мозги и настроилась на
ощущения. Можете себе представить, что я чувствовала после
полуторагодичной засухи. Все такое, так хорошо стало. И вот уже перед
самым так сказать ответственным моментом проникновения, вот так сказать
уже вот-вот...он вдруг отстраняется от меня и говорит - а мол не хотела
бы я переместиться туда и указует куда-то в сторону. Я с неохотой
конечно туда глянула. Там столик, кресло, шкаф даже есть. Дверь еще. На
выход что ли - подумала? Подумала и сразу пошутила. Что - голой на
выход?!Ну
нет конечно. - Туда. Я говорю - зачем? - Кровать такая хорошая. И
обнимаю его за шею для продолжения значит. Но он упирается. Сел на
кровати и говорит: "Не включай мне тут дурочку!" Я офонарела конечно, но
мозг еще не смогла сразу включить, настроилась же вся. Перевернулась на
живот и лежу сама свою фигуру из-за своего плеча разглядываю. Ну и
нравится мне то что я вижу, значит)) Я говорю - Славик, в чем дело??
Нежно так спрашиваю. Он говорит - Ну как же, помнишь я тебе в машине
когда сидели, говорил, что я теперь другой и мне хочется доминировать? Я
говорю - не помню. Он говорит - Ну ладно, не надо из меня тут идиота
делать! Я смотрю на него - а у него такое выражение лица серьезное, лицо
жесткое такое, я бы даже сказала злое и жестокое. И куда только его
симпатичность и обаятельность делась, которая была пока мы сюда ехали!?
-
Так ты и так доминируешь, я женщина, ты мужчина - в чем проблема, -
говорю я. И мило улыбаюсь. Ну смешно мне немного стало. Он такой
серьезный.
- Ты что не понимаешь что ли? Я не об этом! - и лицо все серьезней и серьезней.
- А о чем?
- Вика, ты что тупая? Ты что меня не слышишь? Не надо мне включать тут дурочку!
-
Да ничего я не включаю. Ну я вообще уже мозг отключила и поплыла, я
настроилась, чего ты остановился? Ты скажи - что делать-то надо? ))
Сесть что ли в кресло?! -спросила я засмеялась.
Он оглядел
пространство. Посмотрел на спинку кровати, пощупал там под матрацом.
Потом снова куда-то в комнату посмотрел, как бы выискивая что-то.
- Я хочу тебя связать - говорит.
-Зачем? Я вроде и так никуда не убегаю.
Тут
снова он упрекает меня, что я дурочку включила. А я просто шутить
пытаюсь, чтобы обстановку разрядить, неожиданно накалившуюся. Но ничего
не получается у меня.
- Я не хочу, чтобы меня связывали. Давай продолжим, как начали.
Он
сел на кровати и заговорил. Мол я что дура что ли?! Он теперь ИНОЙ! Он
мне русским языком говорит, что ему хочетсся доминировать! И чтобы я
подчинялась! И больше - никак!
Я говорю - слушай, давай в первый
раз начнем просто так, уже же начали, давай продолжим, а во второй раз -
обговорим это. Про доминирование и подчинение, ладно? Он говоорит -
НЕТ! Только сейчас!
Я слезла с кровати, села в кресло и закурила.
Хотела курить поменьше, здоровым сексом позаниматься, да не выходит.
Дело принимает серьезный оборот. Пришлось сесть и начать переговоры. Я
ему говорю значит, мол ты пойми, - у меня мужчины не было год и три
месяца, мне хочется нежности и ласки, а экспериментов совсем не хочется.
Мы мол потом поговорим про порог примлемости. Не сейчас. Сейчас мол
давай продолжим, хороше же начали. Он говорит, тогда мол на хер все,
собираемся и едем домой обратно! И злой такой. Я говорю:
-
Неожиданный поворот в сюжете! Ты хоть мне обрисуй сценарий тогда, что
будем делать, и что за чем будет следовать?? -Я честно говоря,
перепугалась. В основном из-за выражения его лица. Недовольного,
каменного и непреклонного.
- Я тебя свяжу и привяжу, и буду (типа
иметь-но он не называет вещи своими именами, а предпочитает в этих
местах делать паузы, стесняется видимо) как хочу. Я говорю:
- Нет,
Славик, что значит как хочу? Я так не могу, мне страшно. Откуда я знаю,
что у тебя на уме? Ты мне хоть ребра - то не переломаешь?! Я не хочу
быть связанной, ты пойми!! И вообще - почему ты раньше мне об этом не
сказал?! До того, как мы сюда приехали?
- Я тебе говорил, намекал, что я теперь другой. Помнишь, я тебе еще в интернете писал. Прошлой зимой?
Я что-то припоминать стала. Ну да, писал.
- Так я думала, ты шутишь.
- Ты не делай из меня идиота или какого-то маньячину!
- Да я ничего не делаю из тебя..
- Ну так и что?
- Нет. - это я говорю.
- Значит ты хотела меня просто использовать?!
- Как так?
-Ну приехать сюда, раздвинуть ноги и получить удовольствие!
-
Это теперь называется "использовать"?! Я явно что-то пропустила за
истекший год. А ты разве не получаешь от этого удоволствия?
- Я тебе говорю. Я хочу так, так и так. Доминировать. А нет - так ничего не будет.
- Бить что ли меня?
- Ну как получится.
- Ну уж нет.
-
Ну на нет и суда нет. Тогда найди себе другого мужика, будешь
раздвигать перед ним ноги, он будет выполнять свою работу, и все.
- ..
Я
пыталась объяснить ему, что он не прав. Но он сразу сказал - что это я
не права. Я сказала, что когда ты говоришь женщине, делай так так и вот
так - это ультиматум. А нужны компромиссы хотя бы. В противном случае -
ему нужно было взять профессионалку, которая потерпела бы это все за
деньги. Почему он решил, что я буду выполнять его ультиматумы? Так не
делается. Так не бывает. Он сказал, что у него есть женщина, и от всего
этого она получает удовольствие. Я говорю - так может у нее есть еще и
муж? Он сказал, что давай мол ты не будешь ее трогать, ладно? Я сказала -
ладно..
И сел смотреть телевизор. Я ошарашенная начинаю снова
курить. Сок пью какой-то. Прошло минут десять. Я подсела к нему, и нежно
так спрашиваю: "Славичек, ну что с тобой случилось? Я тебя вообще не
узнаю. Ты же был хорошим славным парнем. У тебя что проблемы какие-то?
Может в семье что случилось, нет?" И целую его нежно так, как раньше
всегда это делала. Но он продолжает гнуть свою линию. Мол - хорош
включать дурочку, он теперь иной. КОНЦЕПЦИЯ у него теперь такая! И
точка.Так и сказал - концепция. А я хорошо понимаю, что такое
концепция)) Не зря же я столько философии обучалась. Ясно - говорю. И
одеваюсь. Он тоже оделся. На столе разложены купленные мною разные
нужные штуки. Не пригодились. Он еще около часа смотрел телевизор, а я в
основном помалкивала. Спросила - какие у него сейчас планы? Он сказал -
домой меня отвезти. Ну хоть это хорошо. Ночь, а я Бог знает где.. Всю
дорогу обратно он молчал. Не проронил ни слова. Так и расстались.
Тема закрытаТема в горячихТема скрытаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
ОтписатьсяПодписаться
Комментарии
27
12
ELENA K
эх. не успела вторую часть скопировать про Вову!
СсылкаПожаловаться
ELENA K
эх. не успела вторую часть скопировать про Вову!
СсылкаПожаловаться
Гугли там фсё есть.
СсылкаПожаловаться
mai.741@mail.ru
Гугли там фсё есть.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
а искать-то че не поняла? про вову?
СсылкаПожаловаться
ELENA K
а искать-то че не поняла? про вову?
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Годовщина свадьбы.
СсылкаПожаловаться
mai.741@mail.ru
Годовщина свадьбы.
СсылкаПожаловаться
История переписки4
спасибо!)))
СсылкаПожаловаться
ВИШНЯ
НЕ СТОИТ РИСКОВАТЬ

- Посмотрим, - сказал жизнерадостный импрессарио, наклоняясь над
географическим атласом. - Вот город, куда мы можем завернуть на обратном
пути. Антананариво, столица Мадагаскара, имеет сто тысяч жителей.
- Это звучит обещающе, - сказал Марк Твен, запуская руки в густые
кудри. - Прочтите, что там есть еще по этому вопросу.
- Жители Мадагаскара, - продолжал читать жизнерадостный импрессарио,
- отнюдь не дикари, и лишь немногие из племен могут быть названы
варварскими. Среди мадагаскарцев много ораторов, и язык их полон фигурами,
метафорами и притчами. Есть много данных, чтобы судить о высоте
умственного развития населения Мадагаскара.
- Звучит очень хорошо, - сказал юморист. - Читайте дальше.
- Мадагаскар, - продолжал импрессарио, - родина огромной птицы -
эпиорнис - кладущей яйца величиной в 15 с половиной на 9 с половиной
дюймов, весом от десяти до двенадцати фунтов. Эти яйца...
- Не стоит читать дальше, - сказал Марк Твен. - Мы не поедем на
Мадагаскар.

ЗЕЛЕНЫЙ

- Я впредь буду иметь дело только с опытными приказчиками,
освоившимися со всеми особенностями ювелирной торговли, - сказал вчера
хаустонский ювелир своему другу. Видите ли, на рождественские праздники мы
обычно нуждаемся в помощи и часто берем на эти дни людей, которые являются
прекрасными приказчиками, но не посвящены в тонкости именно ювелирного
дела. И вот тот молодой человек чрезвычайно исполнителен и вежлив со
всеми, но благодаря ему я только что потерял одного из лучших своих
клиентов.
- Каким образом? - спросил друг.
- Господин, всегда покупающий у нас, зашел с женой неделю тому назад,
дал ей выбрать великолепную бриллиантовую булавку, обещанную им в качестве
рождественского подарка, и попросил этого молодого человека отложить ее
для него до сегодня.
- Понимаю, - сказал друг, - он продал ее кому-то другому, к великому
разочарованию вашего клиента.
- Вы, по-видимому, недостаточно хорошо знаете психологию женатых
людей, - сказал ювелир. - Этот идиот действительно сохранил отложенную
булавку, и тому пришлось купить ее.

ОБОРОТНАЯ СТОРОНА

Все газеты обошло одно утверждение, касающееся хорошо известного
женского недостатка - любопытства. Оно гласит, что если мужчина принесет
домой номер газеты, из которого вырезан кусочек, жена его не успокоится до
тех пор, пока не достанет другого экземпляра и не убедится, что именно
было вырезано.
Один из хаустонских жителей настолько заинтересовался этим
утверждением, что решил проверить его на опыте. Как-то вечером на прошлой
неделе он вырезал из утренней газеты объявление о новом средстве против
катара - так, дюйма на два - и оставил искалеченный номер на столе, где
жена не могла его не заметить.
Он взял книгу и сделал вид, что поглощен ею, в то же время наблюдая
за женой, просматривающей газету. Когда той попалось место, откуда была
вырезана заметка, она нахмурилась, и серьезное раздумье отразилось на ее
лице.
Однако, она ни слова не сказала, и муж никак не мог решить наверняка,
возбуждено в ней любопытство или нет.
На следующий день, когда он вернулся к обеду, жена встретила его с
пылающими глазами и зловещим дрожанием губ.
- Жалкий лживый негодяй! - вскричала она. - После стольких лет
совместной жизни узнать, что ты низко обманывал меня, ведя двойную жизнь и
навлекая позор и горе на твою ни в чем неповинную семью! Я всегда
подозревала, что ты мерзавец и подлец, а теперь у меня в руках неоспоримое
доказательство этого!
- Что - что - что ты имеешь в виду, Мэри? - вырвалось у него. - Я
ничего не сделал!
- Конечно, ты готов добавить и ложь к списку твоих пороков! Раз ты
делаешь вид, что не понимаешь меня - погляди на это!
Она держала перед ним неповрежденный экземпляр вчерашней утренней
газеты.
- Ты рассчитывал скрыть от меня твои поступки, вырезав часть газеты,
но я умнее, чем ты думал!
- Но это всего лишь шутка, Мэри. Я не думал, что ты отнесешься к
этому серьезно.
- Ты называешь это шуткой, бессовестный негодяй! - вскричала жена,
развертывая перед ним газету.
Муж взглянул - и прочел в смущении и ужасе. Вырезая объявление о
катаре, он ни на минуту не подумал взглянуть, что стояло на оборотной
стороне его - и вот какая заметка должна была представиться глазам того,
кто встретился с вырезкой, читая другую страницу листа:
Один из жителей города, видный делец, весьма весело проводил вчера
время в одном из ресторанов, ужиная вместе с двумя хористками
гастролирующей в настоящее время у нас комической оперы. Излишне громкий
разговор и битье посуды привлекли внимание посторонних, но все было
улажено, благодаря видному положению, занимаемому упомянутым джентльменом.
- Ты называешь это шуткой, старая ты гадина? - визжала возбужденная
дама. - Я уезжаю к маме сегодня же вечером и намерена остаться там. Думал
надуть меня, вырезав заметку, да? Ты низкая, транжирящая деньги змея - ты!
Я уже упаковала свои сундуки и еду сию же минуту домой... не подходи ко
мне!
- Мэри! - пролепетал не находивший слов муж. - Клянусь, что я...
- Не прибавляйте кощунства к вашим преступлениям, сэр!
Муж сделал три-четыре тщетных попытки заставить себя выслушать, а
затем схватил шляпу и выбежал на улицу. Через четверть часа он вернулся с
двумя шелковыми платьями, четырьмя фунтами конфет, бухгалтером и тремя
приказчиками, чтобы доказать, что в упомянутый вечер он был по горло занят
у себя в магазине.
Дело в конце концов было улажено к удовлетворению обеих сторон, но
зато один из хаустонских жителей больше не испытывает любопытства по
вопросу о женском любопытстве.

СПОРТИВНЫЙ ИНТЕРЕС

На задворках одной из крупнейших мануфактурных фабрик Хаустона кипит
оживленная работа. Целый ряд рабочих хлопочет, подымая тяжести с помощью
блоков и талей. Каким-то образом канат перетирается и подъемный кран летит
вниз. Толпа с быстротой молнии рассеивается, кто куда. Сильный, режущий
уши грохот, туча пыли и - труп человека под тяжелыми лесами.
Остальные окружают его и геркулесовыми усилиями стаскивают балки с
исковерканного тела. Из грубых, но добрых грудей вырывается хриплый ропот
жалости, и вопрос обегает все уста:
- Кто скажет ей?
В маленьком аккуратном домике близ железной дороги, который они,
стоя, видят отсюда, ясноглазая, каштаново-волосая молодая женщина
работает, напевая, и не знает, что смерть в мгновение ока вырвала ее мужа
из числа живых.
Работает, счастливо напевая, в то время, как рука, которую она
выбрала для защиты и поддержки в течение всей ее жизни, лежит неподвижная
и быстро холодеет холодом могилы!
Эти грубые люди, как дети, стараются уклониться от необходимости
сообщить ей. Их страшит принести весть, которая сменит ее улыбку на горе и
плач.
- Иди ты, Майк, - говорят одновременно трое или четверо из них. - Ты,
брат, ученее, чем кто-либо из нас, и будешь чувствовать себя, после того,
как скажешь ей, как ни в чем не бывало. Пошел, пошел - и будь поласковее с
женкой бедного Тима, пока мы попробуем привести труп в порядок!
Майк - приятного вида мужчина, молодой и дюжий. Кинув последний
взгляд на злополучного товарища, он медленно направился вниз по улице к
домику, где живет молодая жена - теперь, увы, вдова.
Прибыв на место, он не колеблется. Сердце у него нежное, но
закаленное. Он поднимает щеколду калитки и твердым шагом идет к двери.
Прежде, чем он успевает произнести хоть одно слово, что-то в его лице
говорит ей всю правду.
- Что это было? - спрашивает она. - Внезапный взрыв или укус змеи?
- Подъемный кран сорвался, - говорит Майк.
- В таком случае я проиграла пари, - говорит она. - Я не сомневалась,
что это будет - виски.
Жизнь, господа, полна разочарований.

УМЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ

Сильный запах лука и того сорта спирта, который рекомендуется в
рекламах "для технических целей", проникли сквозь замочную скважину, а
немедленно за ними появился индивидуум, неся под мышкой внушительную
рукопись, напоминавшую величиной скатанный кусок обоев.
Индивидуум принадлежал к типу, определяемому нашими английскими
кузенами, как "представитель низших классов", а демагогической прессой,
как "кости и нервы страны"; местом же его вторжения была святая святых
великого техасского еженедельника.
Редактор сидел за письменным столом, вцепившись руками в свои скудные
волосы и глядя с отчаянием на письмо, полученное от фирмы, у которой он
брал в кредит бумагу.
Индивидуум пододвинул стул к самому креслу редактора и положил
тяжелую рукопись на стол - так что последний даже затрещал под ее весом.
- Я работал над этим девятнадцать часов, - сказал он, - но, наконец,
оно кончено.
- Что это такое? - спросил редактор. - Травокосилка?
- Это ответ, сэр, на послание президента: развенчание каждой и всех
его проклятых доктрин, полный и уничтожающий образ каждого из утверждений
и каждой из лживых и предательских теорий, им выдвинутых.
- Приблизительно сколько... гм.. сколько фунтов оно содержит,
по-вашему? - спросил в раздумьи редактор.
- Пятьсот двадцать семь страниц, сэр, и...
- Написано карандашом на одной стороне листа? - спросил редактор со
странным блеском в глазах.
- Да, и здесь затронуто...
- Можете оставить рукопись, - сказал редактор, вставая со своего
кресла. - Полагаю, что мы сумеем использовать ее надлежащим образом.
Индивидуум отчаянным усилием перевел дух и удалился, чувствуя, что
решительный удар нанесен - тем, наверху.
Не прошло и десяти минут, как были приобретены шесть лучших резинок,
и весь состав конторы приступил к работе над рукописью.
Великий еженедельник вышел вовремя, но редактор задумчиво взглянул на
непогашенный с прошлого месяца счет за бумагу и сказал:
- Пока что - хорошо. Но хотел бы я знать, на чем мы будем печатать
следующий выпуск!
СсылкаПожаловаться
ВИШНЯ
НЕ СТОИТ РИСКОВАТЬ

- Посмотрим, - сказал жизнерадостный импрессарио, наклоняясь над
географическим атласом. - Вот город, куда мы можем завернуть на обратном
пути. Антананариво, столица Мадагаскара, имеет сто тысяч жителей.
- Это звучит обещающе, - сказал Марк Твен, запуская руки в густые
кудри. - Прочтите, что там есть еще по этому вопросу.
- Жители Мадагаскара, - продолжал читать жизнерадостный импрессарио,
- отнюдь не дикари, и лишь немногие из племен могут быть названы
варварскими. Среди мадагаскарцев много ораторов, и язык их полон фигурами,
метафорами и притчами. Есть много данных, чтобы судить о высоте
умственного развития населения Мадагаскара.
- Звучит очень хорошо, - сказал юморист. - Читайте дальше.
- Мадагаскар, - продолжал импрессарио, - родина огромной птицы -
эпиорнис - кладущей яйца величиной в 15 с половиной на 9 с половиной
дюймов, весом от десяти до двенадцати фунтов. Эти яйца...
- Не стоит читать дальше, - сказал Марк Твен. - Мы не поедем на
Мадагаскар.

ЗЕЛЕНЫЙ

- Я впредь буду иметь дело только с опытными приказчиками,
освоившимися со всеми особенностями ювелирной торговли, - сказал вчера
хаустонский ювелир своему другу. Видите ли, на рождественские праздники мы
обычно нуждаемся в помощи и часто берем на эти дни людей, которые являются
прекрасными приказчиками, но не посвящены в тонкости именно ювелирного
дела. И вот тот молодой человек чрезвычайно исполнителен и вежлив со
всеми, но благодаря ему я только что потерял одного из лучших своих
клиентов.
- Каким образом? - спросил друг.
- Господин, всегда покупающий у нас, зашел с женой неделю тому назад,
дал ей выбрать великолепную бриллиантовую булавку, обещанную им в качестве
рождественского подарка, и попросил этого молодого человека отложить ее
для него до сегодня.
- Понимаю, - сказал друг, - он продал ее кому-то другому, к великому
разочарованию вашего клиента.
- Вы, по-видимому, недостаточно хорошо знаете психологию женатых
людей, - сказал ювелир. - Этот идиот действительно сохранил отложенную
булавку, и тому пришлось купить ее.

ОБОРОТНАЯ СТОРОНА

Все газеты обошло одно утверждение, касающееся хорошо известного
женского недостатка - любопытства. Оно гласит, что если мужчина принесет
домой номер газеты, из которого вырезан кусочек, жена его не успокоится до
тех пор, пока не достанет другого экземпляра и не убедится, что именно
было вырезано.
Один из хаустонских жителей настолько заинтересовался этим
утверждением, что решил проверить его на опыте. Как-то вечером на прошлой
неделе он вырезал из утренней газеты объявление о новом средстве против
катара - так, дюйма на два - и оставил искалеченный номер на столе, где
жена не могла его не заметить.
Он взял книгу и сделал вид, что поглощен ею, в то же время наблюдая
за женой, просматривающей газету. Когда той попалось место, откуда была
вырезана заметка, она нахмурилась, и серьезное раздумье отразилось на ее
лице.
Однако, она ни слова не сказала, и муж никак не мог решить наверняка,
возбуждено в ней любопытство или нет.
На следующий день, когда он вернулся к обеду, жена встретила его с
пылающими глазами и зловещим дрожанием губ.
- Жалкий лживый негодяй! - вскричала она. - После стольких лет
совместной жизни узнать, что ты низко обманывал меня, ведя двойную жизнь и
навлекая позор и горе на твою ни в чем неповинную семью! Я всегда
подозревала, что ты мерзавец и подлец, а теперь у меня в руках неоспоримое
доказательство этого!
- Что - что - что ты имеешь в виду, Мэри? - вырвалось у него. - Я
ничего не сделал!
- Конечно, ты готов добавить и ложь к списку твоих пороков! Раз ты
делаешь вид, что не понимаешь меня - погляди на это!
Она держала перед ним неповрежденный экземпляр вчерашней утренней
газеты.
- Ты рассчитывал скрыть от меня твои поступки, вырезав часть газеты,
но я умнее, чем ты думал!
- Но это всего лишь шутка, Мэри. Я не думал, что ты отнесешься к
этому серьезно.
- Ты называешь это шуткой, бессовестный негодяй! - вскричала жена,
развертывая перед ним газету.
Муж взглянул - и прочел в смущении и ужасе. Вырезая объявление о
катаре, он ни на минуту не подумал взглянуть, что стояло на оборотной
стороне его - и вот какая заметка должна была представиться глазам того,
кто встретился с вырезкой, читая другую страницу листа:
Один из жителей города, видный делец, весьма весело проводил вчера
время в одном из ресторанов, ужиная вместе с двумя хористками
гастролирующей в настоящее время у нас комической оперы. Излишне громкий
разговор и битье посуды привлекли внимание посторонних, но все было
улажено, благодаря видному положению, занимаемому упомянутым джентльменом.
- Ты называешь это шуткой, старая ты гадина? - визжала возбужденная
дама. - Я уезжаю к маме сегодня же вечером и намерена остаться там. Думал
надуть меня, вырезав заметку, да? Ты низкая, транжирящая деньги змея - ты!
Я уже упаковала свои сундуки и еду сию же минуту домой... не подходи ко
мне!
- Мэри! - пролепетал не находивший слов муж. - Клянусь, что я...
- Не прибавляйте кощунства к вашим преступлениям, сэр!
Муж сделал три-четыре тщетных попытки заставить себя выслушать, а
затем схватил шляпу и выбежал на улицу. Через четверть часа он вернулся с
двумя шелковыми платьями, четырьмя фунтами конфет, бухгалтером и тремя
приказчиками, чтобы доказать, что в упомянутый вечер он был по горло занят
у себя в магазине.
Дело в конце концов было улажено к удовлетворению обеих сторон, но
зато один из хаустонских жителей больше не испытывает любопытства по
вопросу о женском любопытстве.

СПОРТИВНЫЙ ИНТЕРЕС

На задворках одной из крупнейших мануфактурных фабрик Хаустона кипит
оживленная работа. Целый ряд рабочих хлопочет, подымая тяжести с помощью
блоков и талей. Каким-то образом канат перетирается и подъемный кран летит
вниз. Толпа с быстротой молнии рассеивается, кто куда. Сильный, режущий
уши грохот, туча пыли и - труп человека под тяжелыми лесами.
Остальные окружают его и геркулесовыми усилиями стаскивают балки с
исковерканного тела. Из грубых, но добрых грудей вырывается хриплый ропот
жалости, и вопрос обегает все уста:
- Кто скажет ей?
В маленьком аккуратном домике близ железной дороги, который они,
стоя, видят отсюда, ясноглазая, каштаново-волосая молодая женщина
работает, напевая, и не знает, что смерть в мгновение ока вырвала ее мужа
из числа живых.
Работает, счастливо напевая, в то время, как рука, которую она
выбрала для защиты и поддержки в течение всей ее жизни, лежит неподвижная
и быстро холодеет холодом могилы!
Эти грубые люди, как дети, стараются уклониться от необходимости
сообщить ей. Их страшит принести весть, которая сменит ее улыбку на горе и
плач.
- Иди ты, Майк, - говорят одновременно трое или четверо из них. - Ты,
брат, ученее, чем кто-либо из нас, и будешь чувствовать себя, после того,
как скажешь ей, как ни в чем не бывало. Пошел, пошел - и будь поласковее с
женкой бедного Тима, пока мы попробуем привести труп в порядок!
Майк - приятного вида мужчина, молодой и дюжий. Кинув последний
взгляд на злополучного товарища, он медленно направился вниз по улице к
домику, где живет молодая жена - теперь, увы, вдова.
Прибыв на место, он не колеблется. Сердце у него нежное, но
закаленное. Он поднимает щеколду калитки и твердым шагом идет к двери.
Прежде, чем он успевает произнести хоть одно слово, что-то в его лице
говорит ей всю правду.
- Что это было? - спрашивает она. - Внезапный взрыв или укус змеи?
- Подъемный кран сорвался, - говорит Майк.
- В таком случае я проиграла пари, - говорит она. - Я не сомневалась,
что это будет - виски.
Жизнь, господа, полна разочарований.

УМЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ

Сильный запах лука и того сорта спирта, который рекомендуется в
рекламах "для технических целей", проникли сквозь замочную скважину, а
немедленно за ними появился индивидуум, неся под мышкой внушительную
рукопись, напоминавшую величиной скатанный кусок обоев.
Индивидуум принадлежал к типу, определяемому нашими английскими
кузенами, как "представитель низших классов", а демагогической прессой,
как "кости и нервы страны"; местом же его вторжения была святая святых
великого техасского еженедельника.
Редактор сидел за письменным столом, вцепившись руками в свои скудные
волосы и глядя с отчаянием на письмо, полученное от фирмы, у которой он
брал в кредит бумагу.
Индивидуум пододвинул стул к самому креслу редактора и положил
тяжелую рукопись на стол - так что последний даже затрещал под ее весом.
- Я работал над этим девятнадцать часов, - сказал он, - но, наконец,
оно кончено.
- Что это такое? - спросил редактор. - Травокосилка?
- Это ответ, сэр, на послание президента: развенчание каждой и всех
его проклятых доктрин, полный и уничтожающий образ каждого из утверждений
и каждой из лживых и предательских теорий, им выдвинутых.
- Приблизительно сколько... гм.. сколько фунтов оно содержит,
по-вашему? - спросил в раздумьи редактор.
- Пятьсот двадцать семь страниц, сэр, и...
- Написано карандашом на одной стороне листа? - спросил редактор со
странным блеском в глазах.
- Да, и здесь затронуто...
- Можете оставить рукопись, - сказал редактор, вставая со своего
кресла. - Полагаю, что мы сумеем использовать ее надлежащим образом.
Индивидуум отчаянным усилием перевел дух и удалился, чувствуя, что
решительный удар нанесен - тем, наверху.
Не прошло и десяти минут, как были приобретены шесть лучших резинок,
и весь состав конторы приступил к работе над рукописью.
Великий еженедельник вышел вовремя, но редактор задумчиво взглянул на
непогашенный с прошлого месяца счет за бумагу и сказал:
- Пока что - хорошо. Но хотел бы я знать, на чем мы будем печатать
следующий выпуск!
СсылкаПожаловаться
Список банов (6)
про виски понравилось...
СсылкаПожаловаться
ВИШНЯ
НЕ СТОИТ РИСКОВАТЬ

- Посмотрим, - сказал жизнерадостный импрессарио, наклоняясь над
географическим атласом. - Вот город, куда мы можем завернуть на обратном
пути. Антананариво, столица Мадагаскара, имеет сто тысяч жителей.
- Это звучит обещающе, - сказал Марк Твен, запуская руки в густые
кудри. - Прочтите, что там есть еще по этому вопросу.
- Жители Мадагаскара, - продолжал читать жизнерадостный импрессарио,
- отнюдь не дикари, и лишь немногие из племен могут быть названы
варварскими. Среди мадагаскарцев много ораторов, и язык их полон фигурами,
метафорами и притчами. Есть много данных, чтобы судить о высоте
умственного развития населения Мадагаскара.
- Звучит очень хорошо, - сказал юморист. - Читайте дальше.
- Мадагаскар, - продолжал импрессарио, - родина огромной птицы -
эпиорнис - кладущей яйца величиной в 15 с половиной на 9 с половиной
дюймов, весом от десяти до двенадцати фунтов. Эти яйца...
- Не стоит читать дальше, - сказал Марк Твен. - Мы не поедем на
Мадагаскар.

ЗЕЛЕНЫЙ

- Я впредь буду иметь дело только с опытными приказчиками,
освоившимися со всеми особенностями ювелирной торговли, - сказал вчера
хаустонский ювелир своему другу. Видите ли, на рождественские праздники мы
обычно нуждаемся в помощи и часто берем на эти дни людей, которые являются
прекрасными приказчиками, но не посвящены в тонкости именно ювелирного
дела. И вот тот молодой человек чрезвычайно исполнителен и вежлив со
всеми, но благодаря ему я только что потерял одного из лучших своих
клиентов.
- Каким образом? - спросил друг.
- Господин, всегда покупающий у нас, зашел с женой неделю тому назад,
дал ей выбрать великолепную бриллиантовую булавку, обещанную им в качестве
рождественского подарка, и попросил этого молодого человека отложить ее
для него до сегодня.
- Понимаю, - сказал друг, - он продал ее кому-то другому, к великому
разочарованию вашего клиента.
- Вы, по-видимому, недостаточно хорошо знаете психологию женатых
людей, - сказал ювелир. - Этот идиот действительно сохранил отложенную
булавку, и тому пришлось купить ее.

ОБОРОТНАЯ СТОРОНА

Все газеты обошло одно утверждение, касающееся хорошо известного
женского недостатка - любопытства. Оно гласит, что если мужчина принесет
домой номер газеты, из которого вырезан кусочек, жена его не успокоится до
тех пор, пока не достанет другого экземпляра и не убедится, что именно
было вырезано.
Один из хаустонских жителей настолько заинтересовался этим
утверждением, что решил проверить его на опыте. Как-то вечером на прошлой
неделе он вырезал из утренней газеты объявление о новом средстве против
катара - так, дюйма на два - и оставил искалеченный номер на столе, где
жена не могла его не заметить.
Он взял книгу и сделал вид, что поглощен ею, в то же время наблюдая
за женой, просматривающей газету. Когда той попалось место, откуда была
вырезана заметка, она нахмурилась, и серьезное раздумье отразилось на ее
лице.
Однако, она ни слова не сказала, и муж никак не мог решить наверняка,
возбуждено в ней любопытство или нет.
На следующий день, когда он вернулся к обеду, жена встретила его с
пылающими глазами и зловещим дрожанием губ.
- Жалкий лживый негодяй! - вскричала она. - После стольких лет
совместной жизни узнать, что ты низко обманывал меня, ведя двойную жизнь и
навлекая позор и горе на твою ни в чем неповинную семью! Я всегда
подозревала, что ты мерзавец и подлец, а теперь у меня в руках неоспоримое
доказательство этого!
- Что - что - что ты имеешь в виду, Мэри? - вырвалось у него. - Я
ничего не сделал!
- Конечно, ты готов добавить и ложь к списку твоих пороков! Раз ты
делаешь вид, что не понимаешь меня - погляди на это!
Она держала перед ним неповрежденный экземпляр вчерашней утренней
газеты.
- Ты рассчитывал скрыть от меня твои поступки, вырезав часть газеты,
но я умнее, чем ты думал!
- Но это всего лишь шутка, Мэри. Я не думал, что ты отнесешься к
этому серьезно.
- Ты называешь это шуткой, бессовестный негодяй! - вскричала жена,
развертывая перед ним газету.
Муж взглянул - и прочел в смущении и ужасе. Вырезая объявление о
катаре, он ни на минуту не подумал взглянуть, что стояло на оборотной
стороне его - и вот какая заметка должна была представиться глазам того,
кто встретился с вырезкой, читая другую страницу листа:
Один из жителей города, видный делец, весьма весело проводил вчера
время в одном из ресторанов, ужиная вместе с двумя хористками
гастролирующей в настоящее время у нас комической оперы. Излишне громкий
разговор и битье посуды привлекли внимание посторонних, но все было
улажено, благодаря видному положению, занимаемому упомянутым джентльменом.
- Ты называешь это шуткой, старая ты гадина? - визжала возбужденная
дама. - Я уезжаю к маме сегодня же вечером и намерена остаться там. Думал
надуть меня, вырезав заметку, да? Ты низкая, транжирящая деньги змея - ты!
Я уже упаковала свои сундуки и еду сию же минуту домой... не подходи ко
мне!
- Мэри! - пролепетал не находивший слов муж. - Клянусь, что я...
- Не прибавляйте кощунства к вашим преступлениям, сэр!
Муж сделал три-четыре тщетных попытки заставить себя выслушать, а
затем схватил шляпу и выбежал на улицу. Через четверть часа он вернулся с
двумя шелковыми платьями, четырьмя фунтами конфет, бухгалтером и тремя
приказчиками, чтобы доказать, что в упомянутый вечер он был по горло занят
у себя в магазине.
Дело в конце концов было улажено к удовлетворению обеих сторон, но
зато один из хаустонских жителей больше не испытывает любопытства по
вопросу о женском любопытстве.

СПОРТИВНЫЙ ИНТЕРЕС

На задворках одной из крупнейших мануфактурных фабрик Хаустона кипит
оживленная работа. Целый ряд рабочих хлопочет, подымая тяжести с помощью
блоков и талей. Каким-то образом канат перетирается и подъемный кран летит
вниз. Толпа с быстротой молнии рассеивается, кто куда. Сильный, режущий
уши грохот, туча пыли и - труп человека под тяжелыми лесами.
Остальные окружают его и геркулесовыми усилиями стаскивают балки с
исковерканного тела. Из грубых, но добрых грудей вырывается хриплый ропот
жалости, и вопрос обегает все уста:
- Кто скажет ей?
В маленьком аккуратном домике близ железной дороги, который они,
стоя, видят отсюда, ясноглазая, каштаново-волосая молодая женщина
работает, напевая, и не знает, что смерть в мгновение ока вырвала ее мужа
из числа живых.
Работает, счастливо напевая, в то время, как рука, которую она
выбрала для защиты и поддержки в течение всей ее жизни, лежит неподвижная
и быстро холодеет холодом могилы!
Эти грубые люди, как дети, стараются уклониться от необходимости
сообщить ей. Их страшит принести весть, которая сменит ее улыбку на горе и
плач.
- Иди ты, Майк, - говорят одновременно трое или четверо из них. - Ты,
брат, ученее, чем кто-либо из нас, и будешь чувствовать себя, после того,
как скажешь ей, как ни в чем не бывало. Пошел, пошел - и будь поласковее с
женкой бедного Тима, пока мы попробуем привести труп в порядок!
Майк - приятного вида мужчина, молодой и дюжий. Кинув последний
взгляд на злополучного товарища, он медленно направился вниз по улице к
домику, где живет молодая жена - теперь, увы, вдова.
Прибыв на место, он не колеблется. Сердце у него нежное, но
закаленное. Он поднимает щеколду калитки и твердым шагом идет к двери.
Прежде, чем он успевает произнести хоть одно слово, что-то в его лице
говорит ей всю правду.
- Что это было? - спрашивает она. - Внезапный взрыв или укус змеи?
- Подъемный кран сорвался, - говорит Майк.
- В таком случае я проиграла пари, - говорит она. - Я не сомневалась,
что это будет - виски.
Жизнь, господа, полна разочарований.

УМЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ

Сильный запах лука и того сорта спирта, который рекомендуется в
рекламах "для технических целей", проникли сквозь замочную скважину, а
немедленно за ними появился индивидуум, неся под мышкой внушительную
рукопись, напоминавшую величиной скатанный кусок обоев.
Индивидуум принадлежал к типу, определяемому нашими английскими
кузенами, как "представитель низших классов", а демагогической прессой,
как "кости и нервы страны"; местом же его вторжения была святая святых
великого техасского еженедельника.
Редактор сидел за письменным столом, вцепившись руками в свои скудные
волосы и глядя с отчаянием на письмо, полученное от фирмы, у которой он
брал в кредит бумагу.
Индивидуум пододвинул стул к самому креслу редактора и положил
тяжелую рукопись на стол - так что последний даже затрещал под ее весом.
- Я работал над этим девятнадцать часов, - сказал он, - но, наконец,
оно кончено.
- Что это такое? - спросил редактор. - Травокосилка?
- Это ответ, сэр, на послание президента: развенчание каждой и всех
его проклятых доктрин, полный и уничтожающий образ каждого из утверждений
и каждой из лживых и предательских теорий, им выдвинутых.
- Приблизительно сколько... гм.. сколько фунтов оно содержит,
по-вашему? - спросил в раздумьи редактор.
- Пятьсот двадцать семь страниц, сэр, и...
- Написано карандашом на одной стороне листа? - спросил редактор со
странным блеском в глазах.
- Да, и здесь затронуто...
- Можете оставить рукопись, - сказал редактор, вставая со своего
кресла. - Полагаю, что мы сумеем использовать ее надлежащим образом.
Индивидуум отчаянным усилием перевел дух и удалился, чувствуя, что
решительный удар нанесен - тем, наверху.
Не прошло и десяти минут, как были приобретены шесть лучших резинок,
и весь состав конторы приступил к работе над рукописью.
Великий еженедельник вышел вовремя, но редактор задумчиво взглянул на
непогашенный с прошлого месяца счет за бумагу и сказал:
- Пока что - хорошо. Но хотел бы я знать, на чем мы будем печатать
следующий выпуск!
СсылкаПожаловаться
Список банов (6)
Волчонок, спасибо за аву, очень приятная, в который раз уже радуешь.
СсылкаПожаловаться
ВИШНЯ
ПРИМЕРЕНИЕ

Одноактная драма
Действующие лица: хаустонская супружеская чета.
Место действия: будуар супруги.
Он. А теперь, Виола, раз мы понимаем друг друга, не станем повторять
этого еще раз. Забудем горькие слова, сказанные нами друг другу, и решим
жить всегда в любви и в мире. (Берет ее за талию).
Она. Ах, Чарльз, ты не представляешь, как я счастлива! Разумеется, мы
никогда больше не будем ссориться. Жизнь слишком коротка для того, чтобы
изводить ее на мелкие дрязги и стычки. Будем идти по светлому пути любви и
никогда больше не сойдем с него. Ах, какое блаженство сознавать, что ты
любишь меня и что ничто никогда не встанет между нами! Совсем как будто
вернулись прежние дни наших встреч у сиреневой изгороди, не правда ли?
(Кладет голову ему на плечо).
Он. Да, и я еще срывал тогда гроздья и вплетал в твои волосы, и
называл тебя царицей Титанией.
Она. Ах, это было прелестно! Я помню. Царица Титания? Ах, это одна из
шекспировских героинь, которая еще полюбила человека с ослиной головой.
Он. Гм!
Она. Не надо. Я не имела в виду тебя. Ах, Чарльз, прислушайся к этим
рождественским колоколам! Что за веселый день это будет для нас! Ты
уверен, что любишь меня так же, как любил раньше?
Он. Больше! (Чмок!)
Она. Мои губки сладки?
Он. (Чмок! Чмок!)
Она. Ты хочешь их съесть?
Он. Все без остатка. Чья ты женушка?
Она. Моего собственного маленького мальчика.
Оба. (Чмок!)
Он. Слушай, колокола зазвонили опять. Мы должны быть вдвойне
счастливы, любовь моя, потому что мы переплыли бурные моря сомнений и
гнева. Но теперь близок рассвет: розовая заря любви вернулась!
Она. И вечно останется. Ах, Чарльз, ни словом ни взглядом не причиним
больше боли друг другу!
Он. Никогда! И ты не будешь больше бранить меня?
Она. Нет, любимый. Ты знаешь, я никогда не браню тебя, если ты не
даешь мне повода.
Он. Иногда ты злишься и говоришь неприятности без всякого повода.
Она. Может быть, ты так думаешь, но это не так. (Отрывает голову от
его плеча).
Он. Я знаю, о чем я говорю (Снимает руку с ее талии.)
Она. Ты приходишь домой раздраженным, потому что не умеешь вести свои
дела, как следует, и срываешь зло на мне.
Он. Я устаю от тебя. Ты наступаешь сама себе на уши, потому что ты
принадлежишь к такой уж бездумной широкоротой породе и не в силах не
делать этого.
Она. Ты старый беспардонный лгун из лгуньего рода, и не смей
разговаривать так со мной, или я выцарапаю твои глаза!
Он. Ты проклятая бешеная кошка! Жалею, что меня не убило молнией
прежде, чем я встретил тебя.
Она. (хватая щетку). Бах! Бах! Тррах!
Он. (после того, как выбрался на тротуар). Интересно, прав ли
полковник Ингерсол, что самоубийство не грех?
Занавес.
СсылкаПожаловаться
ВИШНЯ
ОРИГИНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Есть одна леди в Хаустоне, которой вечно приходят в голову
оригинальные идеи.
Для женщин это - очень большой недостаток, заслуживающий всяческого
порицания. Женщина должна узнать, как смотрит на вещи ее муж, и построить
свое мировоззрение соответственно. Конечно, неплохо, если у нее есть и
свой взгляд на вещи, который она держит про себя - но кому приходилось
встречать женщину, которая поступала бы таким образом?
Эта леди, в частности, имела обыкновение применять свои оригинальные
идеи на практике, и не только ее семья, но и соседи вечно были настороже
против каких-нибудь ошарашивающих сюрпризов с ее стороны.
В один прекрасный день она прочла в газете статью, не замедлившую
внушить ей оригинальную идею. Статья указывала на то хорошо известное
обстоятельство, что если бы мужчины могли найти у себя дома удовлетворение
своих нужд и прихотей, у них не являлось бы потребности покидать домашний
очаг и шляться по кабакам. Это утверждение показалось нашей леди
разительнейшей истиной, и она смело заимствовала идею и решила немедленно
применить ее на практике как свое собственное изобретение.
Когда в этот вечер ее муж вернулся домой, он заметил, что один конец
гостиной отделен занавеской, но он уже так привык ко всякого рода
новшествам, что даже побоялся расспрашивать, в чем тут дело.
Здесь будет кстати упомянуть, что у мужа нашей леди была слабость к
пиву. Он не только любил - он обожал пиво. Пиво смело могло никогда ни к
чему не ревновать этого джентльмена.
После ужина леди сказала:
- А теперь, Роберт, у меня есть маленький сюрприз для тебя. Тебе не
нужно уходить в город сегодня. Я приспособила наш дом к тому, чтобы
доставлять тебе все удовольствия, которые ты ищешь на стороне.
С этими словами она отдернула занавеску, и Роберт увидел, что один
конец гостиной обращен в бар - или, вернее, в представление его жены о
баре.
Несколько дорожек, из числа составлявших ковер, были сняты, и пол
посыпан опилками. Кухонный стол был поставлен наискосок в одном из углов.
Сзади на полке красовалась внушительная батарея бутылок всех размеров и
форм, а в центре было артистически приспособлено лучшее из туалетных
зеркал его жены.
На козлах помещался непочатый бочонок пива, и жена его, надев
кокетливую наколку и передничек, грациозно прыгнула за стойку и, смущенно
протягивая ему кружку пива, сказала:
- Вот идея, пришедшая мне в голову, Роберт. Мне казалось, что будет
гораздо лучше, если ты станешь тратить деньги дома и в то же время иметь
все удовольствия и развлечения, которые ты получаешь в городе. Что
прикажете, сэр? - продолжала она с милой деловой вежливостью.
Роберт прислонился к стойке и тщетно двинул три или четыре раза
носком сапога, пытаясь найти перекладину для ног. Он был до некоторой
степени ошеломлен, как бывал всегда от оригинальных идей своей жены. Затем
он взял себя в руки и изобразил на лице мрачное подобие улыбки.
- Мне пива, пожалуйста, - сказал он.
Его жена нацедила пива, положила пятицентовик на полку, и
облокотившись на бар, стала непринужденно болтать на темы дня, как это
делают все рестораторы.
- Вы должны пить много сегодня, - сказала она лукаво, - так как
сегодня вы мой единственный посетитель.
Настроение у Роберта было подавленное, но он пытался не обнаруживать
этого. Если не считать пива - действительно, первоклассного - мало что
напоминало ему здесь те места, где он имел обыкновение тратить деньги.
Яркого света хрусталя, стука игральных костей, смешных анекдотов
Брауна, Джонса и Родинсона, оживленного движения и специфически
ресторанного колорита - ничего из того, что он находил там, здесь не было.
Некоторое время Роберт был задумчив - и вдруг оригинальная идея
пришла ему в голову.
Он вытащил из кармана пригоршню мелочи и начал заказывать кружку за
кружкой пива. Леди за стойкой вся так и сияла от успеха своей идеи. Обычно
она устраивала целую бучу, если от ее супруга несло по возвращении домой
пивом - но теперь, когда прибыль шла ей в руки, она и не думала
жаловаться.
Неизвестно, сколько в точности кружек пива подала она своему мужу, но
на полке уже красовалась целая стопка пяти- и десятицентовиков, и даже две
или три монетки в четверть доллара.
Роберт почти уже лежал на стойке, время от времени выбрасывая ногу,
чтобы попасть на перекладину, которой там не было, но говорил очень мало.
Его жене следовало бы не допустить до этого, но прибыльность предприятия
вскружила ей голову.
Наконец Роберт выговорил чрезвычайно повышенным тоном:
- Ччерт ппобери, ггоните ссюда еще ппару ссклянок и ззапишите их на
ммой ссчет!
Жена посмотрела на него с удивлением.
- Конечно же, я не сделаю этого, Роберт, - сказала она. - Ты должен
платить за все, что берешь. Я думала, что ты это понял.
Роберт посмотрел в зеркало так прямо, как только мог, пересчитал
отражения и затем гаркнул голосом, который можно было услышать за квартал:
- Кк ччерту вссе этто, ггони, сюда шшесть ккружек ппива, дда ппоставь
их на ллед, Ссюзи, ккрасавица моя, или я ссброшу к ччерту всю ттвою
ммузыку. Га-га!
- Роберт! - сказала его жена тоном, обнаруживающим растущее
подозрение, - ты пил сегодня!
- Этто ннаглая лложь! - возразил Роберт, запуская пивной кружкой в
зеркало. - Ббыл в кконторе и ппомогал пприятелю отправлять ккниги и
оппоздал на ттрамвай. Слушай, Ссюзи, ккрасавица, ты ддолжна мне две
ккружки с прошшлого рраза. Ггони их ссюда, или я ссброшу к ччерту всю
сстойку!
Жену Роберта звали Генриеттой. В ответ на последнее замечание она
вышла из-за стойки и двинула его в глаз штукой для выжимания лимона. Тогда
Роберт пнул стол, переломал половину бутылок, пролил пиво и заговорил
языком, не пригодным для печатного издания.
Десять минут спустя, жена связала его бельевой веревкой и, мерно
нанося ему удары теркой для картофеля, обдумывала в промежутках способ
ликвидации своей последней блестящей оригинальной идеи.

ЕЕ НЕДОСТАТОК

Это были две хаустонские барышни, совершающие прогулку на
велосипедах. Они встретили третью барышню, не признающую велосипеда,
которая катила с молодым человеком в шарабане.
Конечно, они должны были сделать какое-нибудь замечание о ней -
потому что это рассказ из жизни и потому что они настоящие живые барышни!
- и вот одна из них сказала:
- Мне никогда не нравилась эта особа.
- Почему?
- О, она слишком женственна!
СсылкаПожаловаться
ВИШНЯ
ОРИГИНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Есть одна леди в Хаустоне, которой вечно приходят в голову
оригинальные идеи.
Для женщин это - очень большой недостаток, заслуживающий всяческого
порицания. Женщина должна узнать, как смотрит на вещи ее муж, и построить
свое мировоззрение соответственно. Конечно, неплохо, если у нее есть и
свой взгляд на вещи, который она держит про себя - но кому приходилось
встречать женщину, которая поступала бы таким образом?
Эта леди, в частности, имела обыкновение применять свои оригинальные
идеи на практике, и не только ее семья, но и соседи вечно были настороже
против каких-нибудь ошарашивающих сюрпризов с ее стороны.
В один прекрасный день она прочла в газете статью, не замедлившую
внушить ей оригинальную идею. Статья указывала на то хорошо известное
обстоятельство, что если бы мужчины могли найти у себя дома удовлетворение
своих нужд и прихотей, у них не являлось бы потребности покидать домашний
очаг и шляться по кабакам. Это утверждение показалось нашей леди
разительнейшей истиной, и она смело заимствовала идею и решила немедленно
применить ее на практике как свое собственное изобретение.
Когда в этот вечер ее муж вернулся домой, он заметил, что один конец
гостиной отделен занавеской, но он уже так привык ко всякого рода
новшествам, что даже побоялся расспрашивать, в чем тут дело.
Здесь будет кстати упомянуть, что у мужа нашей леди была слабость к
пиву. Он не только любил - он обожал пиво. Пиво смело могло никогда ни к
чему не ревновать этого джентльмена.
После ужина леди сказала:
- А теперь, Роберт, у меня есть маленький сюрприз для тебя. Тебе не
нужно уходить в город сегодня. Я приспособила наш дом к тому, чтобы
доставлять тебе все удовольствия, которые ты ищешь на стороне.
С этими словами она отдернула занавеску, и Роберт увидел, что один
конец гостиной обращен в бар - или, вернее, в представление его жены о
баре.
Несколько дорожек, из числа составлявших ковер, были сняты, и пол
посыпан опилками. Кухонный стол был поставлен наискосок в одном из углов.
Сзади на полке красовалась внушительная батарея бутылок всех размеров и
форм, а в центре было артистически приспособлено лучшее из туалетных
зеркал его жены.
На козлах помещался непочатый бочонок пива, и жена его, надев
кокетливую наколку и передничек, грациозно прыгнула за стойку и, смущенно
протягивая ему кружку пива, сказала:
- Вот идея, пришедшая мне в голову, Роберт. Мне казалось, что будет
гораздо лучше, если ты станешь тратить деньги дома и в то же время иметь
все удовольствия и развлечения, которые ты получаешь в городе. Что
прикажете, сэр? - продолжала она с милой деловой вежливостью.
Роберт прислонился к стойке и тщетно двинул три или четыре раза
носком сапога, пытаясь найти перекладину для ног. Он был до некоторой
степени ошеломлен, как бывал всегда от оригинальных идей своей жены. Затем
он взял себя в руки и изобразил на лице мрачное подобие улыбки.
- Мне пива, пожалуйста, - сказал он.
Его жена нацедила пива, положила пятицентовик на полку, и
облокотившись на бар, стала непринужденно болтать на темы дня, как это
делают все рестораторы.
- Вы должны пить много сегодня, - сказала она лукаво, - так как
сегодня вы мой единственный посетитель.
Настроение у Роберта было подавленное, но он пытался не обнаруживать
этого. Если не считать пива - действительно, первоклассного - мало что
напоминало ему здесь те места, где он имел обыкновение тратить деньги.
Яркого света хрусталя, стука игральных костей, смешных анекдотов
Брауна, Джонса и Родинсона, оживленного движения и специфически
ресторанного колорита - ничего из того, что он находил там, здесь не было.
Некоторое время Роберт был задумчив - и вдруг оригинальная идея
пришла ему в голову.
Он вытащил из кармана пригоршню мелочи и начал заказывать кружку за
кружкой пива. Леди за стойкой вся так и сияла от успеха своей идеи. Обычно
она устраивала целую бучу, если от ее супруга несло по возвращении домой
пивом - но теперь, когда прибыль шла ей в руки, она и не думала
жаловаться.
Неизвестно, сколько в точности кружек пива подала она своему мужу, но
на полке уже красовалась целая стопка пяти- и десятицентовиков, и даже две
или три монетки в четверть доллара.
Роберт почти уже лежал на стойке, время от времени выбрасывая ногу,
чтобы попасть на перекладину, которой там не было, но говорил очень мало.
Его жене следовало бы не допустить до этого, но прибыльность предприятия
вскружила ей голову.
Наконец Роберт выговорил чрезвычайно повышенным тоном:
- Ччерт ппобери, ггоните ссюда еще ппару ссклянок и ззапишите их на
ммой ссчет!
Жена посмотрела на него с удивлением.
- Конечно же, я не сделаю этого, Роберт, - сказала она. - Ты должен
платить за все, что берешь. Я думала, что ты это понял.
Роберт посмотрел в зеркало так прямо, как только мог, пересчитал
отражения и затем гаркнул голосом, который можно было услышать за квартал:
- Кк ччерту вссе этто, ггони, сюда шшесть ккружек ппива, дда ппоставь
их на ллед, Ссюзи, ккрасавица моя, или я ссброшу к ччерту всю ттвою
ммузыку. Га-га!
- Роберт! - сказала его жена тоном, обнаруживающим растущее
подозрение, - ты пил сегодня!
- Этто ннаглая лложь! - возразил Роберт, запуская пивной кружкой в
зеркало. - Ббыл в кконторе и ппомогал пприятелю отправлять ккниги и
оппоздал на ттрамвай. Слушай, Ссюзи, ккрасавица, ты ддолжна мне две
ккружки с прошшлого рраза. Ггони их ссюда, или я ссброшу к ччерту всю
сстойку!
Жену Роберта звали Генриеттой. В ответ на последнее замечание она
вышла из-за стойки и двинула его в глаз штукой для выжимания лимона. Тогда
Роберт пнул стол, переломал половину бутылок, пролил пиво и заговорил
языком, не пригодным для печатного издания.
Десять минут спустя, жена связала его бельевой веревкой и, мерно
нанося ему удары теркой для картофеля, обдумывала в промежутках способ
ликвидации своей последней блестящей оригинальной идеи.

ЕЕ НЕДОСТАТОК

Это были две хаустонские барышни, совершающие прогулку на
велосипедах. Они встретили третью барышню, не признающую велосипеда,
которая катила с молодым человеком в шарабане.
Конечно, они должны были сделать какое-нибудь замечание о ней -
потому что это рассказ из жизни и потому что они настоящие живые барышни!
- и вот одна из них сказала:
- Мне никогда не нравилась эта особа.
- Почему?
- О, она слишком женственна!
СсылкаПожаловаться
Список банов (6)
Это были две хаустонские барышни, совершающие прогулку на
велосипедах. Они встретили третью барышню, не признающую велосипеда,
которая катила с молодым человеком в шарабане.
Конечно, они должны были сделать какое-нибудь замечание о ней -
потому что это рассказ из жизни и потому что они настоящие живые барышни!
- и вот одна из них сказала:
- Мне никогда не нравилась эта особа.
- Почему?
- О, она слишком женственна!
супер!!!
СсылкаПожаловаться
ВИШНЯ
ОРИГИНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Есть одна леди в Хаустоне, которой вечно приходят в голову
оригинальные идеи.
Для женщин это - очень большой недостаток, заслуживающий всяческого
порицания. Женщина должна узнать, как смотрит на вещи ее муж, и построить
свое мировоззрение соответственно. Конечно, неплохо, если у нее есть и
свой взгляд на вещи, который она держит про себя - но кому приходилось
встречать женщину, которая поступала бы таким образом?
Эта леди, в частности, имела обыкновение применять свои оригинальные
идеи на практике, и не только ее семья, но и соседи вечно были настороже
против каких-нибудь ошарашивающих сюрпризов с ее стороны.
В один прекрасный день она прочла в газете статью, не замедлившую
внушить ей оригинальную идею. Статья указывала на то хорошо известное
обстоятельство, что если бы мужчины могли найти у себя дома удовлетворение
своих нужд и прихотей, у них не являлось бы потребности покидать домашний
очаг и шляться по кабакам. Это утверждение показалось нашей леди
разительнейшей истиной, и она смело заимствовала идею и решила немедленно
применить ее на практике как свое собственное изобретение.
Когда в этот вечер ее муж вернулся домой, он заметил, что один конец
гостиной отделен занавеской, но он уже так привык ко всякого рода
новшествам, что даже побоялся расспрашивать, в чем тут дело.
Здесь будет кстати упомянуть, что у мужа нашей леди была слабость к
пиву. Он не только любил - он обожал пиво. Пиво смело могло никогда ни к
чему не ревновать этого джентльмена.
После ужина леди сказала:
- А теперь, Роберт, у меня есть маленький сюрприз для тебя. Тебе не
нужно уходить в город сегодня. Я приспособила наш дом к тому, чтобы
доставлять тебе все удовольствия, которые ты ищешь на стороне.
С этими словами она отдернула занавеску, и Роберт увидел, что один
конец гостиной обращен в бар - или, вернее, в представление его жены о
баре.
Несколько дорожек, из числа составлявших ковер, были сняты, и пол
посыпан опилками. Кухонный стол был поставлен наискосок в одном из углов.
Сзади на полке красовалась внушительная батарея бутылок всех размеров и
форм, а в центре было артистически приспособлено лучшее из туалетных
зеркал его жены.
На козлах помещался непочатый бочонок пива, и жена его, надев
кокетливую наколку и передничек, грациозно прыгнула за стойку и, смущенно
протягивая ему кружку пива, сказала:
- Вот идея, пришедшая мне в голову, Роберт. Мне казалось, что будет
гораздо лучше, если ты станешь тратить деньги дома и в то же время иметь
все удовольствия и развлечения, которые ты получаешь в городе. Что
прикажете, сэр? - продолжала она с милой деловой вежливостью.
Роберт прислонился к стойке и тщетно двинул три или четыре раза
носком сапога, пытаясь найти перекладину для ног. Он был до некоторой
степени ошеломлен, как бывал всегда от оригинальных идей своей жены. Затем
он взял себя в руки и изобразил на лице мрачное подобие улыбки.
- Мне пива, пожалуйста, - сказал он.
Его жена нацедила пива, положила пятицентовик на полку, и
облокотившись на бар, стала непринужденно болтать на темы дня, как это
делают все рестораторы.
- Вы должны пить много сегодня, - сказала она лукаво, - так как
сегодня вы мой единственный посетитель.
Настроение у Роберта было подавленное, но он пытался не обнаруживать
этого. Если не считать пива - действительно, первоклассного - мало что
напоминало ему здесь те места, где он имел обыкновение тратить деньги.
Яркого света хрусталя, стука игральных костей, смешных анекдотов
Брауна, Джонса и Родинсона, оживленного движения и специфически
ресторанного колорита - ничего из того, что он находил там, здесь не было.
Некоторое время Роберт был задумчив - и вдруг оригинальная идея
пришла ему в голову.
Он вытащил из кармана пригоршню мелочи и начал заказывать кружку за
кружкой пива. Леди за стойкой вся так и сияла от успеха своей идеи. Обычно
она устраивала целую бучу, если от ее супруга несло по возвращении домой
пивом - но теперь, когда прибыль шла ей в руки, она и не думала
жаловаться.
Неизвестно, сколько в точности кружек пива подала она своему мужу, но
на полке уже красовалась целая стопка пяти- и десятицентовиков, и даже две
или три монетки в четверть доллара.
Роберт почти уже лежал на стойке, время от времени выбрасывая ногу,
чтобы попасть на перекладину, которой там не было, но говорил очень мало.
Его жене следовало бы не допустить до этого, но прибыльность предприятия
вскружила ей голову.
Наконец Роберт выговорил чрезвычайно повышенным тоном:
- Ччерт ппобери, ггоните ссюда еще ппару ссклянок и ззапишите их на
ммой ссчет!
Жена посмотрела на него с удивлением.
- Конечно же, я не сделаю этого, Роберт, - сказала она. - Ты должен
платить за все, что берешь. Я думала, что ты это понял.
Роберт посмотрел в зеркало так прямо, как только мог, пересчитал
отражения и затем гаркнул голосом, который можно было услышать за квартал:
- Кк ччерту вссе этто, ггони, сюда шшесть ккружек ппива, дда ппоставь
их на ллед, Ссюзи, ккрасавица моя, или я ссброшу к ччерту всю ттвою
ммузыку. Га-га!
- Роберт! - сказала его жена тоном, обнаруживающим растущее
подозрение, - ты пил сегодня!
- Этто ннаглая лложь! - возразил Роберт, запуская пивной кружкой в
зеркало. - Ббыл в кконторе и ппомогал пприятелю отправлять ккниги и
оппоздал на ттрамвай. Слушай, Ссюзи, ккрасавица, ты ддолжна мне две
ккружки с прошшлого рраза. Ггони их ссюда, или я ссброшу к ччерту всю
сстойку!
Жену Роберта звали Генриеттой. В ответ на последнее замечание она
вышла из-за стойки и двинула его в глаз штукой для выжимания лимона. Тогда
Роберт пнул стол, переломал половину бутылок, пролил пиво и заговорил
языком, не пригодным для печатного издания.
Десять минут спустя, жена связала его бельевой веревкой и, мерно
нанося ему удары теркой для картофеля, обдумывала в промежутках способ
ликвидации своей последней блестящей оригинальной идеи.

ЕЕ НЕДОСТАТОК

Это были две хаустонские барышни, совершающие прогулку на
велосипедах. Они встретили третью барышню, не признающую велосипеда,
которая катила с молодым человеком в шарабане.
Конечно, они должны были сделать какое-нибудь замечание о ней -
потому что это рассказ из жизни и потому что они настоящие живые барышни!
- и вот одна из них сказала:
- Мне никогда не нравилась эта особа.
- Почему?
- О, она слишком женственна!
СсылкаПожаловаться
Список банов (6)
че за хрень?
СсылкаПожаловаться
разбудила тетка зверя....))
СсылкаПожаловаться
разбудила тетка зверя....))
СсылкаПожаловаться
Точно.
СсылкаПожаловаться
Фике
вот любите вы всякое низнаючё на форум бросать :) что услышать то в коментариях хотите?
СсылкаПожаловаться
Фике
вот любите вы всякое низнаючё на форум бросать :) что услышать то в коментариях хотите?
СсылкаПожаловаться
Да собственно не чего .
Ежели интересно ,то читайте.
СсылкаПожаловаться
mai.741@mail.ru
Да собственно не чего .
Ежели интересно ,то читайте.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
спс :)
СсылкаПожаловаться
Фике
вот любите вы всякое низнаючё на форум бросать :) что услышать то в коментариях хотите?
СсылкаПожаловаться
конечно, когда сплетнями занимаются, вы чувствуете себя более в своей тарелке.
СсылкаПожаловаться
Пуля Дура
конечно, когда сплетнями занимаются, вы чувствуете себя более в своей тарелке.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
вы имеете ввиду обсуждение форумных персонажей? в узкой компании общедоступного международного форума? :))) даже и не знаю что сказать про тарелку, вы меня где то подметили в сплетничанье?
текст, кстати, показался мне интересным "женской импотенцией" в такой вот капитальной форме
СсылкаПожаловаться
SVAN
.
СсылкаПожаловаться
Пля, такая изба читальня с утра, а мне убегать надо, жаль((
СсылкаПожаловаться
Скучно
СсылкаПожаловаться
до конца не осилила- но суть в общем-то ясна. Зачем женатого мужчину вообще за человека считать- мне, допустим, непонятно. Какие-то страсти там с ним разводить. Это не человек и не мужчина- для меня допустим. Ну уж если там проблемы какие-то глобальные твои решал- еще можно попытаться что-то там в нем и разглядеть. А так- да кусок теплого мытого мяса- и ничего больше. Необходимость- как помыться и поесть.
СсылкаПожаловаться
гыыы...из журнала плейбой
СсылкаПожаловаться
Мимоза
((( Рыдаю((( За мной, оказывается, следили и даже в журнале прописали(((
СсылкаПожаловаться
12
Подпишитесь на нас
Рассылка Леди Mail.ru