Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 февраля 2013, Главная форумов

История в ботинках



















У меня история обычно заканчивается на пятой фотографии. А у Вас как? ; )

P.S. Вы никогда не пытались знакомиться на улице или в общественных местах ?
Тема закрытаТема в горячихТема скрытаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
ОтписатьсяПодписаться
Комментарии
122
тот, кто в кедах....ему 14 лет?)
а та, что в ботах, ей тридцатник
ненорм фото(
СсылкаПожаловаться
тот, кто в кедах....ему 14 лет?)
а та, что в ботах, ей тридцатник
ненорм фото(
СсылкаПожаловаться
Ира, это зависть!
СсылкаПожаловаться
elena.platova
Ира, это зависть!
СсылкаПожаловаться
История переписки2
зависть чья и к кому?)
СсылкаПожаловаться
тот, кто в кедах....ему 14 лет?)
а та, что в ботах, ей тридцатник
ненорм фото(
СсылкаПожаловаться
По аллеям тенистого парка
С пионэром гуляла вдова.
Пионера вдове стало жалко
И она пионэру ла-ла...
СсылкаПожаловаться
Божа
По аллеям тенистого парка
С пионэром гуляла вдова.
Пионера вдове стало жалко
И она пионэру ла-ла...
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Продолжение ?
СсылкаПожаловаться
Мария Иванникова
Продолжение ?
СсылкаПожаловаться
История переписки3
- Пионэру вдова, пионэру лала?
Объясните, друзья, это мне.
- Это просто! Из нас
Каждый молод сейчас
В нашей дивной, прекрасной стране!
СсылкаПожаловаться
тот, кто в кедах....ему 14 лет?)
а та, что в ботах, ей тридцатник
ненорм фото(
СсылкаПожаловаться
Может,тридцатипятилетний одолжил у племянника кеды )
СсылкаПожаловаться
РЫЛО-о-ооо
Лучше покажи историю про обладательниц этих ямочек
и мужского живота-момона
СсылкаПожаловаться
РЫЛО-о-ооо
Лучше покажи историю про обладательниц этих ямочек
и мужского живота-момона
СсылкаПожаловаться
Вижу, Вы голодны очень....Бедняга )
СсылкаПожаловаться
Мария Иванникова
Вижу, Вы голодны очень....Бедняга )
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Вижу, Вы голодны очень....Бедняга )

Кто не голоден,
тот уже отдыхает на кладбище.
Либидо у живого чела, да будет Вам известно,
фригидная с ямочками на заду.
СсылкаПожаловаться
РЫЛО-о-ооо
Вижу, Вы голодны очень....Бедняга )

Кто не голоден,
тот уже отдыхает на кладбище.
Либидо у живого чела, да будет Вам известно,
фригидная с ямочками на заду.
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Лучше быть фригидной,чем иметь высокое либидо.Так спокойнее жить )))
СсылкаПожаловаться
Мария Иванникова
Лучше быть фригидной,чем иметь высокое либидо.Так спокойнее жить )))
СсылкаПожаловаться
История переписки4
Жить как в болоте.
Лучше иметь высокое либидо и всегда быть в тонусе.
СсылкаПожаловаться
Жить как в болоте.
Лучше иметь высокое либидо и всегда быть в тонусе.
СсылкаПожаловаться
История переписки5
Чтобы быть в тонусе, нужно чтобы "тонус" был в тебе ))))
СсылкаПожаловаться
Елена
Чтобы быть в тонусе, нужно чтобы "тонус" был в тебе ))))
СсылкаПожаловаться
История переписки6
Одно время покупала "Тонус", а в последнее время надоел.
Вместо соков больше зелёный чай стала пить и шиповник, разную травку заваривать.
СсылкаПожаловаться
Жить как в болоте.
Лучше иметь высокое либидо и всегда быть в тонусе.
СсылкаПожаловаться
История переписки5
Иметь высокое либидо и мучаться,не зная что делать с ним.Крыша может поехать .
СсылкаПожаловаться
Мария Иванникова
Иметь высокое либидо и мучаться,не зная что делать с ним.Крыша может поехать .
СсылкаПожаловаться
История переписки6
Как это не знать, что делать.
Высокое либидо это подарок судьбы, если конечно есть постоянный партнёр.
СсылкаПожаловаться
Как это не знать, что делать.
Высокое либидо это подарок судьбы, если конечно есть постоянный партнёр.
СсылкаПожаловаться
История переписки7
А если трудно находить подходящего партнера? Это не жизнь,а ад.
СсылкаПожаловаться
Мария Иванникова
А если трудно находить подходящего партнера? Это не жизнь,а ад.
СсылкаПожаловаться
История переписки8
Тогда не позавидуешь.
СсылкаПожаловаться
Тогда не позавидуешь.
СсылкаПожаловаться
История переписки9
При таком раскладе предпочитаю быть фригидной )
СсылкаПожаловаться
Елена
Да простит меня Злой, расскажу тоже сказку.

ОНИ БЫЛИ НЕ ПАРА
Он был могучим, разношенным, видавшим виды горным ботинком на толстой рифленой подошве. Она – изящной юной черной лакированной туфелькой на высоком каблучке.

Он привык к романтике дальних дорог – горным перевалам, деревянным трапам, россыпям камней, дыму костров и ночевкам под открытым небом.

Она вращалась в совсем другой среде: концерты, выставочные залы, вернисажи, и знала только престижные автомобили, паркетный пол и ровный городской асфальт.

Он обслуживал сильную мускулистую мужскую конечность 44 размера, она нежно обнимала изящную узкую женскую ступню размера 36-го.

Они были совершенно не пара – но, тем не менее, они встретились.

Они познакомились в гостях, в прихожей, где кроме них было еще очень много обуви. Он увидел ее – и замер: так она была хороша. Ее остренький носик был совершенен, тонкие ремешки – невероятно пикантны, а грациозные изгибы линий просто завораживали. Она взглянула на него – и тоже слегка запнулась. Он был такой огромный, надежный, внушающий доверие и вызывающий желание прижаться к нему, ища защиты и покровительства.

- Эй! Босоножки! Гляньте-ка! Кажется, это любовь? – заметили старые домашние шлепанцы. Они уже так долго жили на свете, что разговаривали исключительно хором.

- Действительно, что-то похоже на внезапно вспыхнувшее чувство, — заметила левая босоножка. – Прямо как в кино!

- Ага, ну просто дух захватывает! – согласилась правая. – Но боже мой! Ведь они же совсем не пара!

Они и правда были совершенно не пара. Но весь вечер не сводили друг с друга глаз, хотя так и не решились заговорить. «Она такая…такая! – думал горный ботинок. – Наверное, ей уготованы какие-то особенные дороги, которыми я сроду не хаживал». А туфелька просто оробела: он казался ей таким взрослым, таким внушительным, таким состоявшимся, что все мысли ее перепутались, и она просто не могла придумать, что сказать.

И только под конец вечера, когда пришла пора покидать гостеприимную прихожую, ботинок осмелился сказать: «Я хотел бы увидеться с вами вновь…». Туфелька вспыхнула, засияла и тихо ответила: «Я тоже…».

В следующий раз они встретились не скоро. Снова была полутемная прихожая, и множество разной обуви, и ожидание: а вдруг??? Вдруг на этот раз они встретятся? И чудо случилось. Горный ботинок даже слегка подпрыгнул, когда в разгар вечера вдруг открылась дверь, и вошли стройные ноги, на которых – о боже! – красовались они – черные лаковые туфельки.

На этот раз туфелька показалась ботинку еще прекраснее. И когда хозяйка скинула туфельки, она оказалась совсем рядом с ботинком, что привело его в трепет и восхищение. Они сразу заговорили и никак не могли остановиться – ведь они столько времени не виделись! Как ни странно, им оказалось, о чем поговорить, хотя они и вращались в совершенно разных кругах.

Другая обувь со жгучим интересом наблюдала за парочкой, которая явно друг другу не подходила, и ждала развития событий.

- Пора принимать меры, — вполголоса пробурчали старые шлепанцы. – Ситуация выходит из-под контроля. Эй, ребята! Вы, вы, ботинок и туфелька! Мы к вам обращаемся!

- Да? – обернулись они.

- Вы того… полегче! – посоветовали шлепанцы. – Не увлекайтесь!

- Почему? – не поняли ботинок и туфелька.

- Потому что вы – не пара! Вам все равно не быть вместе. Так лучше и не привязываться друг к другу.

- Но сейчас-то мы вместе? – наивно спросила туфелька.

- Да, но это ненадолго! – вступил в разговор щегольский узконосый мужской штиблет. – Надо быть реалистами!

- Сейчас мы стоим рядом и разговариваем. Что может быть реальнее? – заметил горный ботинок.

- Так это сейчас. А потом ты уйдешь к себе в горы, а туфелька – в ресторан, например. Вам было бы лучше подружиться со мной, мадам! Ведь у нас с вами общая среда обитания, и мы можем часто встречаться. В отличие от него, — уколол узконосый.

- Наверное, вы правы. Но меня к вам не тянет! – ответила туфелька. – Простите, вы и правда очень элегантны, но сердцу не прикажешь…

- Мы должны вас предостеречь, — строго сказали старые шлепанцы. – Спутника надо выбирать по себе! Вот как мы! Всю жизнь вместе, мы – пара. Запомните: по себе! Иначе вас ждет жестокое разочарование.

- Разве? – рассеянно спросил ботинок, не сводя глаз с туфельки.

- Разумеется! – горячо уверили шлепанцы. – Ну не могут быть вместе вот, скажем, босоножки – и зимние сапоги. Босоножки – дети лета, сапоги – спутники зимы. Они и встречаться-то будут ненадолго, в кладовке, в межсезонье, два раза в году!

- Целых два раза в году!– с благоговением проговорила туфелька. — Я согласна!

- Но в остальное-то время! Ботинок будет уходить в лес, в горы, туда, где опасно! Он может сгореть, сушась у костра, или порваться и развалиться! Век горного ботинка недолог, а он уже и так не первой молодости, имейте в виду!

- У меня тоже может сломаться каблучок, — беспечно парировала туфелька. – Ну и что? Починим! Он всегда будет возвращаться, я верю! Я буду ждать его из дальних странствий!

- Но тебе, глупая туфелька, положено вращаться в светских кругах! Вы расстанетесь и больше никогда друг друга не увидите, — мстительно пообещал узконосый франт.

- Этого не случится. Я всегда добиваюсь поставленных целей, — спокойно парировал горный ботинок.

- А я верю в чудеса, — добавила туфелька. – Если уж случилось чудо, и мы встретились… Дальше будет только еще волшебнее, я знаю!

Наверное, ботинок поставил себе очень четкую цель, а туфелька изо всех сил позвала чудо. Потому что в этот вечер, когда гости расходились, ботинок и туфелька ушли вместе. Вернее, вместе отправились домой их хозяева – но какая разница?

После их ухода в прихожей разгорелась настоящая дискуссия.

- Это неправильно! Так нельзя! – возмущались туфли-балетки. – Это в нарушение всех правил!

- Обувь – создание парное, — вторили им босоножки. – Есть левая особь, есть правая, и они идеально подходят друг другу. Один цвет, один размер… Недаром же они так и рождаются – в одной коробке! А тут что? Он – неотесанный мужлан, она – утонченное произведение дизайнерской фантазии, ну что их может связывать???

- Действительно, извращение какое-то, — кривился и морщился узконосый штиблет. – Это же явный мезальянс, не пара они, не пара!

И только старые шлепанцы вздыхали, переминались и осторожно вставляли:

- Так-то оно так… Не пара, конечно. Но хотя бы за силу чувств заслуживают уважения! Ну да ладно, поживем – увидим…

В следующий раз ботинок и туфелька явились в гости одновременно. То есть вместе. Остальная обувь так ждала развития событий, что ее можно было не чистить – и так сверкала, как наэлектризованная. Появление пары (а вернее, не-пары!) вызвало мгновенный ажиотаж в обувной среде.

- И что? Как дела? – издалека начали шлепанцы.

- Благодарю вас. Великолепно, — улыбнулась туфелька.

- Живете вместе? – бесцеремонно влез изнывающий от ревности узконосый штиблет.

- Пока встречаемся, — сдержанно ответил ботинок.

- И что??? Думаете, это надолго??? У вас же нет будущего! – рыдающе взвизгнул штиблет.

- Возможно, и нет. Зато у нас есть настоящее! – парировала туфелька и кокетливо повела ремешком.

- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.

- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.

- И все равно они не пара! – упрямо твердили самолюбивые штиблеты.

А они и не спорили. Им было все равно, пара они или не пара. Они просто упивались тем временем, что им было отпущено. Они не знали, сколько там его, этого времени, и они не тратили его на споры и размолвки.

Разумеется, им приходилось на время расставаться, и даже очень часто. Но тем радостнее были их встречи, и тем больше они ценили время, которое им было дано на счастье.

Наверное, счастье придает жизнестойкость не только людям, но и всему сущему – потому что их хозяева не раз удивлялись, что обуви сносу нет, и выглядит, как новенькая, и выбрасывать ее как-то не хочется.

Но пришел все-таки миг, когда обувь отправили «на пенсию», и какое-то время они лежали рядом на полке в кладовке, где предавались воспоминаниям и разговаривали обо всем на свете, потому что им все еще было интересно вместе.
- А помнишь, как все говорили, что мы с тобой не пара? – смеялась слегка потрескавшаяся лаковая туфелька.

- Ну, не пара! Ну и что? Вот ведь целую жизнь прожили, хоть и не пара, и ничего! – басил потертый горный ботинок.

А потом пришел момент, когда пришла пора прощаться – со всеми когда-нибудь это случается, рано или поздно.

- Знаешь… Мне так жаль выбрасывать их на помойку, — с искренним огорчением сказала изящная и тонкая хозяйка, рассматривая старые лаковые туфельки. – Как будто кусок жизни с ними уходит.

- С любой вещью уходит кусок жизни, — ласково приобнял ее за плечи муж, большой и надежный, как горный ботинок. – У меня вот с этими горными старичками тоже столько всего связано! А самое главное – они были на мне в тот вечер, когда мы познакомились. Помнишь?

- Помню, — прижалась к нему она.

- Я так тогда боялся к тебе подойти! Мне тогда казалось: ну кто я и кто ты? «Куда мне до нее – она была в Париже!»… Как я тогда осмелился – сам не понимаю…

- А мне тогда все твердили: «Ты с ума сошла! Вы не пара, не пара», — вспомнила она. – Говорили: «У вас нет будущего!». Вот дурочка я бы была, если бы их послушалась, да?

- Ну не пара, ну и что? – упрямо сказал он. – А что будущего нам не напророчили – так это, может, и хорошо! Пришлось так и жить – в настоящем! Может, потому и счастливые?

Они были не пара. Но им было хорошо вместе, и поэтому совершенно все равно – пара они или нет.
СсылкаПожаловаться
Елена
Да простит меня Злой, расскажу тоже сказку.

ОНИ БЫЛИ НЕ ПАРА
Он был могучим, разношенным, видавшим виды горным ботинком на толстой рифленой подошве. Она – изящной юной черной лакированной туфелькой на высоком каблучке.

Он привык к романтике дальних дорог – горным перевалам, деревянным трапам, россыпям камней, дыму костров и ночевкам под открытым небом.

Она вращалась в совсем другой среде: концерты, выставочные залы, вернисажи, и знала только престижные автомобили, паркетный пол и ровный городской асфальт.

Он обслуживал сильную мускулистую мужскую конечность 44 размера, она нежно обнимала изящную узкую женскую ступню размера 36-го.

Они были совершенно не пара – но, тем не менее, они встретились.

Они познакомились в гостях, в прихожей, где кроме них было еще очень много обуви. Он увидел ее – и замер: так она была хороша. Ее остренький носик был совершенен, тонкие ремешки – невероятно пикантны, а грациозные изгибы линий просто завораживали. Она взглянула на него – и тоже слегка запнулась. Он был такой огромный, надежный, внушающий доверие и вызывающий желание прижаться к нему, ища защиты и покровительства.

- Эй! Босоножки! Гляньте-ка! Кажется, это любовь? – заметили старые домашние шлепанцы. Они уже так долго жили на свете, что разговаривали исключительно хором.

- Действительно, что-то похоже на внезапно вспыхнувшее чувство, — заметила левая босоножка. – Прямо как в кино!

- Ага, ну просто дух захватывает! – согласилась правая. – Но боже мой! Ведь они же совсем не пара!

Они и правда были совершенно не пара. Но весь вечер не сводили друг с друга глаз, хотя так и не решились заговорить. «Она такая…такая! – думал горный ботинок. – Наверное, ей уготованы какие-то особенные дороги, которыми я сроду не хаживал». А туфелька просто оробела: он казался ей таким взрослым, таким внушительным, таким состоявшимся, что все мысли ее перепутались, и она просто не могла придумать, что сказать.

И только под конец вечера, когда пришла пора покидать гостеприимную прихожую, ботинок осмелился сказать: «Я хотел бы увидеться с вами вновь…». Туфелька вспыхнула, засияла и тихо ответила: «Я тоже…».

В следующий раз они встретились не скоро. Снова была полутемная прихожая, и множество разной обуви, и ожидание: а вдруг??? Вдруг на этот раз они встретятся? И чудо случилось. Горный ботинок даже слегка подпрыгнул, когда в разгар вечера вдруг открылась дверь, и вошли стройные ноги, на которых – о боже! – красовались они – черные лаковые туфельки.

На этот раз туфелька показалась ботинку еще прекраснее. И когда хозяйка скинула туфельки, она оказалась совсем рядом с ботинком, что привело его в трепет и восхищение. Они сразу заговорили и никак не могли остановиться – ведь они столько времени не виделись! Как ни странно, им оказалось, о чем поговорить, хотя они и вращались в совершенно разных кругах.

Другая обувь со жгучим интересом наблюдала за парочкой, которая явно друг другу не подходила, и ждала развития событий.

- Пора принимать меры, — вполголоса пробурчали старые шлепанцы. – Ситуация выходит из-под контроля. Эй, ребята! Вы, вы, ботинок и туфелька! Мы к вам обращаемся!

- Да? – обернулись они.

- Вы того… полегче! – посоветовали шлепанцы. – Не увлекайтесь!

- Почему? – не поняли ботинок и туфелька.

- Потому что вы – не пара! Вам все равно не быть вместе. Так лучше и не привязываться друг к другу.

- Но сейчас-то мы вместе? – наивно спросила туфелька.

- Да, но это ненадолго! – вступил в разговор щегольский узконосый мужской штиблет. – Надо быть реалистами!

- Сейчас мы стоим рядом и разговариваем. Что может быть реальнее? – заметил горный ботинок.

- Так это сейчас. А потом ты уйдешь к себе в горы, а туфелька – в ресторан, например. Вам было бы лучше подружиться со мной, мадам! Ведь у нас с вами общая среда обитания, и мы можем часто встречаться. В отличие от него, — уколол узконосый.

- Наверное, вы правы. Но меня к вам не тянет! – ответила туфелька. – Простите, вы и правда очень элегантны, но сердцу не прикажешь…

- Мы должны вас предостеречь, — строго сказали старые шлепанцы. – Спутника надо выбирать по себе! Вот как мы! Всю жизнь вместе, мы – пара. Запомните: по себе! Иначе вас ждет жестокое разочарование.

- Разве? – рассеянно спросил ботинок, не сводя глаз с туфельки.

- Разумеется! – горячо уверили шлепанцы. – Ну не могут быть вместе вот, скажем, босоножки – и зимние сапоги. Босоножки – дети лета, сапоги – спутники зимы. Они и встречаться-то будут ненадолго, в кладовке, в межсезонье, два раза в году!

- Целых два раза в году!– с благоговением проговорила туфелька. — Я согласна!

- Но в остальное-то время! Ботинок будет уходить в лес, в горы, туда, где опасно! Он может сгореть, сушась у костра, или порваться и развалиться! Век горного ботинка недолог, а он уже и так не первой молодости, имейте в виду!

- У меня тоже может сломаться каблучок, — беспечно парировала туфелька. – Ну и что? Починим! Он всегда будет возвращаться, я верю! Я буду ждать его из дальних странствий!

- Но тебе, глупая туфелька, положено вращаться в светских кругах! Вы расстанетесь и больше никогда друг друга не увидите, — мстительно пообещал узконосый франт.

- Этого не случится. Я всегда добиваюсь поставленных целей, — спокойно парировал горный ботинок.

- А я верю в чудеса, — добавила туфелька. – Если уж случилось чудо, и мы встретились… Дальше будет только еще волшебнее, я знаю!

Наверное, ботинок поставил себе очень четкую цель, а туфелька изо всех сил позвала чудо. Потому что в этот вечер, когда гости расходились, ботинок и туфелька ушли вместе. Вернее, вместе отправились домой их хозяева – но какая разница?

После их ухода в прихожей разгорелась настоящая дискуссия.

- Это неправильно! Так нельзя! – возмущались туфли-балетки. – Это в нарушение всех правил!

- Обувь – создание парное, — вторили им босоножки. – Есть левая особь, есть правая, и они идеально подходят друг другу. Один цвет, один размер… Недаром же они так и рождаются – в одной коробке! А тут что? Он – неотесанный мужлан, она – утонченное произведение дизайнерской фантазии, ну что их может связывать???

- Действительно, извращение какое-то, — кривился и морщился узконосый штиблет. – Это же явный мезальянс, не пара они, не пара!

И только старые шлепанцы вздыхали, переминались и осторожно вставляли:

- Так-то оно так… Не пара, конечно. Но хотя бы за силу чувств заслуживают уважения! Ну да ладно, поживем – увидим…

В следующий раз ботинок и туфелька явились в гости одновременно. То есть вместе. Остальная обувь так ждала развития событий, что ее можно было не чистить – и так сверкала, как наэлектризованная. Появление пары (а вернее, не-пары!) вызвало мгновенный ажиотаж в обувной среде.

- И что? Как дела? – издалека начали шлепанцы.

- Благодарю вас. Великолепно, — улыбнулась туфелька.

- Живете вместе? – бесцеремонно влез изнывающий от ревности узконосый штиблет.

- Пока встречаемся, — сдержанно ответил ботинок.

- И что??? Думаете, это надолго??? У вас же нет будущего! – рыдающе взвизгнул штиблет.

- Возможно, и нет. Зато у нас есть настоящее! – парировала туфелька и кокетливо повела ремешком.

- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.

- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.

- И все равно они не пара! – упрямо твердили самолюбивые штиблеты.

А они и не спорили. Им было все равно, пара они или не пара. Они просто упивались тем временем, что им было отпущено. Они не знали, сколько там его, этого времени, и они не тратили его на споры и размолвки.

Разумеется, им приходилось на время расставаться, и даже очень часто. Но тем радостнее были их встречи, и тем больше они ценили время, которое им было дано на счастье.

Наверное, счастье придает жизнестойкость не только людям, но и всему сущему – потому что их хозяева не раз удивлялись, что обуви сносу нет, и выглядит, как новенькая, и выбрасывать ее как-то не хочется.

Но пришел все-таки миг, когда обувь отправили «на пенсию», и какое-то время они лежали рядом на полке в кладовке, где предавались воспоминаниям и разговаривали обо всем на свете, потому что им все еще было интересно вместе.
- А помнишь, как все говорили, что мы с тобой не пара? – смеялась слегка потрескавшаяся лаковая туфелька.

- Ну, не пара! Ну и что? Вот ведь целую жизнь прожили, хоть и не пара, и ничего! – басил потертый горный ботинок.

А потом пришел момент, когда пришла пора прощаться – со всеми когда-нибудь это случается, рано или поздно.

- Знаешь… Мне так жаль выбрасывать их на помойку, — с искренним огорчением сказала изящная и тонкая хозяйка, рассматривая старые лаковые туфельки. – Как будто кусок жизни с ними уходит.

- С любой вещью уходит кусок жизни, — ласково приобнял ее за плечи муж, большой и надежный, как горный ботинок. – У меня вот с этими горными старичками тоже столько всего связано! А самое главное – они были на мне в тот вечер, когда мы познакомились. Помнишь?

- Помню, — прижалась к нему она.

- Я так тогда боялся к тебе подойти! Мне тогда казалось: ну кто я и кто ты? «Куда мне до нее – она была в Париже!»… Как я тогда осмелился – сам не понимаю…

- А мне тогда все твердили: «Ты с ума сошла! Вы не пара, не пара», — вспомнила она. – Говорили: «У вас нет будущего!». Вот дурочка я бы была, если бы их послушалась, да?

- Ну не пара, ну и что? – упрямо сказал он. – А что будущего нам не напророчили – так это, может, и хорошо! Пришлось так и жить – в настоящем! Может, потому и счастливые?

Они были не пара. Но им было хорошо вместе, и поэтому совершенно все равно – пара они или нет.
СсылкаПожаловаться
Да простит меня Злой, расскажу тоже сказку.

ОНИ БЫЛИ НЕ ПАРА
Он был могучим, разношенным, видавшим виды горным ботинком на толстой рифленой подошве. Она – изящной юной черной лакированной туфелькой на высоком каблучке.

Он привык к романтике дальних дорог – горным перевалам, деревянным трапам, россыпям камней, дыму костров и ночевкам под открытым небом.

Она вращалась в совсем другой среде: концерты, выставочные залы, вернисажи, и знала только престижные автомобили, паркетный пол и ровный городской асфальт.

Он обслуживал сильную мускулистую мужскую конечность 44 размера, она нежно обнимала изящную узкую женскую ступню размера 36-го.

Они были совершенно не пара – но, тем не менее, они встретились.

Они познакомились в гостях, в прихожей, где кроме них было еще очень много обуви. Он увидел ее – и замер: так она была хороша. Ее остренький носик был совершенен, тонкие ремешки – невероятно пикантны, а грациозные изгибы линий просто завораживали. Она взглянула на него – и тоже слегка запнулась. Он был такой огромный, надежный, внушающий доверие и вызывающий желание прижаться к нему, ища защиты и покровительства.

- Эй! Босоножки! Гляньте-ка! Кажется, это любовь? – заметили старые домашние шлепанцы. Они уже так долго жили на свете, что разговаривали исключительно хором.

- Действительно, что-то похоже на внезапно вспыхнувшее чувство, — заметила левая босоножка. – Прямо как в кино!

- Ага, ну просто дух захватывает! – согласилась правая. – Но боже мой! Ведь они же совсем не пара!

Они и правда были совершенно не пара. Но весь вечер не сводили друг с друга глаз, хотя так и не решились заговорить. «Она такая…такая! – думал горный ботинок. – Наверное, ей уготованы какие-то особенные дороги, которыми я сроду не хаживал». А туфелька просто оробела: он казался ей таким взрослым, таким внушительным, таким состоявшимся, что все мысли ее перепутались, и она просто не могла придумать, что сказать.

И только под конец вечера, когда пришла пора покидать гостеприимную прихожую, ботинок осмелился сказать: «Я хотел бы увидеться с вами вновь…». Туфелька вспыхнула, засияла и тихо ответила: «Я тоже…».

В следующий раз они встретились не скоро. Снова была полутемная прихожая, и множество разной обуви, и ожидание: а вдруг??? Вдруг на этот раз они встретятся? И чудо случилось. Горный ботинок даже слегка подпрыгнул, когда в разгар вечера вдруг открылась дверь, и вошли стройные ноги, на которых – о боже! – красовались они – черные лаковые туфельки.

На этот раз туфелька показалась ботинку еще прекраснее. И когда хозяйка скинула туфельки, она оказалась совсем рядом с ботинком, что привело его в трепет и восхищение. Они сразу заговорили и никак не могли остановиться – ведь они столько времени не виделись! Как ни странно, им оказалось, о чем поговорить, хотя они и вращались в совершенно разных кругах.

Другая обувь со жгучим интересом наблюдала за парочкой, которая явно друг другу не подходила, и ждала развития событий.

- Пора принимать меры, — вполголоса пробурчали старые шлепанцы. – Ситуация выходит из-под контроля. Эй, ребята! Вы, вы, ботинок и туфелька! Мы к вам обращаемся!

- Да? – обернулись они.

- Вы того… полегче! – посоветовали шлепанцы. – Не увлекайтесь!

- Почему? – не поняли ботинок и туфелька.

- Потому что вы – не пара! Вам все равно не быть вместе. Так лучше и не привязываться друг к другу.

- Но сейчас-то мы вместе? – наивно спросила туфелька.

- Да, но это ненадолго! – вступил в разговор щегольский узконосый мужской штиблет. – Надо быть реалистами!

- Сейчас мы стоим рядом и разговариваем. Что может быть реальнее? – заметил горный ботинок.

- Так это сейчас. А потом ты уйдешь к себе в горы, а туфелька – в ресторан, например. Вам было бы лучше подружиться со мной, мадам! Ведь у нас с вами общая среда обитания, и мы можем часто встречаться. В отличие от него, — уколол узконосый.

- Наверное, вы правы. Но меня к вам не тянет! – ответила туфелька. – Простите, вы и правда очень элегантны, но сердцу не прикажешь…

- Мы должны вас предостеречь, — строго сказали старые шлепанцы. – Спутника надо выбирать по себе! Вот как мы! Всю жизнь вместе, мы – пара. Запомните: по себе! Иначе вас ждет жестокое разочарование.

- Разве? – рассеянно спросил ботинок, не сводя глаз с туфельки.

- Разумеется! – горячо уверили шлепанцы. – Ну не могут быть вместе вот, скажем, босоножки – и зимние сапоги. Босоножки – дети лета, сапоги – спутники зимы. Они и встречаться-то будут ненадолго, в кладовке, в межсезонье, два раза в году!

- Целых два раза в году!– с благоговением проговорила туфелька. — Я согласна!

- Но в остальное-то время! Ботинок будет уходить в лес, в горы, туда, где опасно! Он может сгореть, сушась у костра, или порваться и развалиться! Век горного ботинка недолог, а он уже и так не первой молодости, имейте в виду!

- У меня тоже может сломаться каблучок, — беспечно парировала туфелька. – Ну и что? Починим! Он всегда будет возвращаться, я верю! Я буду ждать его из дальних странствий!

- Но тебе, глупая туфелька, положено вращаться в светских кругах! Вы расстанетесь и больше никогда друг друга не увидите, — мстительно пообещал узконосый франт.

- Этого не случится. Я всегда добиваюсь поставленных целей, — спокойно парировал горный ботинок.

- А я верю в чудеса, — добавила туфелька. – Если уж случилось чудо, и мы встретились… Дальше будет только еще волшебнее, я знаю!

Наверное, ботинок поставил себе очень четкую цель, а туфелька изо всех сил позвала чудо. Потому что в этот вечер, когда гости расходились, ботинок и туфелька ушли вместе. Вернее, вместе отправились домой их хозяева – но какая разница?

После их ухода в прихожей разгорелась настоящая дискуссия.

- Это неправильно! Так нельзя! – возмущались туфли-балетки. – Это в нарушение всех правил!

- Обувь – создание парное, — вторили им босоножки. – Есть левая особь, есть правая, и они идеально подходят друг другу. Один цвет, один размер… Недаром же они так и рождаются – в одной коробке! А тут что? Он – неотесанный мужлан, она – утонченное произведение дизайнерской фантазии, ну что их может связывать???

- Действительно, извращение какое-то, — кривился и морщился узконосый штиблет. – Это же явный мезальянс, не пара они, не пара!

И только старые шлепанцы вздыхали, переминались и осторожно вставляли:

- Так-то оно так… Не пара, конечно. Но хотя бы за силу чувств заслуживают уважения! Ну да ладно, поживем – увидим…

В следующий раз ботинок и туфелька явились в гости одновременно. То есть вместе. Остальная обувь так ждала развития событий, что ее можно было не чистить – и так сверкала, как наэлектризованная. Появление пары (а вернее, не-пары!) вызвало мгновенный ажиотаж в обувной среде.

- И что? Как дела? – издалека начали шлепанцы.

- Благодарю вас. Великолепно, — улыбнулась туфелька.

- Живете вместе? – бесцеремонно влез изнывающий от ревности узконосый штиблет.

- Пока встречаемся, — сдержанно ответил ботинок.

- И что??? Думаете, это надолго??? У вас же нет будущего! – рыдающе взвизгнул штиблет.

- Возможно, и нет. Зато у нас есть настоящее! – парировала туфелька и кокетливо повела ремешком.

- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.

- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.

- И все равно они не пара! – упрямо твердили самолюбивые штиблеты.

А они и не спорили. Им было все равно, пара они или не пара. Они просто упивались тем временем, что им было отпущено. Они не знали, сколько там его, этого времени, и они не тратили его на споры и размолвки.

Разумеется, им приходилось на время расставаться, и даже очень часто. Но тем радостнее были их встречи, и тем больше они ценили время, которое им было дано на счастье.

Наверное, счастье придает жизнестойкость не только людям, но и всему сущему – потому что их хозяева не раз удивлялись, что обуви сносу нет, и выглядит, как новенькая, и выбрасывать ее как-то не хочется.

Но пришел все-таки миг, когда обувь отправили «на пенсию», и какое-то время они лежали рядом на полке в кладовке, где предавались воспоминаниям и разговаривали обо всем на свете, потому что им все еще было интересно вместе.
- А помнишь, как все говорили, что мы с тобой не пара? – смеялась слегка потрескавшаяся лаковая туфелька.

- Ну, не пара! Ну и что? Вот ведь целую жизнь прожили, хоть и не пара, и ничего! – басил потертый горный ботинок.

А потом пришел момент, когда пришла пора прощаться – со всеми когда-нибудь это случается, рано или поздно.

- Знаешь… Мне так жаль выбрасывать их на помойку, — с искренним огорчением сказала изящная и тонкая хозяйка, рассматривая старые лаковые туфельки. – Как будто кусок жизни с ними уходит.

- С любой вещью уходит кусок жизни, — ласково приобнял ее за плечи муж, большой и надежный, как горный ботинок. – У меня вот с этими горными старичками тоже столько всего связано! А самое главное – они были на мне в тот вечер, когда мы познакомились. Помнишь?

- Помню, — прижалась к нему она.

- Я так тогда боялся к тебе подойти! Мне тогда казалось: ну кто я и кто ты? «Куда мне до нее – она была в Париже!»… Как я тогда осмелился – сам не понимаю…

- А мне тогда все твердили: «Ты с ума сошла! Вы не пара, не пара», — вспомнила она. – Говорили: «У вас нет будущего!». Вот дурочка я бы была, если бы их послушалась, да?

- Ну не пара, ну и что? – упрямо сказал он. – А что будущего нам не напророчили – так это, может, и хорошо! Пришлось так и жить – в настоящем! Может, потому и счастливые?

Они были не пара. Но им было хорошо вместе, и поэтому совершенно все равно – пара они или нет.


Снеговик, на тебя деда Мороза не хватает
СсылкаПожаловаться
РЫЛО-о-ооо
Да простит меня Злой, расскажу тоже сказку.

ОНИ БЫЛИ НЕ ПАРА
Он был могучим, разношенным, видавшим виды горным ботинком на толстой рифленой подошве. Она – изящной юной черной лакированной туфелькой на высоком каблучке.

Он привык к романтике дальних дорог – горным перевалам, деревянным трапам, россыпям камней, дыму костров и ночевкам под открытым небом.

Она вращалась в совсем другой среде: концерты, выставочные залы, вернисажи, и знала только престижные автомобили, паркетный пол и ровный городской асфальт.

Он обслуживал сильную мускулистую мужскую конечность 44 размера, она нежно обнимала изящную узкую женскую ступню размера 36-го.

Они были совершенно не пара – но, тем не менее, они встретились.

Они познакомились в гостях, в прихожей, где кроме них было еще очень много обуви. Он увидел ее – и замер: так она была хороша. Ее остренький носик был совершенен, тонкие ремешки – невероятно пикантны, а грациозные изгибы линий просто завораживали. Она взглянула на него – и тоже слегка запнулась. Он был такой огромный, надежный, внушающий доверие и вызывающий желание прижаться к нему, ища защиты и покровительства.

- Эй! Босоножки! Гляньте-ка! Кажется, это любовь? – заметили старые домашние шлепанцы. Они уже так долго жили на свете, что разговаривали исключительно хором.

- Действительно, что-то похоже на внезапно вспыхнувшее чувство, — заметила левая босоножка. – Прямо как в кино!

- Ага, ну просто дух захватывает! – согласилась правая. – Но боже мой! Ведь они же совсем не пара!

Они и правда были совершенно не пара. Но весь вечер не сводили друг с друга глаз, хотя так и не решились заговорить. «Она такая…такая! – думал горный ботинок. – Наверное, ей уготованы какие-то особенные дороги, которыми я сроду не хаживал». А туфелька просто оробела: он казался ей таким взрослым, таким внушительным, таким состоявшимся, что все мысли ее перепутались, и она просто не могла придумать, что сказать.

И только под конец вечера, когда пришла пора покидать гостеприимную прихожую, ботинок осмелился сказать: «Я хотел бы увидеться с вами вновь…». Туфелька вспыхнула, засияла и тихо ответила: «Я тоже…».

В следующий раз они встретились не скоро. Снова была полутемная прихожая, и множество разной обуви, и ожидание: а вдруг??? Вдруг на этот раз они встретятся? И чудо случилось. Горный ботинок даже слегка подпрыгнул, когда в разгар вечера вдруг открылась дверь, и вошли стройные ноги, на которых – о боже! – красовались они – черные лаковые туфельки.

На этот раз туфелька показалась ботинку еще прекраснее. И когда хозяйка скинула туфельки, она оказалась совсем рядом с ботинком, что привело его в трепет и восхищение. Они сразу заговорили и никак не могли остановиться – ведь они столько времени не виделись! Как ни странно, им оказалось, о чем поговорить, хотя они и вращались в совершенно разных кругах.

Другая обувь со жгучим интересом наблюдала за парочкой, которая явно друг другу не подходила, и ждала развития событий.

- Пора принимать меры, — вполголоса пробурчали старые шлепанцы. – Ситуация выходит из-под контроля. Эй, ребята! Вы, вы, ботинок и туфелька! Мы к вам обращаемся!

- Да? – обернулись они.

- Вы того… полегче! – посоветовали шлепанцы. – Не увлекайтесь!

- Почему? – не поняли ботинок и туфелька.

- Потому что вы – не пара! Вам все равно не быть вместе. Так лучше и не привязываться друг к другу.

- Но сейчас-то мы вместе? – наивно спросила туфелька.

- Да, но это ненадолго! – вступил в разговор щегольский узконосый мужской штиблет. – Надо быть реалистами!

- Сейчас мы стоим рядом и разговариваем. Что может быть реальнее? – заметил горный ботинок.

- Так это сейчас. А потом ты уйдешь к себе в горы, а туфелька – в ресторан, например. Вам было бы лучше подружиться со мной, мадам! Ведь у нас с вами общая среда обитания, и мы можем часто встречаться. В отличие от него, — уколол узконосый.

- Наверное, вы правы. Но меня к вам не тянет! – ответила туфелька. – Простите, вы и правда очень элегантны, но сердцу не прикажешь…

- Мы должны вас предостеречь, — строго сказали старые шлепанцы. – Спутника надо выбирать по себе! Вот как мы! Всю жизнь вместе, мы – пара. Запомните: по себе! Иначе вас ждет жестокое разочарование.

- Разве? – рассеянно спросил ботинок, не сводя глаз с туфельки.

- Разумеется! – горячо уверили шлепанцы. – Ну не могут быть вместе вот, скажем, босоножки – и зимние сапоги. Босоножки – дети лета, сапоги – спутники зимы. Они и встречаться-то будут ненадолго, в кладовке, в межсезонье, два раза в году!

- Целых два раза в году!– с благоговением проговорила туфелька. — Я согласна!

- Но в остальное-то время! Ботинок будет уходить в лес, в горы, туда, где опасно! Он может сгореть, сушась у костра, или порваться и развалиться! Век горного ботинка недолог, а он уже и так не первой молодости, имейте в виду!

- У меня тоже может сломаться каблучок, — беспечно парировала туфелька. – Ну и что? Починим! Он всегда будет возвращаться, я верю! Я буду ждать его из дальних странствий!

- Но тебе, глупая туфелька, положено вращаться в светских кругах! Вы расстанетесь и больше никогда друг друга не увидите, — мстительно пообещал узконосый франт.

- Этого не случится. Я всегда добиваюсь поставленных целей, — спокойно парировал горный ботинок.

- А я верю в чудеса, — добавила туфелька. – Если уж случилось чудо, и мы встретились… Дальше будет только еще волшебнее, я знаю!

Наверное, ботинок поставил себе очень четкую цель, а туфелька изо всех сил позвала чудо. Потому что в этот вечер, когда гости расходились, ботинок и туфелька ушли вместе. Вернее, вместе отправились домой их хозяева – но какая разница?

После их ухода в прихожей разгорелась настоящая дискуссия.

- Это неправильно! Так нельзя! – возмущались туфли-балетки. – Это в нарушение всех правил!

- Обувь – создание парное, — вторили им босоножки. – Есть левая особь, есть правая, и они идеально подходят друг другу. Один цвет, один размер… Недаром же они так и рождаются – в одной коробке! А тут что? Он – неотесанный мужлан, она – утонченное произведение дизайнерской фантазии, ну что их может связывать???

- Действительно, извращение какое-то, — кривился и морщился узконосый штиблет. – Это же явный мезальянс, не пара они, не пара!

И только старые шлепанцы вздыхали, переминались и осторожно вставляли:

- Так-то оно так… Не пара, конечно. Но хотя бы за силу чувств заслуживают уважения! Ну да ладно, поживем – увидим…

В следующий раз ботинок и туфелька явились в гости одновременно. То есть вместе. Остальная обувь так ждала развития событий, что ее можно было не чистить – и так сверкала, как наэлектризованная. Появление пары (а вернее, не-пары!) вызвало мгновенный ажиотаж в обувной среде.

- И что? Как дела? – издалека начали шлепанцы.

- Благодарю вас. Великолепно, — улыбнулась туфелька.

- Живете вместе? – бесцеремонно влез изнывающий от ревности узконосый штиблет.

- Пока встречаемся, — сдержанно ответил ботинок.

- И что??? Думаете, это надолго??? У вас же нет будущего! – рыдающе взвизгнул штиблет.

- Возможно, и нет. Зато у нас есть настоящее! – парировала туфелька и кокетливо повела ремешком.

- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.

- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.

- И все равно они не пара! – упрямо твердили самолюбивые штиблеты.

А они и не спорили. Им было все равно, пара они или не пара. Они просто упивались тем временем, что им было отпущено. Они не знали, сколько там его, этого времени, и они не тратили его на споры и размолвки.

Разумеется, им приходилось на время расставаться, и даже очень часто. Но тем радостнее были их встречи, и тем больше они ценили время, которое им было дано на счастье.

Наверное, счастье придает жизнестойкость не только людям, но и всему сущему – потому что их хозяева не раз удивлялись, что обуви сносу нет, и выглядит, как новенькая, и выбрасывать ее как-то не хочется.

Но пришел все-таки миг, когда обувь отправили «на пенсию», и какое-то время они лежали рядом на полке в кладовке, где предавались воспоминаниям и разговаривали обо всем на свете, потому что им все еще было интересно вместе.
- А помнишь, как все говорили, что мы с тобой не пара? – смеялась слегка потрескавшаяся лаковая туфелька.

- Ну, не пара! Ну и что? Вот ведь целую жизнь прожили, хоть и не пара, и ничего! – басил потертый горный ботинок.

А потом пришел момент, когда пришла пора прощаться – со всеми когда-нибудь это случается, рано или поздно.

- Знаешь… Мне так жаль выбрасывать их на помойку, — с искренним огорчением сказала изящная и тонкая хозяйка, рассматривая старые лаковые туфельки. – Как будто кусок жизни с ними уходит.

- С любой вещью уходит кусок жизни, — ласково приобнял ее за плечи муж, большой и надежный, как горный ботинок. – У меня вот с этими горными старичками тоже столько всего связано! А самое главное – они были на мне в тот вечер, когда мы познакомились. Помнишь?

- Помню, — прижалась к нему она.

- Я так тогда боялся к тебе подойти! Мне тогда казалось: ну кто я и кто ты? «Куда мне до нее – она была в Париже!»… Как я тогда осмелился – сам не понимаю…

- А мне тогда все твердили: «Ты с ума сошла! Вы не пара, не пара», — вспомнила она. – Говорили: «У вас нет будущего!». Вот дурочка я бы была, если бы их послушалась, да?

- Ну не пара, ну и что? – упрямо сказал он. – А что будущего нам не напророчили – так это, может, и хорошо! Пришлось так и жить – в настоящем! Может, потому и счастливые?

Они были не пара. Но им было хорошо вместе, и поэтому совершенно все равно – пара они или нет.


Снеговик, на тебя деда Мороза не хватает
СсылкаПожаловаться
История переписки2
А тебя пороть некому!
СсылкаПожаловаться
Елена
Да простит меня Злой, расскажу тоже сказку.

ОНИ БЫЛИ НЕ ПАРА
Он был могучим, разношенным, видавшим виды горным ботинком на толстой рифленой подошве. Она – изящной юной черной лакированной туфелькой на высоком каблучке.

Он привык к романтике дальних дорог – горным перевалам, деревянным трапам, россыпям камней, дыму костров и ночевкам под открытым небом.

Она вращалась в совсем другой среде: концерты, выставочные залы, вернисажи, и знала только престижные автомобили, паркетный пол и ровный городской асфальт.

Он обслуживал сильную мускулистую мужскую конечность 44 размера, она нежно обнимала изящную узкую женскую ступню размера 36-го.

Они были совершенно не пара – но, тем не менее, они встретились.

Они познакомились в гостях, в прихожей, где кроме них было еще очень много обуви. Он увидел ее – и замер: так она была хороша. Ее остренький носик был совершенен, тонкие ремешки – невероятно пикантны, а грациозные изгибы линий просто завораживали. Она взглянула на него – и тоже слегка запнулась. Он был такой огромный, надежный, внушающий доверие и вызывающий желание прижаться к нему, ища защиты и покровительства.

- Эй! Босоножки! Гляньте-ка! Кажется, это любовь? – заметили старые домашние шлепанцы. Они уже так долго жили на свете, что разговаривали исключительно хором.

- Действительно, что-то похоже на внезапно вспыхнувшее чувство, — заметила левая босоножка. – Прямо как в кино!

- Ага, ну просто дух захватывает! – согласилась правая. – Но боже мой! Ведь они же совсем не пара!

Они и правда были совершенно не пара. Но весь вечер не сводили друг с друга глаз, хотя так и не решились заговорить. «Она такая…такая! – думал горный ботинок. – Наверное, ей уготованы какие-то особенные дороги, которыми я сроду не хаживал». А туфелька просто оробела: он казался ей таким взрослым, таким внушительным, таким состоявшимся, что все мысли ее перепутались, и она просто не могла придумать, что сказать.

И только под конец вечера, когда пришла пора покидать гостеприимную прихожую, ботинок осмелился сказать: «Я хотел бы увидеться с вами вновь…». Туфелька вспыхнула, засияла и тихо ответила: «Я тоже…».

В следующий раз они встретились не скоро. Снова была полутемная прихожая, и множество разной обуви, и ожидание: а вдруг??? Вдруг на этот раз они встретятся? И чудо случилось. Горный ботинок даже слегка подпрыгнул, когда в разгар вечера вдруг открылась дверь, и вошли стройные ноги, на которых – о боже! – красовались они – черные лаковые туфельки.

На этот раз туфелька показалась ботинку еще прекраснее. И когда хозяйка скинула туфельки, она оказалась совсем рядом с ботинком, что привело его в трепет и восхищение. Они сразу заговорили и никак не могли остановиться – ведь они столько времени не виделись! Как ни странно, им оказалось, о чем поговорить, хотя они и вращались в совершенно разных кругах.

Другая обувь со жгучим интересом наблюдала за парочкой, которая явно друг другу не подходила, и ждала развития событий.

- Пора принимать меры, — вполголоса пробурчали старые шлепанцы. – Ситуация выходит из-под контроля. Эй, ребята! Вы, вы, ботинок и туфелька! Мы к вам обращаемся!

- Да? – обернулись они.

- Вы того… полегче! – посоветовали шлепанцы. – Не увлекайтесь!

- Почему? – не поняли ботинок и туфелька.

- Потому что вы – не пара! Вам все равно не быть вместе. Так лучше и не привязываться друг к другу.

- Но сейчас-то мы вместе? – наивно спросила туфелька.

- Да, но это ненадолго! – вступил в разговор щегольский узконосый мужской штиблет. – Надо быть реалистами!

- Сейчас мы стоим рядом и разговариваем. Что может быть реальнее? – заметил горный ботинок.

- Так это сейчас. А потом ты уйдешь к себе в горы, а туфелька – в ресторан, например. Вам было бы лучше подружиться со мной, мадам! Ведь у нас с вами общая среда обитания, и мы можем часто встречаться. В отличие от него, — уколол узконосый.

- Наверное, вы правы. Но меня к вам не тянет! – ответила туфелька. – Простите, вы и правда очень элегантны, но сердцу не прикажешь…

- Мы должны вас предостеречь, — строго сказали старые шлепанцы. – Спутника надо выбирать по себе! Вот как мы! Всю жизнь вместе, мы – пара. Запомните: по себе! Иначе вас ждет жестокое разочарование.

- Разве? – рассеянно спросил ботинок, не сводя глаз с туфельки.

- Разумеется! – горячо уверили шлепанцы. – Ну не могут быть вместе вот, скажем, босоножки – и зимние сапоги. Босоножки – дети лета, сапоги – спутники зимы. Они и встречаться-то будут ненадолго, в кладовке, в межсезонье, два раза в году!

- Целых два раза в году!– с благоговением проговорила туфелька. — Я согласна!

- Но в остальное-то время! Ботинок будет уходить в лес, в горы, туда, где опасно! Он может сгореть, сушась у костра, или порваться и развалиться! Век горного ботинка недолог, а он уже и так не первой молодости, имейте в виду!

- У меня тоже может сломаться каблучок, — беспечно парировала туфелька. – Ну и что? Починим! Он всегда будет возвращаться, я верю! Я буду ждать его из дальних странствий!

- Но тебе, глупая туфелька, положено вращаться в светских кругах! Вы расстанетесь и больше никогда друг друга не увидите, — мстительно пообещал узконосый франт.

- Этого не случится. Я всегда добиваюсь поставленных целей, — спокойно парировал горный ботинок.

- А я верю в чудеса, — добавила туфелька. – Если уж случилось чудо, и мы встретились… Дальше будет только еще волшебнее, я знаю!

Наверное, ботинок поставил себе очень четкую цель, а туфелька изо всех сил позвала чудо. Потому что в этот вечер, когда гости расходились, ботинок и туфелька ушли вместе. Вернее, вместе отправились домой их хозяева – но какая разница?

После их ухода в прихожей разгорелась настоящая дискуссия.

- Это неправильно! Так нельзя! – возмущались туфли-балетки. – Это в нарушение всех правил!

- Обувь – создание парное, — вторили им босоножки. – Есть левая особь, есть правая, и они идеально подходят друг другу. Один цвет, один размер… Недаром же они так и рождаются – в одной коробке! А тут что? Он – неотесанный мужлан, она – утонченное произведение дизайнерской фантазии, ну что их может связывать???

- Действительно, извращение какое-то, — кривился и морщился узконосый штиблет. – Это же явный мезальянс, не пара они, не пара!

И только старые шлепанцы вздыхали, переминались и осторожно вставляли:

- Так-то оно так… Не пара, конечно. Но хотя бы за силу чувств заслуживают уважения! Ну да ладно, поживем – увидим…

В следующий раз ботинок и туфелька явились в гости одновременно. То есть вместе. Остальная обувь так ждала развития событий, что ее можно было не чистить – и так сверкала, как наэлектризованная. Появление пары (а вернее, не-пары!) вызвало мгновенный ажиотаж в обувной среде.

- И что? Как дела? – издалека начали шлепанцы.

- Благодарю вас. Великолепно, — улыбнулась туфелька.

- Живете вместе? – бесцеремонно влез изнывающий от ревности узконосый штиблет.

- Пока встречаемся, — сдержанно ответил ботинок.

- И что??? Думаете, это надолго??? У вас же нет будущего! – рыдающе взвизгнул штиблет.

- Возможно, и нет. Зато у нас есть настоящее! – парировала туфелька и кокетливо повела ремешком.

- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.

- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.

- И все равно они не пара! – упрямо твердили самолюбивые штиблеты.

А они и не спорили. Им было все равно, пара они или не пара. Они просто упивались тем временем, что им было отпущено. Они не знали, сколько там его, этого времени, и они не тратили его на споры и размолвки.

Разумеется, им приходилось на время расставаться, и даже очень часто. Но тем радостнее были их встречи, и тем больше они ценили время, которое им было дано на счастье.

Наверное, счастье придает жизнестойкость не только людям, но и всему сущему – потому что их хозяева не раз удивлялись, что обуви сносу нет, и выглядит, как новенькая, и выбрасывать ее как-то не хочется.

Но пришел все-таки миг, когда обувь отправили «на пенсию», и какое-то время они лежали рядом на полке в кладовке, где предавались воспоминаниям и разговаривали обо всем на свете, потому что им все еще было интересно вместе.
- А помнишь, как все говорили, что мы с тобой не пара? – смеялась слегка потрескавшаяся лаковая туфелька.

- Ну, не пара! Ну и что? Вот ведь целую жизнь прожили, хоть и не пара, и ничего! – басил потертый горный ботинок.

А потом пришел момент, когда пришла пора прощаться – со всеми когда-нибудь это случается, рано или поздно.

- Знаешь… Мне так жаль выбрасывать их на помойку, — с искренним огорчением сказала изящная и тонкая хозяйка, рассматривая старые лаковые туфельки. – Как будто кусок жизни с ними уходит.

- С любой вещью уходит кусок жизни, — ласково приобнял ее за плечи муж, большой и надежный, как горный ботинок. – У меня вот с этими горными старичками тоже столько всего связано! А самое главное – они были на мне в тот вечер, когда мы познакомились. Помнишь?

- Помню, — прижалась к нему она.

- Я так тогда боялся к тебе подойти! Мне тогда казалось: ну кто я и кто ты? «Куда мне до нее – она была в Париже!»… Как я тогда осмелился – сам не понимаю…

- А мне тогда все твердили: «Ты с ума сошла! Вы не пара, не пара», — вспомнила она. – Говорили: «У вас нет будущего!». Вот дурочка я бы была, если бы их послушалась, да?

- Ну не пара, ну и что? – упрямо сказал он. – А что будущего нам не напророчили – так это, может, и хорошо! Пришлось так и жить – в настоящем! Может, потому и счастливые?

Они были не пара. Но им было хорошо вместе, и поэтому совершенно все равно – пара они или нет.
СсылкаПожаловаться
- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.

- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.

Согласна.
СсылкаПожаловаться
Мария Иванникова
- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.

- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.

Согласна.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
И я, и я, и я того же мнения )))
СсылкаПожаловаться
Мария Иванникова
- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.

- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.

Согласна.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Согласен.
СсылкаПожаловаться
Подпишитесь на нас
Рассылка Леди Mail.ru