Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 июля 2013, Главная форумов

Сказка на ночь . ( десятая )

Был солнечный полдень.— Ну?.. — спросил дракон.
Рыцарь надул щёки. Величаво громыхая панцирем прошёлся взад вперёд и на выдохе выдал:
— Да, у меня есть мечта. Хочу стать королём!
— Ну и дурак. — отрезал ящер.
Его напарник от неожиданности наступил правым башмаком на свою же левую шпору и едва не навернулся:
— Почему это?!..
— Ну, партнёр, давай рассмотрим вопрос детально. — предложило крылатое пресмыкающееся: — Главная проблема в статусе самодержца — это персональная ответственность. Раз ты монарх — стало быть в глазах электората по определению отвечаешь за всё, творящееся в стране. Включая внематочную беременность и энурез. Так сказать — ты пожизненно крайний, так?
— Эээээ... — рыцарь почесал шлем в районе затылка и неуверенно поинтересовался: — А разве верховный сюзерен не подсуден лишь богу?
— Это уже конечная стадия ответственности,.. — педантично уточнил дракон. — ...Которая наступает сразу после того, как миновала стадия первичная — земная. Последняя, порой, принимает самые причудливую форму... Например — форму августейшей головы, напрочь отчекрыженной затюканной поборами чернью.
Рыцарь невольно надвинул шлем поглубже:
— Оп-па! И о чём же мне тогда мечтать?
Дракон философски поковырялся когтем в зубах и, как бы между прочим, обронил:
— Разумеется — о демократии...
— О чём, о чём?..
— О демократии. Сиречь — о народном правлении и народовластии.
Рыцарь с большим сочувствием посмотрел на своего напарника:
— Ты что? Мухоморов объелся? Отдать дарованную Божьим Провидением власть в руки золотарей и кухарок?!..
Теперь уже ящер с неменьшим сочувствием осмотрел своего патрнёра, вздохнул и отрезюмировал:
— Вот из-за таких упёртых, как ты, и случаются революции, стачки и прочие общественные непотребства.
— Почему это?!..— второй раз уже за этот полдень выдал свою коронную реплику рыцарь.
— А потому это! — взревел дракон и возмущённым плевком превратил случившуюся неподалёку утиную стаю в косяк поджаренных окорочков. — Потому что книжки надо по вечерам умные читать! Вместо попсы!..
— «Молот ведьм» — это не попса!.. — возмутился было рыцарь, но быстро сообразил, что попытка переорать чешуйчатую тушу высотой с двухэтажный дом заранее обречена на неудачу.
— Ладно, замяли. — минуту спустя примирительно сказал ящер и начал по очереди загибать когти на правой лапе: — Во-первых, демократия — это мощный бренд...
— Мощный что?..
— КНИЖКИ НАДО!!!.
— ...Стоп-стоп-стоп. Я помню. — кротко ответил рыцарь, ловко туша тлеющий плюмаж.
— Во-вторых, демократия — это такой строй, при котором верховный правитель может творить всё, что угодно, ни за что при этом не отвечая.
— Oops! Не понял... — от удивления рыцарь даже забыл про обугленные перья на шлеме.
— С чего, по-твоему, начинается демократия? — дракон ехидно приподнял бровь.
Его напарник задумчиво выпятил нижнюю губу:
— Ээээ... С права каждого на управление государством?
— Нет, конечно. — пресмыкающееся хихикнуло. — С вранья.
— ...
— Всё начинается с того, что ты врёшь всем, что у них есть право управлять государством.
— ...
Для того, чтобы тебе поверили, учреждаешь кучу всякой пафосной бумажной волокиты. Как-то: Конституцию, Билль о правах и бюллетени на выборах. Люди так устроены, что в массе своей от подобной ерунды дуреют больше, чем от мухоморов...
Рыцарь, который в первый раз в жизни слышал такое умное слово, как «Конституция», подобрал челюсть и согласно кивнул.
— ...Дальше — строгий контроль общественности за выборами в представительный орган власти и тщательный учёт всех голосов. Пусть народ следит друг за другом — это такое хобби, которое затягивает с головой!.. — с упоением продолжал дракон. — Непременное обещание покарать всех мздоимцев и взяточников! Создание парламента, на который можно будет валить всё! Первое заседание! Банкет с бесплатным элем для всех активистов!.. Не жалей эля, и ты — глава государства!.. А когда тебе всё же попробуют устроить импичмент — появлюсь я!!!.— ящер от удовольствия хрюкнул.
— И мне, как обычно, придётся биться со «злым драконом»? — попробовал отгадать рыцарь.
— Только в крайнем случае. Если нам срочно понадобится культ личности, дабы превратить тебя в пожизненного вождя и отца нации. А до этого ты на неограниченный срок введёшь в стране особое положение, наклав на парламент и приняв на себя чрезвычайные полномочия по устранению драконьей опасности!..
— Ты гений. — рыцарь с почти религиозным благоговением бросил взгляд на своего напарника.
— Таким образом, на повестке дня остаётся только один вопрос... — подвёл итог ящер.
— Долой королей — да здравствует демократия!
— ...Кстати, хороший слоган, напарник, но я не об этом. ..Где взять деньги на эль?
Тема закрытаТема в горячихТема скрытаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
ОтписатьсяПодписаться
Комментарии
60
СсылкаПожаловаться
СсылкаПожаловаться
Мечта....))
СсылкаПожаловаться
Valery L.
Мечта....))
СсылкаПожаловаться
Список банов (1)
История переписки2
Ага.
СсылкаПожаловаться
Щастье( Соня)
Я тя вчера не дождалась, шляисси
СсылкаПожаловаться
Щастье( Соня)
Я тя вчера не дождалась, шляисси
СсылкаПожаловаться
Я то шлялси ,что есть то есть ,но и ты рановато слиняла.
СсылкаПожаловаться
Я то шлялси ,что есть то есть ,но и ты рановато слиняла.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Как всигда к полночи
СсылкаПожаловаться
Щастье( Соня)
Как всигда к полночи
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Уж полночь близится ,а мы еще трезвы.
СсылкаПожаловаться
LETО
СсылкаПожаловаться
ЛЮБОВЬ
ну,почему имени Дракона я не видела в избирательных бюллетенях?)))))
СсылкаПожаловаться
ЛЮБОВЬ
ну,почему имени Дракона я не видела в избирательных бюллетенях?)))))
СсылкаПожаловаться
Выборы .наё чистой воды.
СсылкаПожаловаться
Выборы .наё чистой воды.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
а то я не знаю...
СсылкаПожаловаться
ЛЮБОВЬ
а то я не знаю...
СсылкаПожаловаться
История переписки3
В тюрьме для смертников ввели демократию. Теперь все приговорённые имеют право участвовать в выборах бригады палачей и способа казни.
Единственное ограничение свободы выбора - отсутствие в бюллетене графы
"против всех".
СсылкаПожаловаться
ЛЮБОВЬ
ну,почему имени Дракона я не видела в избирательных бюллетенях?)))))
СсылкаПожаловаться
А смысл? Ведь обязательно притащится какой нибудь Ланселот и отчекрыжит ему все три головы....
СсылкаПожаловаться
А смысл? Ведь обязательно притащится какой нибудь Ланселот и отчекрыжит ему все три головы....
СсылкаПожаловаться
История переписки2
У него свой есть ,среди чужих ,поможет ,ежели чего.
СсылкаПожаловаться
У него свой есть ,среди чужих ,поможет ,ежели чего.
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Отмажет значит! Кабздец! Везде кумовство - даже в сказках!
СсылкаПожаловаться
У меня есть сестра. Младшая. Красивая такая дефка с сиськами, но но этосейчас. А лет пятна-дцать-семнадцать назад она была беззубой лысойпервоклашкой. Ради справедливости скажу, что я тоже была в то время лысойпятиклассницей. И вовсе не потому, что мы с Машкой такие краси-вые отрождения, а потому, что у нас, к щастью, были охуительные соседи: дядяЛёша, тётя Таня, и трое их детей. Тётя Таня с дядей Лёшей были ахуеть какиепрофессионалы в плане бухары, а их дети были самыми вшивыми детьми насвете. В прямом смысле. В общем, в один прекрасный день мы с Машкой повстречали всю эту удалую тройку возле песочницы, куда вшивые дети регулярно наведывались с целью выкопать там клад, и неосторожно обозвали их<пиздюками>, за что и поплатились. Завязалась потасовка, в результате которой соседские дети отпиздили нас с Машаней своими лопатками, и наградили нас вшами. Пиздюли мы соседям ещё простили бы, но вот вшей - хуй. Ибо наша мама, недолго думая, тупо побрила меня и сестру налысо. Ну, почти налысо. Так, газончик какой-то оставила, для поржать. Я, например, стала ходить в школу в платочке, за что получила в классе погоняло баба Зина, а Машаня вообще получила психологическую травму, когда улыбнулась в зеркало своему лысому и беззубому отражению.
В общем, вся эта предыстория была рассказана для того, чтоб сказать вам: Машаня с горя запи-салась в секцию карате. Типа, раз уж я уёбище, то буду хотя бы сильным и ловким уёбищем. Наш папа был только рад такому повороту, патамушта всегда мечтал о сыне, а наплодил бабский ба-тальён. С горя он пристрастился к алкоголю, за каким-то хуем отдал меня в кружок мягкой игруш-ки, и бросил пить, когда увидел какого я сшила зайчега из старых папиных трусов. Но это другая история. А щас разговор не об этом. В общем, папа с огромной радостью начал водить Машку на занятия, шить ей всяческие кимоно, и перестал постоянно отдавать меня в танцевальные и музы-кальные школы, поняв, наконец, что за пятьдесят рублей в месяц я научилась танцевать только гопак и мазурку, и то как-то хуёво. Тренерами у Машани были мужик и баба. Муж и жена. Мужик тренировал пацанов, а жена его, соответственно, страшных девок, вроде Машки. С виду прилич-ные такие люди. Каратисты, хуё-моё. Уважаемые люди. Но как мы фатально ошибались.
Однажды папа пришёл домой после Машкиной тренировки задумчивым и пьяным. Он погладил меня по лысине, многозначительно посмотрел на потолок, и сказал:
- Блять.
Я была совершенно солидарна с папой, но вслух ничо не сказала. Папа вздохнул, перевёл взгляд на меня, простучал мне пальцами по плешке <Чижыка-Пыжыка>, и добавил:
- Скоро мы все умрём.
- Ты пропил зарплату?! -Выскочила в прихожую мама, и в воздухе запахло грозой. - Нам будет нечего жрать?!
- Отнюдь. - Папа убрал руку с моей головы, и вытер её о пиждак. - Как ты меркантильна, Татьяна. Всё б тебе только пожрать. А ведь скоро конец света, дети мои. Подумайте об этом. Настанет цар-ствие Божие. А в рай попадут только четырнадцать тысяч человек. Что вы сделали для того, чтобы
войти в число избранных?
Повисла благостная пауза, после чего мама коротко всхлипнула, и почернела лицом.
- Дети, я с прискорбием хочу вам сказать, что ваш отец допился до чертов. Прощайтесь с папой, он едет жыть в жолтый дом.
- Не вводи дочерей наших в заблуждение, нерадивая ты дура. - Папа поднял вверх указательный палец, и наставительно сказал: - Я познал истину и проникся благостью. Теперь её познаете вы.
- Дети, всё гораздо хуже. Ваш папа начал нюхать клей. - Вынесла вердикт мама и заплакала.
Вот так наша семья начала посещать собрания для пизданутых людей, называющих себя свиде-телями Иеговы. Под предводительством Машаниных тренеров.
Теперь каждую субботу, вместо мультика <Денвер последний динозавр> нас с Машкой наряжали в парадно-выгребные сапожки, делали нам ровный пробор посреди лысин, и везли в какие-то ебе-ня на собрание. Там мы пели песню :О, Боже, отец наш нежный! Ты даришь нам радость и тепло-о-о-о! А мы ликуем и веселимся, потому что скоро сдохнем, и увидем твоё доброе лицо-о-о-о>
под музыку, которую заряжал в магнитофон Машкин тренер Игорь. А ещё мы по очереди читали в микрофон какую-то книжку, где на каждой странице нарисованы щастливые имбецылы, вроде тех, которые изображены на пакетах сока <Мая симья> - такие розовые, тупые, и все зачем-то держат в руках по овце. Странное представление о загробной жызни, хочецца заметить. Я, если чо, меч-тала после смерти воспарить к небесам, сесть на облако, и целую вечность харкать на головы своим врагам. А оказываецца, после смерти мне сразу дадут овцу, и я должна буду хуйзнаит сколько времени таскать ей повсюду с собой, и улыбацца. В рай попадать сразу расхотелось. Но мои родители почему-то очень вожделели туда попасть, продолжали таскать меня и Машку на заседания шизофреников, и строго смотрели за тем, чтоб мы с Машкой обязательно пели божест-венные песни. И это не всё. Каждую среду и пятницу оба тренера приходили к нам домой, и два часа читали нам Библию, а потом задавали вопросы, на которые никто не знал ответа. Типа: <За-чем Иаков жостко отпиздил своего сына, который схавал сраную сливу из чужова сада, а Бог Иа-кова наградил и взял ево в рай?> Ну и как на это ответить, если я все два часа смотрела в окно, и думала о том, што я скоро вырасту, и сдам обоих своих родичей в дурку? Мама с папой гневались на мою нерадивость, и заставляли ещё два часа читать жития святого Пантелеймона. Короче, от своих родителей я такой хуйни не ожыдала никогда, и мы с Машкой уже потихоньку начали пиз-дить хлеб и баранки, и делать продуктовый запас, штоп свалить нахуй из дома куда-нить в Афри-ку. А однажды ко мне пришла подруга Юлька. И пришла, как назло, в среду.
- Привет, лысая девочка! - Заорала с порога Юлька. - Пойдём гулять! Возле седьмого дома мужик дрочит стоит, можно сходить, поржать.
- Здравствуй, Юленька. - В прихожую некстати вышла моя мама. – К сожалению, Лида не выйдет сегодня гулять. Мы Библию читаем.
Юлькины глаза заблестели:
- Библию?! Обожаю, знаете ли, Библию. А можно мне с вами её почитать?
- Ершова, - прошипела я, и наступила Юльке на ногу. - Тычо? Ты ж кроме букваря сроду ничо не читала.
- И что? - Юлька дёрнула плечом, - Мне скушна. А так хоть с тобой посидим, поржём. В общем, давайте вашу Библию, я вам про щас Моисея читать буду.
- Не надо! Ты можешь пасть жертвой сектантов! - Я попыталась остановить Юльку, но она уже отпихнула меня, и вошла в комнату, где за столом уже сидели папа, оба тренера, и Машка.
- Ты любишь Бога? - Сурово спросил Юльку тренер Игорь, и пробуравил её взглядом.
> - Да я всех люблю. - Юлька подмигнула тренеру. - Бога люблю, Моисея люблю, и даже Ваську-соседа, хоть он и мент. В церковь, вот, в воскресенье пойду:
- В церковь?! -Волосы Игоря встали дыбом. - мы не ходим в церковь! Это всё от лукавого! И мен-тов мы не уважаем. Язычница!
- Сам ты мудак! - Рявкнула Юлька, и перестала подмигивать. - Пришол тут, блин, с талмудом своим, мозги людям засираешь, кришнаит сраный!
- Юля! - Покраснела моя мама. - Ты что такое говоришь?
- А сколько тебе лет, девочка? - Тихо спросила жена Игоря, и начала потихоньку прятать Библию.
- Четырнадцать.
- Поздно. Тебя не спасти. На челе твоём лежит чорная отметина.
- Идиотка. Это у меня тушь размазалась. - Юлька плюнула на палец, и потёрла им под глазом.
- Дурная девочка. - Поставил Игорь Юльке диагноз. - Проституткой вырастет наверняка. Не раз-решайте ей дружыть с Лидой. На сегодня наше собрание закончено, встретимся в субботу.
Но в субботу мы никуда не пошли, потому что папа нажрался на свой день рождения, просил меня станцевать <что-нить для души>, я станцевала как умела, и папа впал в кому до понедельника. А в понедельник повёл Машку на карате.
Обратно он вернулся задумчивым и пьяным. Посмотрел на потолок, и сказал:
- Блять.
Я была с ним солидарна, но вслух ничего не сказала. Папа протянул руку ко мне, простучал по моей лысине <Чижыка-Пыжыка>, и сказал:
- Я ебал в рот все эти божественные мероприятия, дети мои. Всё это хуйня.
- Ты пропил зарплату?! -В прихожую выскочила мама, и в воздухе запахло грозой.
- Нет. - Просто ответил папа. - На тренировке ко мне подошёл Игорь, и спросил какова хуя мы не пришли в субботу на собрание. Я ответил, что у меня была днюха, я ликовал и фестивалил, моя дочь танцевала мне страшные танцы, и больше я ничиво не помню. А Игорь мне сказал, что я пи-дорас, и > что свидетели Иеговы никогда не отмечают днюхи и ваще празники, и уж тем более не бухают и не фестивалят. А ликовать разрешено только на собраниях, в момент божественных пес-нопений. После чиво как-то само собой я послал ево нахуй вместе с его торжественными заседа-ниями, и отдал Машку в кружок мягкой игрушки. Пусть учится носки там штопать.
- А как же рай?! -коротко всхлипнула мама, и почернела лицом.
- А мне нахуй не нужен рай, где шляюцца всево четырнаццать тыщ человек, и все, блять, с овца-ми. А я овец не люблю, они вонючие. - С вызовом ответил отец, и поднял вверх указательный па-лец: - И в субботу мы все вместе поедем в парк, просирать мою зарплату на аттракцыоны и пету-хов на палочках.
Мы с Машкой довольно улыбнулись, и незаметно харкнули в свои празничные сапожки.
- Да, и ещё, - папа повернулся ко мне: - Юльку тоже позови. Хорошая девка. Хоть и вырастет, сто-пудово, проституткой.
СсылкаПожаловаться
У меня есть сестра. Младшая. Красивая такая дефка с сиськами, но но этосейчас. А лет пятна-дцать-семнадцать назад она была беззубой лысойпервоклашкой. Ради справедливости скажу, что я тоже была в то время лысойпятиклассницей. И вовсе не потому, что мы с Машкой такие краси-вые отрождения, а потому, что у нас, к щастью, были охуительные соседи: дядяЛёша, тётя Таня, и трое их детей. Тётя Таня с дядей Лёшей были ахуеть какиепрофессионалы в плане бухары, а их дети были самыми вшивыми детьми насвете. В прямом смысле. В общем, в один прекрасный день мы с Машкой повстречали всю эту удалую тройку возле песочницы, куда вшивые дети регулярно наведывались с целью выкопать там клад, и неосторожно обозвали их<пиздюками>, за что и поплатились. Завязалась потасовка, в результате которой соседские дети отпиздили нас с Машаней своими лопатками, и наградили нас вшами. Пиздюли мы соседям ещё простили бы, но вот вшей - хуй. Ибо наша мама, недолго думая, тупо побрила меня и сестру налысо. Ну, почти налысо. Так, газончик какой-то оставила, для поржать. Я, например, стала ходить в школу в платочке, за что получила в классе погоняло баба Зина, а Машаня вообще получила психологическую травму, когда улыбнулась в зеркало своему лысому и беззубому отражению.
В общем, вся эта предыстория была рассказана для того, чтоб сказать вам: Машаня с горя запи-салась в секцию карате. Типа, раз уж я уёбище, то буду хотя бы сильным и ловким уёбищем. Наш папа был только рад такому повороту, патамушта всегда мечтал о сыне, а наплодил бабский ба-тальён. С горя он пристрастился к алкоголю, за каким-то хуем отдал меня в кружок мягкой игруш-ки, и бросил пить, когда увидел какого я сшила зайчега из старых папиных трусов. Но это другая история. А щас разговор не об этом. В общем, папа с огромной радостью начал водить Машку на занятия, шить ей всяческие кимоно, и перестал постоянно отдавать меня в танцевальные и музы-кальные школы, поняв, наконец, что за пятьдесят рублей в месяц я научилась танцевать только гопак и мазурку, и то как-то хуёво. Тренерами у Машани были мужик и баба. Муж и жена. Мужик тренировал пацанов, а жена его, соответственно, страшных девок, вроде Машки. С виду прилич-ные такие люди. Каратисты, хуё-моё. Уважаемые люди. Но как мы фатально ошибались.
Однажды папа пришёл домой после Машкиной тренировки задумчивым и пьяным. Он погладил меня по лысине, многозначительно посмотрел на потолок, и сказал:
- Блять.
Я была совершенно солидарна с папой, но вслух ничо не сказала. Папа вздохнул, перевёл взгляд на меня, простучал мне пальцами по плешке <Чижыка-Пыжыка>, и добавил:
- Скоро мы все умрём.
- Ты пропил зарплату?! -Выскочила в прихожую мама, и в воздухе запахло грозой. - Нам будет нечего жрать?!
- Отнюдь. - Папа убрал руку с моей головы, и вытер её о пиждак. - Как ты меркантильна, Татьяна. Всё б тебе только пожрать. А ведь скоро конец света, дети мои. Подумайте об этом. Настанет цар-ствие Божие. А в рай попадут только четырнадцать тысяч человек. Что вы сделали для того, чтобы
войти в число избранных?
Повисла благостная пауза, после чего мама коротко всхлипнула, и почернела лицом.
- Дети, я с прискорбием хочу вам сказать, что ваш отец допился до чертов. Прощайтесь с папой, он едет жыть в жолтый дом.
- Не вводи дочерей наших в заблуждение, нерадивая ты дура. - Папа поднял вверх указательный палец, и наставительно сказал: - Я познал истину и проникся благостью. Теперь её познаете вы.
- Дети, всё гораздо хуже. Ваш папа начал нюхать клей. - Вынесла вердикт мама и заплакала.
Вот так наша семья начала посещать собрания для пизданутых людей, называющих себя свиде-телями Иеговы. Под предводительством Машаниных тренеров.
Теперь каждую субботу, вместо мультика <Денвер последний динозавр> нас с Машкой наряжали в парадно-выгребные сапожки, делали нам ровный пробор посреди лысин, и везли в какие-то ебе-ня на собрание. Там мы пели песню :О, Боже, отец наш нежный! Ты даришь нам радость и тепло-о-о-о! А мы ликуем и веселимся, потому что скоро сдохнем, и увидем твоё доброе лицо-о-о-о>
под музыку, которую заряжал в магнитофон Машкин тренер Игорь. А ещё мы по очереди читали в микрофон какую-то книжку, где на каждой странице нарисованы щастливые имбецылы, вроде тех, которые изображены на пакетах сока <Мая симья> - такие розовые, тупые, и все зачем-то держат в руках по овце. Странное представление о загробной жызни, хочецца заметить. Я, если чо, меч-тала после смерти воспарить к небесам, сесть на облако, и целую вечность харкать на головы своим врагам. А оказываецца, после смерти мне сразу дадут овцу, и я должна буду хуйзнаит сколько времени таскать ей повсюду с собой, и улыбацца. В рай попадать сразу расхотелось. Но мои родители почему-то очень вожделели туда попасть, продолжали таскать меня и Машку на заседания шизофреников, и строго смотрели за тем, чтоб мы с Машкой обязательно пели божест-венные песни. И это не всё. Каждую среду и пятницу оба тренера приходили к нам домой, и два часа читали нам Библию, а потом задавали вопросы, на которые никто не знал ответа. Типа: <За-чем Иаков жостко отпиздил своего сына, который схавал сраную сливу из чужова сада, а Бог Иа-кова наградил и взял ево в рай?> Ну и как на это ответить, если я все два часа смотрела в окно, и думала о том, што я скоро вырасту, и сдам обоих своих родичей в дурку? Мама с папой гневались на мою нерадивость, и заставляли ещё два часа читать жития святого Пантелеймона. Короче, от своих родителей я такой хуйни не ожыдала никогда, и мы с Машкой уже потихоньку начали пиз-дить хлеб и баранки, и делать продуктовый запас, штоп свалить нахуй из дома куда-нить в Афри-ку. А однажды ко мне пришла подруга Юлька. И пришла, как назло, в среду.
- Привет, лысая девочка! - Заорала с порога Юлька. - Пойдём гулять! Возле седьмого дома мужик дрочит стоит, можно сходить, поржать.
- Здравствуй, Юленька. - В прихожую некстати вышла моя мама. – К сожалению, Лида не выйдет сегодня гулять. Мы Библию читаем.
Юлькины глаза заблестели:
- Библию?! Обожаю, знаете ли, Библию. А можно мне с вами её почитать?
- Ершова, - прошипела я, и наступила Юльке на ногу. - Тычо? Ты ж кроме букваря сроду ничо не читала.
- И что? - Юлька дёрнула плечом, - Мне скушна. А так хоть с тобой посидим, поржём. В общем, давайте вашу Библию, я вам про щас Моисея читать буду.
- Не надо! Ты можешь пасть жертвой сектантов! - Я попыталась остановить Юльку, но она уже отпихнула меня, и вошла в комнату, где за столом уже сидели папа, оба тренера, и Машка.
- Ты любишь Бога? - Сурово спросил Юльку тренер Игорь, и пробуравил её взглядом.
> - Да я всех люблю. - Юлька подмигнула тренеру. - Бога люблю, Моисея люблю, и даже Ваську-соседа, хоть он и мент. В церковь, вот, в воскресенье пойду:
- В церковь?! -Волосы Игоря встали дыбом. - мы не ходим в церковь! Это всё от лукавого! И мен-тов мы не уважаем. Язычница!
- Сам ты мудак! - Рявкнула Юлька, и перестала подмигивать. - Пришол тут, блин, с талмудом своим, мозги людям засираешь, кришнаит сраный!
- Юля! - Покраснела моя мама. - Ты что такое говоришь?
- А сколько тебе лет, девочка? - Тихо спросила жена Игоря, и начала потихоньку прятать Библию.
- Четырнадцать.
- Поздно. Тебя не спасти. На челе твоём лежит чорная отметина.
- Идиотка. Это у меня тушь размазалась. - Юлька плюнула на палец, и потёрла им под глазом.
- Дурная девочка. - Поставил Игорь Юльке диагноз. - Проституткой вырастет наверняка. Не раз-решайте ей дружыть с Лидой. На сегодня наше собрание закончено, встретимся в субботу.
Но в субботу мы никуда не пошли, потому что папа нажрался на свой день рождения, просил меня станцевать <что-нить для души>, я станцевала как умела, и папа впал в кому до понедельника. А в понедельник повёл Машку на карате.
Обратно он вернулся задумчивым и пьяным. Посмотрел на потолок, и сказал:
- Блять.
Я была с ним солидарна, но вслух ничего не сказала. Папа протянул руку ко мне, простучал по моей лысине <Чижыка-Пыжыка>, и сказал:
- Я ебал в рот все эти божественные мероприятия, дети мои. Всё это хуйня.
- Ты пропил зарплату?! -В прихожую выскочила мама, и в воздухе запахло грозой.
- Нет. - Просто ответил папа. - На тренировке ко мне подошёл Игорь, и спросил какова хуя мы не пришли в субботу на собрание. Я ответил, что у меня была днюха, я ликовал и фестивалил, моя дочь танцевала мне страшные танцы, и больше я ничиво не помню. А Игорь мне сказал, что я пи-дорас, и > что свидетели Иеговы никогда не отмечают днюхи и ваще празники, и уж тем более не бухают и не фестивалят. А ликовать разрешено только на собраниях, в момент божественных пес-нопений. После чиво как-то само собой я послал ево нахуй вместе с его торжественными заседа-ниями, и отдал Машку в кружок мягкой игрушки. Пусть учится носки там штопать.
- А как же рай?! -коротко всхлипнула мама, и почернела лицом.
- А мне нахуй не нужен рай, где шляюцца всево четырнаццать тыщ человек, и все, блять, с овца-ми. А я овец не люблю, они вонючие. - С вызовом ответил отец, и поднял вверх указательный па-лец: - И в субботу мы все вместе поедем в парк, просирать мою зарплату на аттракцыоны и пету-хов на палочках.
Мы с Машкой довольно улыбнулись, и незаметно харкнули в свои празничные сапожки.
- Да, и ещё, - папа повернулся ко мне: - Юльку тоже позови. Хорошая девка. Хоть и вырастет, сто-пудово, проституткой.
СсылкаПожаловаться
спасибо,поржала от души!))
СсылкаПожаловаться
незабудка
спасибо,поржала от души!))
СсылкаПожаловаться
История переписки2
На здоровье.
СсылкаПожаловаться
У меня есть сестра. Младшая. Красивая такая дефка с сиськами, но но этосейчас. А лет пятна-дцать-семнадцать назад она была беззубой лысойпервоклашкой. Ради справедливости скажу, что я тоже была в то время лысойпятиклассницей. И вовсе не потому, что мы с Машкой такие краси-вые отрождения, а потому, что у нас, к щастью, были охуительные соседи: дядяЛёша, тётя Таня, и трое их детей. Тётя Таня с дядей Лёшей были ахуеть какиепрофессионалы в плане бухары, а их дети были самыми вшивыми детьми насвете. В прямом смысле. В общем, в один прекрасный день мы с Машкой повстречали всю эту удалую тройку возле песочницы, куда вшивые дети регулярно наведывались с целью выкопать там клад, и неосторожно обозвали их<пиздюками>, за что и поплатились. Завязалась потасовка, в результате которой соседские дети отпиздили нас с Машаней своими лопатками, и наградили нас вшами. Пиздюли мы соседям ещё простили бы, но вот вшей - хуй. Ибо наша мама, недолго думая, тупо побрила меня и сестру налысо. Ну, почти налысо. Так, газончик какой-то оставила, для поржать. Я, например, стала ходить в школу в платочке, за что получила в классе погоняло баба Зина, а Машаня вообще получила психологическую травму, когда улыбнулась в зеркало своему лысому и беззубому отражению.
В общем, вся эта предыстория была рассказана для того, чтоб сказать вам: Машаня с горя запи-салась в секцию карате. Типа, раз уж я уёбище, то буду хотя бы сильным и ловким уёбищем. Наш папа был только рад такому повороту, патамушта всегда мечтал о сыне, а наплодил бабский ба-тальён. С горя он пристрастился к алкоголю, за каким-то хуем отдал меня в кружок мягкой игруш-ки, и бросил пить, когда увидел какого я сшила зайчега из старых папиных трусов. Но это другая история. А щас разговор не об этом. В общем, папа с огромной радостью начал водить Машку на занятия, шить ей всяческие кимоно, и перестал постоянно отдавать меня в танцевальные и музы-кальные школы, поняв, наконец, что за пятьдесят рублей в месяц я научилась танцевать только гопак и мазурку, и то как-то хуёво. Тренерами у Машани были мужик и баба. Муж и жена. Мужик тренировал пацанов, а жена его, соответственно, страшных девок, вроде Машки. С виду прилич-ные такие люди. Каратисты, хуё-моё. Уважаемые люди. Но как мы фатально ошибались.
Однажды папа пришёл домой после Машкиной тренировки задумчивым и пьяным. Он погладил меня по лысине, многозначительно посмотрел на потолок, и сказал:
- Блять.
Я была совершенно солидарна с папой, но вслух ничо не сказала. Папа вздохнул, перевёл взгляд на меня, простучал мне пальцами по плешке <Чижыка-Пыжыка>, и добавил:
- Скоро мы все умрём.
- Ты пропил зарплату?! -Выскочила в прихожую мама, и в воздухе запахло грозой. - Нам будет нечего жрать?!
- Отнюдь. - Папа убрал руку с моей головы, и вытер её о пиждак. - Как ты меркантильна, Татьяна. Всё б тебе только пожрать. А ведь скоро конец света, дети мои. Подумайте об этом. Настанет цар-ствие Божие. А в рай попадут только четырнадцать тысяч человек. Что вы сделали для того, чтобы
войти в число избранных?
Повисла благостная пауза, после чего мама коротко всхлипнула, и почернела лицом.
- Дети, я с прискорбием хочу вам сказать, что ваш отец допился до чертов. Прощайтесь с папой, он едет жыть в жолтый дом.
- Не вводи дочерей наших в заблуждение, нерадивая ты дура. - Папа поднял вверх указательный палец, и наставительно сказал: - Я познал истину и проникся благостью. Теперь её познаете вы.
- Дети, всё гораздо хуже. Ваш папа начал нюхать клей. - Вынесла вердикт мама и заплакала.
Вот так наша семья начала посещать собрания для пизданутых людей, называющих себя свиде-телями Иеговы. Под предводительством Машаниных тренеров.
Теперь каждую субботу, вместо мультика <Денвер последний динозавр> нас с Машкой наряжали в парадно-выгребные сапожки, делали нам ровный пробор посреди лысин, и везли в какие-то ебе-ня на собрание. Там мы пели песню :О, Боже, отец наш нежный! Ты даришь нам радость и тепло-о-о-о! А мы ликуем и веселимся, потому что скоро сдохнем, и увидем твоё доброе лицо-о-о-о>
под музыку, которую заряжал в магнитофон Машкин тренер Игорь. А ещё мы по очереди читали в микрофон какую-то книжку, где на каждой странице нарисованы щастливые имбецылы, вроде тех, которые изображены на пакетах сока <Мая симья> - такие розовые, тупые, и все зачем-то держат в руках по овце. Странное представление о загробной жызни, хочецца заметить. Я, если чо, меч-тала после смерти воспарить к небесам, сесть на облако, и целую вечность харкать на головы своим врагам. А оказываецца, после смерти мне сразу дадут овцу, и я должна буду хуйзнаит сколько времени таскать ей повсюду с собой, и улыбацца. В рай попадать сразу расхотелось. Но мои родители почему-то очень вожделели туда попасть, продолжали таскать меня и Машку на заседания шизофреников, и строго смотрели за тем, чтоб мы с Машкой обязательно пели божест-венные песни. И это не всё. Каждую среду и пятницу оба тренера приходили к нам домой, и два часа читали нам Библию, а потом задавали вопросы, на которые никто не знал ответа. Типа: <За-чем Иаков жостко отпиздил своего сына, который схавал сраную сливу из чужова сада, а Бог Иа-кова наградил и взял ево в рай?> Ну и как на это ответить, если я все два часа смотрела в окно, и думала о том, што я скоро вырасту, и сдам обоих своих родичей в дурку? Мама с папой гневались на мою нерадивость, и заставляли ещё два часа читать жития святого Пантелеймона. Короче, от своих родителей я такой хуйни не ожыдала никогда, и мы с Машкой уже потихоньку начали пиз-дить хлеб и баранки, и делать продуктовый запас, штоп свалить нахуй из дома куда-нить в Афри-ку. А однажды ко мне пришла подруга Юлька. И пришла, как назло, в среду.
- Привет, лысая девочка! - Заорала с порога Юлька. - Пойдём гулять! Возле седьмого дома мужик дрочит стоит, можно сходить, поржать.
- Здравствуй, Юленька. - В прихожую некстати вышла моя мама. – К сожалению, Лида не выйдет сегодня гулять. Мы Библию читаем.
Юлькины глаза заблестели:
- Библию?! Обожаю, знаете ли, Библию. А можно мне с вами её почитать?
- Ершова, - прошипела я, и наступила Юльке на ногу. - Тычо? Ты ж кроме букваря сроду ничо не читала.
- И что? - Юлька дёрнула плечом, - Мне скушна. А так хоть с тобой посидим, поржём. В общем, давайте вашу Библию, я вам про щас Моисея читать буду.
- Не надо! Ты можешь пасть жертвой сектантов! - Я попыталась остановить Юльку, но она уже отпихнула меня, и вошла в комнату, где за столом уже сидели папа, оба тренера, и Машка.
- Ты любишь Бога? - Сурово спросил Юльку тренер Игорь, и пробуравил её взглядом.
> - Да я всех люблю. - Юлька подмигнула тренеру. - Бога люблю, Моисея люблю, и даже Ваську-соседа, хоть он и мент. В церковь, вот, в воскресенье пойду:
- В церковь?! -Волосы Игоря встали дыбом. - мы не ходим в церковь! Это всё от лукавого! И мен-тов мы не уважаем. Язычница!
- Сам ты мудак! - Рявкнула Юлька, и перестала подмигивать. - Пришол тут, блин, с талмудом своим, мозги людям засираешь, кришнаит сраный!
- Юля! - Покраснела моя мама. - Ты что такое говоришь?
- А сколько тебе лет, девочка? - Тихо спросила жена Игоря, и начала потихоньку прятать Библию.
- Четырнадцать.
- Поздно. Тебя не спасти. На челе твоём лежит чорная отметина.
- Идиотка. Это у меня тушь размазалась. - Юлька плюнула на палец, и потёрла им под глазом.
- Дурная девочка. - Поставил Игорь Юльке диагноз. - Проституткой вырастет наверняка. Не раз-решайте ей дружыть с Лидой. На сегодня наше собрание закончено, встретимся в субботу.
Но в субботу мы никуда не пошли, потому что папа нажрался на свой день рождения, просил меня станцевать <что-нить для души>, я станцевала как умела, и папа впал в кому до понедельника. А в понедельник повёл Машку на карате.
Обратно он вернулся задумчивым и пьяным. Посмотрел на потолок, и сказал:
- Блять.
Я была с ним солидарна, но вслух ничего не сказала. Папа протянул руку ко мне, простучал по моей лысине <Чижыка-Пыжыка>, и сказал:
- Я ебал в рот все эти божественные мероприятия, дети мои. Всё это хуйня.
- Ты пропил зарплату?! -В прихожую выскочила мама, и в воздухе запахло грозой.
- Нет. - Просто ответил папа. - На тренировке ко мне подошёл Игорь, и спросил какова хуя мы не пришли в субботу на собрание. Я ответил, что у меня была днюха, я ликовал и фестивалил, моя дочь танцевала мне страшные танцы, и больше я ничиво не помню. А Игорь мне сказал, что я пи-дорас, и > что свидетели Иеговы никогда не отмечают днюхи и ваще празники, и уж тем более не бухают и не фестивалят. А ликовать разрешено только на собраниях, в момент божественных пес-нопений. После чиво как-то само собой я послал ево нахуй вместе с его торжественными заседа-ниями, и отдал Машку в кружок мягкой игрушки. Пусть учится носки там штопать.
- А как же рай?! -коротко всхлипнула мама, и почернела лицом.
- А мне нахуй не нужен рай, где шляюцца всево четырнаццать тыщ человек, и все, блять, с овца-ми. А я овец не люблю, они вонючие. - С вызовом ответил отец, и поднял вверх указательный па-лец: - И в субботу мы все вместе поедем в парк, просирать мою зарплату на аттракцыоны и пету-хов на палочках.
Мы с Машкой довольно улыбнулись, и незаметно харкнули в свои празничные сапожки.
- Да, и ещё, - папа повернулся ко мне: - Юльку тоже позови. Хорошая девка. Хоть и вырастет, сто-пудово, проституткой.
СсылкаПожаловаться
и вообще сказки классные,всегда читаю!)
СсылкаПожаловаться
У меня есть сестра. Младшая. Красивая такая дефка с сиськами, но но этосейчас. А лет пятна-дцать-семнадцать назад она была беззубой лысойпервоклашкой. Ради справедливости скажу, что я тоже была в то время лысойпятиклассницей. И вовсе не потому, что мы с Машкой такие краси-вые отрождения, а потому, что у нас, к щастью, были охуительные соседи: дядяЛёша, тётя Таня, и трое их детей. Тётя Таня с дядей Лёшей были ахуеть какиепрофессионалы в плане бухары, а их дети были самыми вшивыми детьми насвете. В прямом смысле. В общем, в один прекрасный день мы с Машкой повстречали всю эту удалую тройку возле песочницы, куда вшивые дети регулярно наведывались с целью выкопать там клад, и неосторожно обозвали их<пиздюками>, за что и поплатились. Завязалась потасовка, в результате которой соседские дети отпиздили нас с Машаней своими лопатками, и наградили нас вшами. Пиздюли мы соседям ещё простили бы, но вот вшей - хуй. Ибо наша мама, недолго думая, тупо побрила меня и сестру налысо. Ну, почти налысо. Так, газончик какой-то оставила, для поржать. Я, например, стала ходить в школу в платочке, за что получила в классе погоняло баба Зина, а Машаня вообще получила психологическую травму, когда улыбнулась в зеркало своему лысому и беззубому отражению.
В общем, вся эта предыстория была рассказана для того, чтоб сказать вам: Машаня с горя запи-салась в секцию карате. Типа, раз уж я уёбище, то буду хотя бы сильным и ловким уёбищем. Наш папа был только рад такому повороту, патамушта всегда мечтал о сыне, а наплодил бабский ба-тальён. С горя он пристрастился к алкоголю, за каким-то хуем отдал меня в кружок мягкой игруш-ки, и бросил пить, когда увидел какого я сшила зайчега из старых папиных трусов. Но это другая история. А щас разговор не об этом. В общем, папа с огромной радостью начал водить Машку на занятия, шить ей всяческие кимоно, и перестал постоянно отдавать меня в танцевальные и музы-кальные школы, поняв, наконец, что за пятьдесят рублей в месяц я научилась танцевать только гопак и мазурку, и то как-то хуёво. Тренерами у Машани были мужик и баба. Муж и жена. Мужик тренировал пацанов, а жена его, соответственно, страшных девок, вроде Машки. С виду прилич-ные такие люди. Каратисты, хуё-моё. Уважаемые люди. Но как мы фатально ошибались.
Однажды папа пришёл домой после Машкиной тренировки задумчивым и пьяным. Он погладил меня по лысине, многозначительно посмотрел на потолок, и сказал:
- Блять.
Я была совершенно солидарна с папой, но вслух ничо не сказала. Папа вздохнул, перевёл взгляд на меня, простучал мне пальцами по плешке <Чижыка-Пыжыка>, и добавил:
- Скоро мы все умрём.
- Ты пропил зарплату?! -Выскочила в прихожую мама, и в воздухе запахло грозой. - Нам будет нечего жрать?!
- Отнюдь. - Папа убрал руку с моей головы, и вытер её о пиждак. - Как ты меркантильна, Татьяна. Всё б тебе только пожрать. А ведь скоро конец света, дети мои. Подумайте об этом. Настанет цар-ствие Божие. А в рай попадут только четырнадцать тысяч человек. Что вы сделали для того, чтобы
войти в число избранных?
Повисла благостная пауза, после чего мама коротко всхлипнула, и почернела лицом.
- Дети, я с прискорбием хочу вам сказать, что ваш отец допился до чертов. Прощайтесь с папой, он едет жыть в жолтый дом.
- Не вводи дочерей наших в заблуждение, нерадивая ты дура. - Папа поднял вверх указательный палец, и наставительно сказал: - Я познал истину и проникся благостью. Теперь её познаете вы.
- Дети, всё гораздо хуже. Ваш папа начал нюхать клей. - Вынесла вердикт мама и заплакала.
Вот так наша семья начала посещать собрания для пизданутых людей, называющих себя свиде-телями Иеговы. Под предводительством Машаниных тренеров.
Теперь каждую субботу, вместо мультика <Денвер последний динозавр> нас с Машкой наряжали в парадно-выгребные сапожки, делали нам ровный пробор посреди лысин, и везли в какие-то ебе-ня на собрание. Там мы пели песню :О, Боже, отец наш нежный! Ты даришь нам радость и тепло-о-о-о! А мы ликуем и веселимся, потому что скоро сдохнем, и увидем твоё доброе лицо-о-о-о>
под музыку, которую заряжал в магнитофон Машкин тренер Игорь. А ещё мы по очереди читали в микрофон какую-то книжку, где на каждой странице нарисованы щастливые имбецылы, вроде тех, которые изображены на пакетах сока <Мая симья> - такие розовые, тупые, и все зачем-то держат в руках по овце. Странное представление о загробной жызни, хочецца заметить. Я, если чо, меч-тала после смерти воспарить к небесам, сесть на облако, и целую вечность харкать на головы своим врагам. А оказываецца, после смерти мне сразу дадут овцу, и я должна буду хуйзнаит сколько времени таскать ей повсюду с собой, и улыбацца. В рай попадать сразу расхотелось. Но мои родители почему-то очень вожделели туда попасть, продолжали таскать меня и Машку на заседания шизофреников, и строго смотрели за тем, чтоб мы с Машкой обязательно пели божест-венные песни. И это не всё. Каждую среду и пятницу оба тренера приходили к нам домой, и два часа читали нам Библию, а потом задавали вопросы, на которые никто не знал ответа. Типа: <За-чем Иаков жостко отпиздил своего сына, который схавал сраную сливу из чужова сада, а Бог Иа-кова наградил и взял ево в рай?> Ну и как на это ответить, если я все два часа смотрела в окно, и думала о том, што я скоро вырасту, и сдам обоих своих родичей в дурку? Мама с папой гневались на мою нерадивость, и заставляли ещё два часа читать жития святого Пантелеймона. Короче, от своих родителей я такой хуйни не ожыдала никогда, и мы с Машкой уже потихоньку начали пиз-дить хлеб и баранки, и делать продуктовый запас, штоп свалить нахуй из дома куда-нить в Афри-ку. А однажды ко мне пришла подруга Юлька. И пришла, как назло, в среду.
- Привет, лысая девочка! - Заорала с порога Юлька. - Пойдём гулять! Возле седьмого дома мужик дрочит стоит, можно сходить, поржать.
- Здравствуй, Юленька. - В прихожую некстати вышла моя мама. – К сожалению, Лида не выйдет сегодня гулять. Мы Библию читаем.
Юлькины глаза заблестели:
- Библию?! Обожаю, знаете ли, Библию. А можно мне с вами её почитать?
- Ершова, - прошипела я, и наступила Юльке на ногу. - Тычо? Ты ж кроме букваря сроду ничо не читала.
- И что? - Юлька дёрнула плечом, - Мне скушна. А так хоть с тобой посидим, поржём. В общем, давайте вашу Библию, я вам про щас Моисея читать буду.
- Не надо! Ты можешь пасть жертвой сектантов! - Я попыталась остановить Юльку, но она уже отпихнула меня, и вошла в комнату, где за столом уже сидели папа, оба тренера, и Машка.
- Ты любишь Бога? - Сурово спросил Юльку тренер Игорь, и пробуравил её взглядом.
> - Да я всех люблю. - Юлька подмигнула тренеру. - Бога люблю, Моисея люблю, и даже Ваську-соседа, хоть он и мент. В церковь, вот, в воскресенье пойду:
- В церковь?! -Волосы Игоря встали дыбом. - мы не ходим в церковь! Это всё от лукавого! И мен-тов мы не уважаем. Язычница!
- Сам ты мудак! - Рявкнула Юлька, и перестала подмигивать. - Пришол тут, блин, с талмудом своим, мозги людям засираешь, кришнаит сраный!
- Юля! - Покраснела моя мама. - Ты что такое говоришь?
- А сколько тебе лет, девочка? - Тихо спросила жена Игоря, и начала потихоньку прятать Библию.
- Четырнадцать.
- Поздно. Тебя не спасти. На челе твоём лежит чорная отметина.
- Идиотка. Это у меня тушь размазалась. - Юлька плюнула на палец, и потёрла им под глазом.
- Дурная девочка. - Поставил Игорь Юльке диагноз. - Проституткой вырастет наверняка. Не раз-решайте ей дружыть с Лидой. На сегодня наше собрание закончено, встретимся в субботу.
Но в субботу мы никуда не пошли, потому что папа нажрался на свой день рождения, просил меня станцевать <что-нить для души>, я станцевала как умела, и папа впал в кому до понедельника. А в понедельник повёл Машку на карате.
Обратно он вернулся задумчивым и пьяным. Посмотрел на потолок, и сказал:
- Блять.
Я была с ним солидарна, но вслух ничего не сказала. Папа протянул руку ко мне, простучал по моей лысине <Чижыка-Пыжыка>, и сказал:
- Я ебал в рот все эти божественные мероприятия, дети мои. Всё это хуйня.
- Ты пропил зарплату?! -В прихожую выскочила мама, и в воздухе запахло грозой.
- Нет. - Просто ответил папа. - На тренировке ко мне подошёл Игорь, и спросил какова хуя мы не пришли в субботу на собрание. Я ответил, что у меня была днюха, я ликовал и фестивалил, моя дочь танцевала мне страшные танцы, и больше я ничиво не помню. А Игорь мне сказал, что я пи-дорас, и > что свидетели Иеговы никогда не отмечают днюхи и ваще празники, и уж тем более не бухают и не фестивалят. А ликовать разрешено только на собраниях, в момент божественных пес-нопений. После чиво как-то само собой я послал ево нахуй вместе с его торжественными заседа-ниями, и отдал Машку в кружок мягкой игрушки. Пусть учится носки там штопать.
- А как же рай?! -коротко всхлипнула мама, и почернела лицом.
- А мне нахуй не нужен рай, где шляюцца всево четырнаццать тыщ человек, и все, блять, с овца-ми. А я овец не люблю, они вонючие. - С вызовом ответил отец, и поднял вверх указательный па-лец: - И в субботу мы все вместе поедем в парк, просирать мою зарплату на аттракцыоны и пету-хов на палочках.
Мы с Машкой довольно улыбнулись, и незаметно харкнули в свои празничные сапожки.
- Да, и ещё, - папа повернулся ко мне: - Юльку тоже позови. Хорошая девка. Хоть и вырастет, сто-пудово, проституткой.
СсылкаПожаловаться
ой, нимагу....до слез ржала )))))
СсылкаПожаловаться
Casa Erotica
ой, нимагу....до слез ржала )))))
СсылкаПожаловаться
Список банов (2)
История переписки2
Платочек дать?
СсылкаПожаловаться
Платочек дать?
СсылкаПожаловаться
История переписки3
нинада, это слезы благости ))))
СсылкаПожаловаться
LETО
спать итить надоть
СсылкаПожаловаться
LETО
спать итить надоть
СсылкаПожаловаться
Спокойной ночи.
СсылкаПожаловаться
Jalena
фсееее! нимагу больше ржать! уже плачу! и почему мне Гуцул вспомнился?
СсылкаПожаловаться
Подпишитесь на нас
Рассылка Леди Mail.ru