Валерий Сюткин объяснил, почему его 26-летняя дочь не хочет съезжать от родителей

22 марта Валерию Сюткину исполнится 65 лет. В преддверии праздника музыкант пообщался с @Леди и рассказал о секретах крепкого брака, об отношениях с детьми и о здоровье своей мамы.

– Валерий, год назад вы перестали вести свои страницы в соцсетях. Почему?

– Я понял, что с точки зрения времяпрепровождения мне это не нужно. У меня есть соцсети, которые мой айтишник заполняет анонсами концертов, – и этого достаточно. Для всего остального имеются отличные, как я говорю, ламповые друзья, с которыми мне интересно встречаться лично, а не виртуально. Рассказывать на весь интернет, где, когда и с кем я был, что делал, что ел и пил. Да и за другими следить не интересно – у всех своя жизнь. У меня подход такой – я никого не осуждаю и не обсуждаю. Поэтому не люблю, когда журналисты мне звонят с просьбой прокомментировать какое-то событие: когда кто-то женился, уехал из страны или еще что. Это чужая жизнь и лезть в нее – неправильно. Такое соблюдение дистанции помогает мне поддерживать, как я это называю, экологию души.

сюткин
сюткин
сюткин
сюткин
Валерий Сюткин
Валерий Сюткин
Валерий Сюткин
11

Мелькать в новостях с хайповыми поводами не мой стиль. Надо понимать, что, если раздувать свою популярность такими нечистоплотными способами, потом тебе это обязательно аукнется. Мне хватает того, что у меня есть. А регистрироваться в Тиктоке, пытаться таким образом привлечь к себе внимание еще большей аудитории – ну это же бред. Будь я молодым, мне, например, было бы смешно, что кто-то в почти 65 лет строит из себя героя молодежи и «пилит» развлекательные ролики. Нужно быть в гармонии со своим возрастом.

Помните, как в «Титанике», когда корабль тонул и все суетились, один мужчина, неспешно прогуливаясь по палубе с сигарой, произнес шикарную фразу: «Жил как джентльмен и уходить буду как джентльмен»? Вот я его поддерживаю. И если раньше я был стиляга, то теперь – пижон на заслуженном месте. Меня моя популярность устраивает и другой мне не надо. Тем более, что я человек низкой тщеславности.

– Что помогает вам находиться в хорошей физической форме?

– Работа. Недавно, 6 марта был день рождения Жванецкого и, помню, когда раньше поздравлял его и желал здоровья, он отвечал: «Пожелай лучше работы. Будет работа – я брошу что-то к ее ногам. Увижу блеск в ее глазах, силы появятся – и я буду здоров. А не будет работы – не будет и здоровья». Поэтому у меня такой подход – делать не один грандиозный концерт раз в пятилетку, а выступать постоянно. И, главное, с большим удовольствием.

В прошлом году мы в джаз-клубе Игоря Бутмана мы запустили проект и теперь раз в месяц по средам в его джаз-клубе, вместе с ансамблем S.O.S. (PLUS) – Савин, Окунь, Сюткин – даем концерты. Приходят и опытные музыканты, такие как Вова Нестеренко, и совсем молодые 20-летние ребята со свежими силами. Еще периодически выступаю с ансамблем Light Jazz – это помимо концертов с моей Rock&Roll band. Так что раз шесть в месяц на сцену выхожу, это меня в форме и держит. Я не могу дать один концерт, а потом полгода сидеть и ничего не делать, даже не из-за денег. Я люблю свою работу, без нее мне скучно.

– А как пандемия повлияла на вашу карьеру?

– Конечно, пришлось подстраиваться. Стало меньше предложений по частным выступлениям – остались, в основном, кассовые. Так что не жалуемся.

– Вы склонны жить с размахом, или, памятуя о своих скромных заработках в молодости, умеете быть и прижимистым?

– Я живу по средствам. Никогда не брал, не беру и не собираюсь брать кредитов. Все, что нужно для жизни, у меня имеется – моей семье есть, где жить, на чем ездить на работу… Разгульную артистическую жизнь не веду – она у меня уже была и мне хватило.

– Отсутствие «разгульной артистической жизни» означает, что вы не любитель светских мероприятий?

– Я никогда не хожу на мероприятия, куда меня зовут не по моему поводу. Если надо выступить – пожалуйста. А гостем – зачем мне это надо? Светские рауты – это не мое. Другое дело – собраться по какой-то профессиональной причине. Например, недавно были на музыкальной премии «Виктория», где мой друг Коля Расторгуев вместе со Львом Валерьяновичем Лещенко получил награду «За особый вклад в развитие музыкальной культуры». Меня по такому случаю организаторы попросили вместе с «Любэ» исполнить песню «Главное, что есть ты у меня». Надо было видеть глаза Коли, когда объявили: «А на сцене – группа «Любэ»!» А он в зале сидит. Я вышел, спел. А Коля потом звонит мне: «Валер, это было так трогательно, спасибо тебе! Хотя сперва, когда нашу группу объявили, я испугался – неужели забыл, что мне петь надо будет?» Такие слова от человека, с которым мы 40 лет дружим, бесценны. Вообще, люблю встречаться со старыми приятелями – Сергеем Мазаевым, Игорем Матвиенко, Сашей Ивановым.

– А где встречаетесь? В рестораны ходите?

– Нет, пересекаемся в основном на сборных концертах, за кулисами.

– Ваш сегодняшний слушатель – какой он?

– Разный. Когда поем в больших клубах с демократичной ценой за билет, приходит и совсем молодежь, студенты – чтобы просто потусоваться или кто рядом живет. По лицам на танцполе, бывает, вижу, что человек в принципе не понимает, кто я, и слышит меня впервые. А когда собираемся в камерных местах, там уже постарше публика, посолиднее.

– Перейдем к вопросам о семье. Ваш первый ребенок родился, когда вам было 22, четвертый – в 62. В чем основное отличие – стать папой в столь юном возрасте и в столь зрелом?

– Совершенно другое восприятие слова «ответственность». И удовольствия больше от общения с ребенком получаешь, так как уже знаешь, насколько быстро растут дети и стараешься ничего не упустить. Когда я с Лео, не передать словами, какой заряд позитива он мне дает. Подпитываюсь от него энергией и еще острее понимаю, в чем смысл моей жизни: быть рядом с детьми как можно дольше.

Конечно, в этот раз я максимально опытный папа: просчитываю траекторию качелей, знаю все опасные места наших прогулок, где сын может поскользнуться, упасть. В общем, в 22 у тебя ребенок бегает, и ты за ним просто присматриваешь, не напрягаясь, а когда тебе за 60, ты его постоянно страхуешь.

– Вашему младшему Лео – два с половиной года. Что он уже умеет?

– Болтает вовсю, иногда очень забавно. На днях пазл собирал, разложил перед собой: «Как же много деталев…» Если что-то не получается, задумчиво так: «Это что-то не то, это что-то другое…» Купили Лео детскую кухню, собрали и говорим: «Ну, чем будешь нас угощать?» А он грустно: «Нет у меня продуктов, пусто». Так это трогательно… Смешно на вопросы отвечает. Спрашиваешь его: «Лео, у тебя папа музыкант или артист цирка?» Он, не задумываясь: «Артист цирка!» Недавно у нас диалог с ним был: «Лева, ты кто? Мальчик или мужчина?» Он: «Мужчина! А еще – президент!» Я: «Президент чего?» Он: «Нашей семьи». Любим с ним вместе в железную дорогу играть, с машинками – сын их обожает. Если на прогулке мусоровоз увидим, Лео глаз отвести не может, «зависает».

– А в детский сад он ходит?

– С двух лет в baby-клубы водим, на пару часов. В разные, какие у нас в районе есть. Для социализации. Удобно это: приводишь ребенка, когда тебе надо. И, главное, сыну нравится, с удовольствием играет с другими ребятами. Случается, конечно, и вирус там какой-нибудь подхватим, не без этого. Для таких случаев у нас есть семейный врач, по совместительству мой друг, он нашу семью всю жизнь лечит.

Если Лео приболеет, он приезжает, осматривает его. Няня у нас тоже имеется, помогает с малышом. Еще Лео мультики любит. В основном, включаем ему старые, добрые: про Винни-Пуха, «Простоквашино», про крота – чешский, помните? Но мы это дело дозируем, по многу смотреть не даем.

– Вашей младшей дочери Виоле 26 лет. Как давно она начала жить отдельно?

– А она не начала: дочь живет с нами. И нам с женой это очень нравится.

– Интересно, что и дочке это нравится, ведь большинство детей, став взрослыми, хотят самостоятельности…

– При том, что она и самостоятельная, и зарабатывает, и у нас есть квартира, где Виола могла бы жить, пока всем нам нравится обитать на одной территории. Ну а чего нам – места много, мы не толкаемся…Виола работает продюсером и завтруппой в театре на Малой Бронной, у Константина Богомолова. Помимо этого, может и капустник театральный организовать, и репетицию провести – Константин Юрьевич ей доверяет. Мы в семье шутим, что дочь замужем за театром, ведь она проводит там все свое время: если не на работе в своем, так ходит на спектакли в другие.

Лео тоже к прекрасному приобщаем: несмотря на свой юный возраст, он уже посетил 6-7 постановок. Был и в Театре кукол им. С. В. Образцова, и в Театре мюзикла на «Мамонтенке», и на спектакле «Однажды на Мышиной планете» в Уголке дедушки Дурова. Также Виола водит младшего брата в зоопарк, покупает ему всякие развивающие игры, книжки. Если нужно, она и покормить может Леву, и искупать, и спать уложить. Они легко находят общий язык – Крысы ведь оба по китайскому гороскопу, у них разница 24 года. Лео Виолу обожает. Как видит: «О, сестра, привет! Что ты мне принесла?» В общем, и нам хорошо, и ребенку счастье, и Виоле тренинг. Ну а как Лева уснет, у нас наступает свое время, взрослое – болтаем, фильмы смотрим.

– Вы дочку не поторапливаете с замужеством?

– Нет, пока у нее это дело на паузе. У нее были длительные отношения с немцем Тором, но, как пандемия началась, он вернулся к себе на родину. Виола это нормально пережила. Сейчас, конечно, у нее есть ухажеры, романтические встречи. Но на первом месте сегодня у дочки театр.

– Как-то вы говорили, что там у Виолы не такие уж большие заработки. Помогаете ли вы дочке финансово?

– Да, театр – это не про деньги, это про призвание. Но финансово Виола абсолютно самостоятельна. Даже продукты с ней по очереди в наш общий холодильник покупаем – то она доставку оплатит, то я. Я со своей стороны только подарки ей на праздники дарю. Но деньги не даю – нет надобности. У Виолы приличный оклад: не миллионы, конечно, но выше среднего. Дочке хватает.

– Какой вы папа для старших детей от первого брака, 42-летней Елены и 35-летнего Максима? Часто ли с ними видитесь?

– Не очень. Все уже взрослые, живут своей жизнью. Но у нас есть традиция дважды в год собираться на моих концертах. Скоро как раз будет, 13 апреля, в день рождения рок-н-ролла. Люблю, когда все дети вместе оттягиваются, а я пою. Потом мы обязательно идем в какое-нибудь заведение поесть, поделиться новостями. А так мы всегда на связи, на телефоне.

– От Елены у вас есть внучка Вася, ей в этом году будет девять лет. Какой вы дедушка?

– Дистанционный. Как, знаете, кумир, который где-то там есть… Ну а как по-другому – мы хоть и живем все в Москве, у каждого свой график: у кого рабочий, у кого учебный. Вася к тому же еще и вся в спорте, занимается плаваньем и танцами, у нее отлично получается – есть и кубки, награды, и рекорды.

Как показала жизнь, чем у тебя больше детей, тем лучше. Отдельное удовольствие – видеть, как они общаются между собой, дружат.

– А у Максима пока нет детей?

– Нет, но он уже давно счастливо живет гражданским браком. И много работает в туристическом бизнесе.

– Не в обиде ли старшие дети, что вы с их мамой развелись?

– Кому же понравится, когда папа уходит… Но в целом они с пониманием отнеслись к ситуации и сегодня у нас очень добрые, теплые отношения. Михаил Михайлович Жванецкий говорил: «Отец должен быть для детей авторитетом – ответственным и много работать». Считаю, в этом плане я сделал и делаю все, что могу.

– В этом году 30 лет, как вы с женой Виолой вместе. В чем секрет столь крепкого брака?

– Мы во всем смотрим в одну сторону: и в сложностях, и в радостях. Все преодолеваем вместе. Я достаточно терпеливый, быстро отхожу. Мне несложно попросить прощения, и Виола такая же, так что подолгу мы друг на друга не дуемся. И, к счастью, между нами есть химия, а еще нежность и чувство юмора, из которых и состоят глубокие отношения. И за отношениями этими нужно бережно ухаживать, если этого не делать, они рассыпаются.

– Легко ли быть верным, находясь в шоу-бизнесе, где столько соблазнов?

– У меня семейное положение безвыходное, поэтому – очень легко.

– Вашей маме в этом году, 31-го декабря, исполнится 90 лет. Как она себя чувствует?

– Из дома уже не выходит – все-таки, возраст. Ей круглосуточно помогает сиделка. Мама в 2021 году тяжело перенесла ковид – спасибо 52-ой больнице, что спасли ее. Затем еще инсульт был. Еще два года назад мама ни одной балетной постановки не пропускала, а теперь только во двор выходит, голубей покормить, но мы и этому рады.