Карла Бруни-Саркози: «Я еще буду встречаться с Миком Джаггером»

Дерзкая и уверенная в себе на все 100% итальянка всегда знала, чего хочет, и умела этого добиваться. Харизма, идеальная фигура и умение найти подход практически к каждому человеку открыли ей множество неприступных дверей. Однако это не все секреты бешеного успеха Карлы Бруни.

Ее чарам не смогли не поддаться самые известные мужчины шоу-бизнеса, знаменитые фотографы и даже президент. Друзья итальянской аристократки и те, кому довелось общаться с ней лично, признают, что от нее исходит особенное обаяние, которому сложно противостоять. Однако многое из жизни певицы остается за кадром, плотным занавесом, который синьора не спешит приоткрывать, создавая видимость, что ей все дается легко. Принято считать, что Карла родилась с золотой ложкой во рту, но все же ей отчаянно не хватает самого главного — любви и признания. Того, что в свое время не смогли дать ей родители.

Content image for: 444290

«Скелеты» клана Бруни-Тедески

Альберто Бруни-Тедески считался завидным женихом в Пьемонте. Его предприимчивый отец пробился в высшее итальянское общество и оставил сыну в наследство компанию по производству оборудования для автомобильной промышленности «СЕАТ» и неизменную любовь к показной роскоши и искусству. Альберто увлекался музыкой, сочинял оперы и не смог пропустить мимо молодую и привлекательную пианистку Маризу. Пять лет длилось сватовство, родственники состоятельного жениха были против неравного брака, однако терпение Маризы победило. Молодожены поселились в замке Кастеньето По, в 20 километрах от Турина. Здесь у пары родился сын Вирджинио, дочь Валерия, а в 1967 году — самая младшая, Карла.

Свободолюбивая Мариза не стеснялась крутить романы при живом муже. Красивая и эффектная женщина сразу внесла смуту в консервативную атмосферу итальянской провинции. Слишком «французская», слишком вальяжная и любвеобильная. Ей нравилось создавать атмосферу скандала. Свою любовь она делила между сыном, гастролями и многочисленными любовниками, которых не особенно скрывала от мужа. Дочери росли на попечении няни Терезы. Именно она проводила с детьми весь день, она укладывала их спать, пока родители-аристократы увлеченно отдавали дань музыке и искусству. А маленькая Карла до шести лет даже ночевала у няни, так как боялась спать одна. Она слишком рано почувствовала на себе, что значит быть нелюбимым внебрачным ребенком.

Об этом не говорили вслух. Но Альберто догадывался, что Карла не его дочь, возможно, он даже подозревал, кто именно был «счастливым» отцом. Маризе было 32 года, ее любовнику-гитаристу — 19. Маурицио Реммерт не признал дочь, он решил, что ей будет лучше жить в роскошном замке клана Бруни, а в 1975 году и вовсе переехал в Бразилию. Лишь в 2008 году он официально объявил о своем отцовстве. А в те далекие годы Карла оставалась одна, наедине с нотами Моцарта, лежащими на мамином фортепьяно, и заботой любимой няни. Правда, после переезда в Париж у девочки не осталось и этого. Тереза отказалась покидать Италию, но не забыла своих «детей». О юных наследниках Бруни-Тедески она вспоминает с нежностью и добавляет, что все они были слишком одиноки.

Идеальное тело

Друзья детства в унисон заявляют, что у Карлы была идеальная фигура, с лихвой компенсирующая несовершенные черты лица. Фамильный нос Бруни-Тедески, выразительный, с горбинкой, девушка без всяких раздумий «подправила» еще на волне всеобщего увлечения скальпелем в 1980-е годы. Карла стремилась стать самим совершенством и уже с юных лет методично создавала свой образ. В 16 лет она прибегала в студию к начинающему фотографу Тьерри Ле Гуэ и бесплатно позировала ему. Позже они еще не раз встретятся по разные стороны объектива фотокамеры.

Content image for: 444290

Богатая наследница могла позволить себе самые дорогие дизайнерские наряды, но предпочитала демократичные марки. Одежда ее не интересовала. Карлу манил сам мир моды — строгий, закрытый, жестокий. Она хотела доказать в первую очередь себе самой, что способна достигнуть больших успехов, не прибегая к помощи своей семьи. С юных лет она тренировала мимику лица, делая из него неподвижную маску, так как жутко боялась морщин. Она безропотно переносила бесконечные часы фотосессий и не позволяла себе капризов во время наложения макияжа — за примерное поведение ее обожали фотографы и гримеры. Аристократическое происхождение не помешало Бруни самой предлагать свои услуги именитым дизайнерам. Обаянием и присущей ей кошачьей самоуверенностью она пленила Кристиана Лакруа и Жана-Поля Готье. Как-то Карла призналась: «Никто никогда не останавливал меня на улице, предлагая сфотографироваться или запеть. Я не привлекаю Пигмалионов, я сама себе Пигмалион».

Любовь & рок-н-ролл

Карьеру модели Карла завершила идеально. Она просто вовремя ушла. В свои 29 лет Бруни мечтала о чем-то большем, чем примерки и фотосессии, она хотела царить на сцене. Мир музыки во Франции суров, в нем мало быть дочерью музыкантов и играть на гитаре с девяти лет. Карла буквально на цыпочках пробиралась к своей новой цели. Она стала брать уроки вокала дважды в неделю, знакомилась с нужными людьми, выбрала правильную студию и не допускала даже мысли о поражении. Через пять лет ее первый альбом «Quelqu'un m'a dit» разошелся тиражом в 2 миллиона экземпляров, мурлыкающий тембр певицы пришелся по вкусу слушателям. Карла надежно заняла свою нишу в рядах французской интеллигенции. Многочисленные романы с музыкантами также внесли вклад в развитие музыкального стиля, выбранного Карлой.

«Когда-нибудь я буду встречаться с Миком Джаггером», — заявила как-то юная Бруни своему парню. С 16 лет она была ярой фанаткой Rolling Stones и особенно солиста группы. Когда юношеский максимализм поутих, она так и не отказалась от своей мечты. Роман 20-летней Карлы с Эриком Клэптоном подарил ей возможность познакомиться с давним кумиром, Мик был другом Эрика. Между Карлой и монстром шоу-бизнеса, уже женатым на Джерри Холл, пробежала искра. Джаггер был уверен, что сможет контролировать развитие романа с тогда еще безвестной моделью, которая к тому же была на 25 лет младше его, но он ошибся.

Мик сходил с ума по итальянской чаровнице, он надоедал Бруни бесконечными звонками в студии, где она работал манекенщицей, прилетал на вертолете ради одной ночи с ней. Он хотел развестись, но Карле это было не нужно. Через восемь лет их бурный роман завершился, но общаться они не перестали. Бруни сохранила дружеские отношения практически со всеми бывшими возлюбленными. Отцу своего сына Орельена, Рафаэлю Энтховену, после их разрыва она даже помогла приобрести квартиру, кроме того, он в любое время может останавливаться в имении клана Бруни на Черном мысе, здесь он всегда желанный гость. Все ее мужчины подолгу не могли забыть Карлу, но официально свое сердце она отдала лишь одному — Николя Саркози.

Замужем за президентом Франции

Новость о том, что новым возлюбленным Карлы является сам президент, вызвала бурный отклик среди ее друзей и знакомых. Яркие представители левых политических партий, они были обескуражены тем, что Бруни встречается с правым Саркози, но после свадьбы Карлы надеялись, что она скорректирует курс Николя в их пользу. Этого не произошло. Первая леди охотно помогает лишь тому, в ком или в чем лично заинтересована. Фонд борьбы с неграмотностью, основанный Карлой в качестве первой леди Франции, пока не спешит функционировать на должном уровне. Зато много сил и средств Карла отдает борьбе против СПИДа, ее брат Вирджинио проиграл эту борьбу в 2006 году, сплотив своей ранней смертью разномастное семейство Бруни.

Content image for: 444290

Получив статус первой леди Франции, Карла начала «холодную войну» с бывшей женой президента, Сесилией. Всеми доступными средствами Бруни пытается стереть образ благообразной испанки из мыслей французов. Сесилия, в свою очередь, отчаянно борется за первые полосы газет и журналов, не желая оставаться для Франции лишь воспоминанием. Между тем Николя Саркози практически во всем поддерживает свою нынешнюю супругу, даже если это стоит ему падения рейтинга. Встретив Карлу, он сразу распознал в ней родственную душу. Младший и нелюбимый сын своих родителей не понаслышке знаком с чувством гнетущего одиночества, которое Бруни прячет за маской благополучия и успеха. Пока весь мир сомневается в искренности чувств первой пары Франции, журналист Жак Сегела, на глазах которого развивался роман Карлы и Николя, как-то обронил: «У Карлы было три любви. Первая — мимолетные увлечения, которые она не скрывала. Вторая — большая, но беспокойная любовь к Рафаэлю Энтховену. И сейчас — третья, к президенту Республики, любовь спокойная и зрелая».

Текст подготовлен на основе материалов книги Бесмы Лаури «Карла Бруни: тайная жизнь»

Фото: East News, All Over Press, Global Look Press

Slide image for gallery: 1396 | John Galliano Fashion Show, 1995 год
Slide image for gallery: 1396 | Показ Chanel, 1996 год
Slide image for gallery: 1396 | На обложке журнала Elle, 1998 год
Slide image for gallery: 1396 | На обложке журнала Vanity Fair, 2008 год
Slide image for gallery: 1396 | Телешоу Vivement Dimanche, октябрь 2008 года
Slide image for gallery: 1396 | Николя Саркози и Карла Бруни на ее вилле в Южной Франции, август 2009 года
Slide image for gallery: 1396 | С режиссером Вуди Алленом на съемках фильма «Полночь в Париже», 2010 год
Slide image for gallery: 1396 | Уже беременная Карла Бруни на саммите «большой восьмерки» в Довиле, май 2011 года
Slide image for gallery: 1396 | Обложка первого альбома Карлы Бруни Quelqu'un m'a dit, изданного в 2002 году
11