Прийти на шоу «Холостяк» и выжить: история участницы-феминистки

Участница 6-го сезона шоу «Холостяк» феминистка Елена Рыдкина не побоялась прийти на одну из самых сексистских передач на ТВ и рассказала, что из этого получилось.

Меня зовут Елена Рыдкина. Я феминистка и секс-просветительница. А еще я придерживаюсь этично немоногамных взглядов на отношения.

Когда мне представилась возможность поучаствовать в ТВ-шоу «Холостяк» на ТНТ, я подумала: «Отличный эксперимент! Посмотрим, удастся ли мне остаться собой и показать широкой аудитории, что жить можно совсем по-другому». Конечно, я понимала, что сама суть шоу, где 25 женщин, отрезанных от своей привычной жизни и «борющихся» за сердце одного богатого и знаменитого мужчины, — это просто живое воплощение кошмара феминистки. Но я люблю сложные психологические опыты, так что, почему бы и нет?

Елена Рыдкина — участница 6-го сезона шоу «Холостяк» на ТНТ
Елена Рыдкина — участница 6-го сезона шоу «Холостяк» на ТНТ

C первой встречи с другими участницами мне было не по себе. Девчонки с ужасом закатывали глаза на слове «феминистка», как будто это опасный вирус.

Открытое обсуждение вопросов, связанных с сексуальностью, у некоторых из них вызывало отвращение и страх. Другие показывали публичное неприятие, но признавались, что лично придерживаются более открытых взглядов. Когда дело доходило до обсуждения полигамии, я слышала: «Ну мужчине-то можно простить, а женщине — ни в коем случае».

Читайте также
Преображение через унижение: как обходятся с женщинами в передачах о красоте
Преображение через унижение: как обходятся с женщинами в передачах о красоте
Практически на каждом телеканале есть передачи, где героинь превращают из золушек в принцесс — переодевают женщин, создают новый образ, дают советы. Психолог Ирина Чеснова попыталась разобраться, как влияют на нас, телезрительниц, подобные шоу, и какие выводы стоит делать после их просмотра.

Все негативные эмоции, которые мы испытывали от физически и эмоционально тяжелых моментов группового ожидания вечеринки и церемоний вручения роз, многие девчонки предлагали прятать от Егора, потому что нужно быть для мужчины понимающими, радостными — удобными, в общем. Терпеть, но быть.

Мне там было откровенно небезопасно быть собой. Хотя девушки-то вполне нормальные, и даже был важный момент, когда я сразу от нескольких из них получила человеческую поддержку и понимание, но у нас слишком разные миры.

Единственный человек на шоу, с которым мне было действительно свободно — Алиса Лисс. Тут, мне кажется, дело и в ее явно выделяющейся на общем фоне широкой образованности, и работе в достаточно откровенной профессии.

Еще меня поразило, что на шоу то, что для меня является естественным — последовательная искренность в личном и публичном общении — многими девчонками воспринималась как извращение или глупость. В некоторые моменты мне особенно живо вспоминались слова из песни: «Кто-то из нас двоих точно сошел с ума, осталось лишь определить — весь мир или я».

Content image for: 500715

Отношение участниц ко внешности — другая особенность, которая меня постоянно удивляла. Из 25 девушек не увеличивали губы только 4 или 5 человек. Многие из них, находясь в прекрасной форме, вслух мечтали о большей худобе, переживали из-за съеденного, из-за того, как они будут смотреться. Они восхищались тем, как мало кто-то из них съедает или как мало весит. Бесконечные нервозные исправления макияжа — еще одна важная часть быта.

Мне было искренне жаль видеть, как классные, потрясающе красивые девчонки как будто постоянно находятся в этом удушающем коконе.

Нет, мне кажутся прекрасными забота о своем здоровье и красоте, и абсолютно нормальным — желание хорошо выглядеть на экране перед миллионной аудиторией. Но не такая фанатичная зависимость от этого.

Поймите меня правильно: я не инопланетянка, на которую не действуют физические законы Земли. Мне было непросто, ведь на момент съемок моя кожа страдала от акне, и качество ее оставляло желать лучшего. Кроме того, если не ошибаюсь, я была единственной из участниц с размером одежды M, другие участницы носили S и XS.

Не буду лукавить, утверждая, что мне было наплевать. Нет, я очень четко почувствовала, что в этом мире, в котором живут совсем другими представлениями об идеалах, мне было некомфортно. Мои способности к самопринятию проходили заметные испытания.

Content image for: 500715

Любопытно, что за месяц до начала шоу, когда подтвердилось мое участие, я была в Лос-Анджелесе, и мой бойфренд (как я уже упоминала, я придерживаюсь полиаморных взглядов), фитнес-тренер и актер в прошлом, очень поддержал меня и предложил свою помощь в том, чтобы быстро сбросить килограммы, чтобы лучше смотреться на камере, которая с удовольствием визуально прибавляет лишнее.

С сомнением, я все же согласилась, но через несколько дней поняла, что это мне совсем не нравится. Для меня делать эту экстренную подготовку означало пытаться играть на чужом поле, даже не так — вернуться туда, откуда я сознательно ушла два года назад.

Да, я с 13 лет вела «борьбу» со своим телом. Я постоянно сидела на тех или иных диетах, осваивала разные виды фитнеса и танцев для того, чтобы что-то бесконечно сгонять или подкачивать. Слава богу, я никогда не доходила до изнурения, но ощущение своей недостаточности, неправильности не покидало меня.

В качестве подарка при знакомстве Лена преподнесла Егору резиновую женщину со словами: «Эта кукла — символ места женщины в современном российском обществе. Нас, девочек, с детства учат, что нужно обязательно выйти замуж, и это самое лучшее, что может случиться с нами в этой жизни. А для этого нам необходимо бесконечно худеть, качать себе сиськи, губы. Мне кажется, это шоу — рассадник сексизма, и я пришла сюда для того, чтобы это изменить»
В качестве подарка при знакомстве Лена преподнесла Егору резиновую женщину со словами: «Эта кукла — символ места женщины в современном российском обществе. Нас, девочек, с детства учат, что нужно обязательно выйти замуж, и это самое лучшее, что может случиться с нами в этой жизни. А для этого нам необходимо бесконечно худеть, качать себе сиськи, губы. Мне кажется, это шоу — рассадник сексизма, и я пришла сюда для того, чтобы это изменить»

Я с горьким смехом смотрела фотографии Мэрилин Монро и картины классических художников: эх, ну когда же мой тип телосложения и объемы вернутся в моду? Только к 24 годам, после того как я оставила работу, где босс постоянно контролировал мою физическую форму, я сказала себе: «Почему я должна ориентироваться на то, что модно? Что, если я буду следить за тем, как я себя чувствую, чего хочет мое тело, и брать это за основу?»

И знаете что? Два года я живу в роскоши комфорта в своем теле. Оно набирает и сбрасывает до 5—10 кг (примерно, я уже давно не взвешиваюсь) в зависимости от времени года и каких-то еще факторов, но ни мое самоощущение, ни количество сексуального внимания в мою сторону от этого не меняется. И это невероятно освобождает.

Я даже передумала увеличивать грудь и удалять растяжки (результат бурного роста в подростковом возрасте), потому что нахожу их прекрасными. И всегда запрещаю фотографам ретушировать их.

Но, попав на короткий срок в место, где мои прежние стереотипы имеют такое чудовищное влияние, я испытывала ощущения в духе «ой, а может, со мной все-таки что-то не так»? Скажу честно, все мое недолгое пребывание на шоу давалось мне не так легко. Большую часть времени я медитировала.

Content image for: 500715

Это был потрясающе ценный опыт, и я безмерно благодарна и всем его создателям, и девушкам, и Егору Криду. В том числе потому что, вернувшись в свой мир, где гораздо больше свободы и открытости, я стала ценить его еще больше.

Это для меня было подобно тому, чтобы прожить всю жизнь в чудовищно загрязненном месте, перебраться жить в горы, привыкнуть к кристально чистому воздуху и внезапно уехать ненадолго по делам в то самое, первое. И, вернувшись наконец в горы, жадно вдыхать чистый, оживляющий воздух.

Возможно, эта моя статья будет выглядеть обесценивающей то, что важно для многих девушек. Но это всего лишь моя позиция, которую мне было важно донести.

В конце концов, если люди действительно счастливы в своих мирах — то их не могут задеть мои слова, верно? А если заденут — значит, там болит, и есть над чем поразмыслить. И, возможно, поменять.

Фото: ТНТ, Malysheva Alexandra