Сильные женщины: как наши мамы обходились без психологов

В наше время все люди ходят к психологам. Во всяком случае, почти все женщины. Колумнист Mail.ru Леди Юлия Верклова пытается понять, как же раньше без этого жили.

В поисковиках запросов на «психотерапию» примерно столько же, сколько на «кольпоскопию». То есть в среднем граждане ходят к психологам с такой же регулярностью, как к гинекологам (к стоматологам, судя по тем же запросам, в 10 раз реже).

Content image for: 507389

Примерно половина моих знакомых (да ладно уж, я и сама — тоже) лечится от депрессии. Другая половина ходит на терапию «для профилактики». Хотя, казалось бы, объективных поводов для горевания у нас куда как меньше, чем у наших мам, живших в эпоху брежневского дефицита и у бабушек, заставших войну и сталинские репрессии.

Slide image for gallery: 9774 | «Тонкое искусство пофигизма», Марк Мэнсон
Slide image for gallery: 9774 | «Сила интровертов. Как использовать свои странности на пользу делу», Сильвия Лёкен
Slide image for gallery: 9774 | «Хюгге. Секрет датского счастья», Майкл Викинг
Slide image for gallery: 9774 | «С ума сойти», Дарья Варламова, Антон Зайниев
Slide image for gallery: 9774 | «Сама уверенность: как преодолеть внутренние барьеры и реализовать себя», Кэтти Кей и Клэр Шимпан
Slide image for gallery: 9774 | «Лжец на кушетке», Ирвин Ялом
Slide image for gallery: 9774 | «Психология согласия», Роберт Чалдини
Slide image for gallery: 9774 | «Сила воли», Келли Макгонигал
Slide image for gallery: 9774 | «Код уверенности», Роберт Келси
13

Время подвигов

О мамах и бабушках вряд ли кто-то расскажет лучше и понятнее, чем Петрановская в «Травмах поколений». Они жили, отключив чувства. Депрессия была их фоновым перманентным состоянием. А основная задача — даже не выжить, а обеспечить выживание следующим поколениям. И вот будущее наступило, будущие поколения родились и выросли...

Я знаю, сейчас нарвусь на гневные комменты, но, даже столкнувшись с проблемой лично, я продолжаю считать, что депрессия — это болезнь социального благополучия. Как в индивидуальном плане нужно сначала заработать себе право на тоску, так и в социальном.

Content image for: 507389

Кто мог позволить себе депрессию, скажем, в 60—80-е годы в СССР, когда слабость и апатия были явлением общественно- порицаемым, а тунеядство — уголовно наказуемым? Никто, кроме поэтов-диссидентов.

Читайте также
16 звездных секс-символов, которых не пощадил брак
16 звездных секс-символов, которых не пощадил брак
Селебрити, чья жизнь и внешний вид не стали лучше после свадьбы.

Кто в наше время составляет основную клиентуру психологов и психотерапевтов? Люди состоятельные, образованные, окруженные эмпатичными друзьями и имеющие финансовый резерв, позволяющий предаваться печали и не работать некоторое время. Те, кто вынужден пахать по 12 часов в день, чтобы просто не умереть с голоду, не знает, что у него депрессия — он так живет, это его фоновое состояние (как у военного поколения).

В СССР психиатрия была карательной, поэтому с ней предпочитали не связываться. «Соберись, тряпка» — это самый одиозный мем последней пятилетки... Но только последней пятилетки. Для мам и пап, для бабушек и дедушек, да и для нас самих даже еще в начале века это был вполне себе мотиватор. Люди умели брать себя в руки без таблеток и психотерапии: у них просто не было другого выбора. Если ты не сделаешь вид, что у тебя все хорошо, то все станет действительно плохо.

Прославляемый в советской литературе и истории «каждодневный подвиг» — это социально одобряемый способ самоубийства. Шагнуть под танк из окопа, кинуться в горящий дом за котенком, сразиться на дуэли, ввязаться в уличную драку или просто уйти в горы без страховки и связи — это было красиво и круто. Смерть романтизировалась в нашей культуре — это был такой способ лечения депрессии и легализации суицида. Если выжил — будешь счастлив уже этим, если умер — будешь героем.

Content image for: 507389

Это, в общем, не советская история, общечеловеческая. По легенде, когда все триста спартанцев погибли в битве при Фермопилах, победивший их царь Ксеркс бродил по разгромленному лагерю и нашел горшок с несъеденной похлебкой. Попробовав спартанскую еду, персидский владыка сказал: «Ну, теперь мне понятно, почему спартанцы не боятся смерти».

Когда жизнь в целом доставляет удовольствие, депрессия переквалифицируется из нормы в патологию. Потому новое поколение гораздо чаще бегает к психологам, чем все предыдущие, вместе взятые. И потому богатые лечатся чаще, чем бедные.

Проблема выбора

Читайте также
10 вещей, которыми можно украсить гостиную
10 вещей, которыми можно украсить гостиную
Стильные вещицы помогут тебе обновить гостиную или придать помещению особое настроение, если душа жаждет весенних перемен. Самое приятное, при этом ты сэкономишь кучу денег, поскольку вся эта красота стоит ну очень недорого.

В СССР депрессию массово глушили алкоголем. Это был наш советский антидепрессант. И, что закономерно, наш главный фактор смертности. Умение пить много и без повода не было осуждаемым, пока не пришел Горбачев. А потом как пошла вся эта перестройка и трезвость — норма жизни, так депрессия и начала проявляться у каждого пятого: глушить-то ее стало нечем. Примерно тогда профессия психолога и стала возрождаться на просторах распадающейся Родины. Но больше 30 лет потребовалось на то, чтобы народ в целом стал считать психотерапию годным профилактическим мероприятием. И дело тут, конечно, не только в водке. Дело в свободе выбора, как это ни парадоксально.

Тоталитаризм, при всех своих недостатках, дает людям ценное (для здоровья) преимущество: освобождает их от необходимости выбирать, терзаться сомнениями и рефлексировать. Расслабьтесь: за вас все решено. «Доктор сказал в морг — значит, в морг».

Мне кажется, даже сегодняшние призывы к запрету абортов или к вакцинации без согласия продиктованы желанием избежать самостоятельного выбора. Оставить ребенка или избавиться от него? Что страшнее: болезнь или поствакцинальное осложнение? Выйти замуж или можно так? Очень трудно самостоятельно принять решение. Настолько трудно, что едет крыша и хочется к психологу — пусть попридержит, пусть поможет разобраться в собственных чувствах и желаниях.

Content image for: 507389

При тоталитаризме все можно/нужно/нельзя заранее определены — поэтому рефлексия в принципе не имеет смысла. А значит, психотерапия тоже. Зачем тебе знать, чего ты на самом деле хочешь, если список допустимых желаний и запросов утвержден сверху?

Другие скорости

Во все времена все нормальные люди любили себя. Об этом писали все психологи и философы — от святого Матфея до Дейла Карнеги. Собственно, одна из основных функций психотерапевта — позволить человеку поговорить о себе.

В предыдущих поколениях для этой цели использовались поезда: от Москвы до Ленинграда поезд шел 9—10 часов — как раз хватало, чтобы о себе рассказать и трех попутчиков выслушать. А потом вы расходитесь — и больше никогда не видитесь (то есть конфиденциальность гарантирована).

А теперь скоростной «Сапсан» и вездесущие соцсети — ни времени, ни конфиденциальности. Проще и дешевле пойти к психологу. Заплатил — и целый час можешь вслух копаться в собственной душе.

P. S. Мнение редакции может не совпадать с позицией автора.

Читай также: