19 января 2021, Мария Шуляк

«Зачем всем рассказывать о своей любви?» 42-летняя журналистка Софико Шеварднадзе

Известная журналистка рассказала о своей карьере, творческих планах и о том, почему она не делится с прессой подробностями личной жизни.

На Софико смотри в нашей галерее, а интервью с ней ищи ниже.

— В последнее время на YouTube и других интернет-площадках появилось много интервьюеров. Почему жанр интервью вдруг стал так популярен?

— Жанр интервью, действительно, стал очень популярным. Как сказал Сергей Шнуров: «Из каждого утюга теперь звучит интервью». Но его популярность совершенно не означает, что все, кто берет интервью, и делает это качественно. У людей есть ощущение, что если ты просто сядешь напротив другого человека и будешь задавать вопросы, то ты — интервьюер.

Как показывает практика и многочисленные программы — это совершенно не так, потому что действительно смотрят интервью считаных авторов. В основном это те, кто делает профессиональный контент, кто этому учился или кто просто очень талантлив в этом жанре.

То есть тут надо иметь и талант, и определенный опыт, и навык. Просто так сесть перед камерой и задавать вопросы, по мне, это не совсем интервью. Это — самодеятельность.

— Расскажите о вашем канале на Youtube, истории создания, последнем сезоне и дальнейших планах?  

— Наш канал «Просто о сложном» на YouTube — это следствие проекта, который существует уже не первый год. Мы его создали где-то полтора-два года назад. Сначала этот проект существовал оффлайн в формате паблик-токов. Мы приглашали в гости различных визионеров, живую публику, которая могла задавать вопросы нашим героям напрямую. Спустя какое-то время стало очевидно: материал, который мы накопили, и темы, которые мы обсуждали, настолько актуальны, что нам просто необходимо их как-то запечатлеть. На видео или в печатном виде. Поэтому мы переформатировали «Просто о сложном» в визуальный продукт.

Где-то около года, три сезона подряд, мы с командой создавали программу, гостями которой были самые популярные и интересные персоны в российском информационном пространстве. Наши передачи набирали и набирают миллионы просмотров и сотни цитирований. 

«Просто о сложном» — это не совсем интервью. Это скорее разговор с человеком о конкретной теме. Мы никогда не задаем вопросы о личной жизни, о личных доходах, о разводе и т.д. Нам это неинтересно. Мы приглашаем человека из определенной сферы — шоу-бизнес, наука, политика, экономика, философия — и обсуждаем его участие и его отношение к этой теме.

Во время загрузки произошла ошибка.

Касательно третьего сезона передачи: мне кажется, это уникальный материал. Гостями программы стали самые крутые и самые востребованные российские комики. С гостями мы обсудили тему юмора в 2020 году. Мне и моей команде показалось, что юмор — это тот феномен, который полностью победил все остальные жанры в этом году. Это применимо для мира в целом, но для России особенно.  В 2020 году юмор «переиграл» даже рэп, который был главным феноменом последнего десятилетия.

— За кем из ваших коллег вы пристально следите? Кто вам симпатичен в профессиональном плане?

— Честно признаюсь, что нет конкретного человека, за работой которого я постоянно слежу. Я скорее слежу за гостями, которых приглашают мои коллеги.

Меня часто интересуют люди, которые приходят к Владимиру Познеру, поэтому я смотрю его передачи. Мне бывают интересны люди, которые приходят к Ирине Шихман. Ну, конечно, Юра Дудь. Помимо интервью, я люблю его документальные проекты. Особенно понравились его последние выпуски — не про знаменитостей, а про выдающихся людей в нашей стране. Эти персонажи, может быть, не так популярны, как Гуф или Шнуров, но по своим достижениям они очень значимы и о них нужно говорить. Вот такие выпуски я всегда смотрю у Дудя.

Еще я смотрю работы многих иностранных коллег. Например, сейчас с большим любопытством слежу за Дэвидом Леттерманом, который всю жизнь был ведущим Late Night Show. Сейчас Дэвид ушел в жанр интервью и паблик-токов. Мне очень нравится, как он это делает. У него своя особая тональность и почерк.

Обожаю Опру. Она для меня несменный ведущий, вытаскивающий нутро и самое главное из гостя.

Еще, чуть не забыла, смотрю все выпуски с Катей Гордеевой. Мне кажется, что, помимо хорошего интервьюера, она сама по себе содержательный, умный человек. И всегда интересно наблюдать не просто вопрос-ответ, а за тем, как рождается смысл во время разговора. А у нее, так же как и у Познера, это часто бывает.

— Что выдает плохого интервьюера (жесты, слова-паразиты, поза и т.п.)?

— Плохого интервьюера в первую очередь выдает неподготовленность и незаинтересованность в своем собеседнике. Эти два фактора чаще всего встречаются у дилетантов, которые не занимались профессионально интервью. Им кажется, что можно просто включить камеру, позадавать вопросы, и получится интервью.

Хороший интервьюер — это тот, кто умеет слушать и искренне заинтересован. Даже если человек не совсем интересен как личность, хороший интервьюер всегда сможет заинтересоваться в собеседнике; это навык хорошего интервьюера — вырабатывать ту мышцу, которая заставляет заинтересоваться в собеседнике. Тогда это получается органично, потому что тогда открывается человек, который сидит напротив тебя. А если это еще искренний интерес, то это вдвойне раскрывает человека.

— До пандемии вы часто бывали в командировках, разъезжали по разным странам. Сейчас ваш график поездок кардинально изменился? Скучаете по бесконечным командировкам?

— В начале пандемии я очень скучала по свободе перемещения, думаю, как и многие. Для меня путешествия были образом жизни. Но потом я поняла, что даже когда все вернется на «круги своя» я, скорее всего, не буду летать столько, сколько я летала, потому что это совершенно не нужно.

Меня пандемия научила размеренно пользоваться своей энергией. И это, в том числе, касается моих контактов с теми людьми, которые, оказывается, не нужны были в жизни. И тех перелетов, которые тоже не нужны. Конечно, летать нужно. Путешествовать, отдыхать и работать. Но поездки, как и люди, они есть нужные и есть ненужные.  Сейчас это все как-то «отшелушилось».

— В каком городе мира вы чувствуете себя, как дома?

— Я в любом городе себя чувствую, как дома. Мне повезло, так сложились обстоятельства, что я выросла в разных городах и говорю на разных языках, как на родных. Как минимум в Тбилиси, Москве, Париже, Нью-Йорке и Лондоне я чувствую себя, как дома. Европа тоже кажется мне родной.

Кроме того, я часто бывала в Индонезии, там тоже чувствую себя совершенно комфортно. И в Латинской Америке также. Потому что я — убежденный интернационал. Наверное, это у меня в крови от дедушки, который был великим дипломатом.

— В одном из интервью вы сказали, что вам нравится фраза «Любовь надо прятать, как краденого коня». Чем вас так привлекло это выражение?

— Я считаю, что личная жизнь на то и личная, чтобы о ней знали мало людей или вообще никто о ней ничего не знал. Вот я, например, сознательно уделила много сил тому, чтобы о моей личной жизни никто никогда ничего не знал, даже близкие люди. Потому что мне так счастливее, мне так свободнее, мне так комфортнее.

Я не люблю рассказывать о своей личной жизни, тем более освещать ее в прессе. Я не люблю «подставлять» людей, которые присутствуют в моей личной жизни, потому что они не публичные люди.

Поэтому любовь — это очень личная история. Зачем о ней всем рассказывать? Зачем людям о ней знать?

Любовь нужно беречь и необязательно о ней всем рассказывать. Необязательно показывать, какая вы счастливая и как у вас все круто. Если у вас все круто, у вас нет внутренней необходимости об этом всем рассказывать и делиться этим с миром. У меня такой подход к этому вопросу, и мне с этим комфортно.

— Вечный вопрос: что для женщины важнее — самореализация или создание семьи? И нужно ли вообще ставить выбор между этими вещами?

— Женщина в XXI веке может выбирать все, что ей угодно. И карьеру, и причем не одну, а несколько, и мужа, и детей. И вообще все, что угодно, если она чувствует, что у нее есть на это внутренний ресурс.

Другое дело, что есть женщины, которым не нужно все. Есть кто-то, кто счастлив только с карьерой. Им достаточно этого, они не хотят детей. В этом ничего плохого нет. Есть женщины, которым достаточно быть дома, растить детей, быть домохозяйкой, ждать мужа. Им совершенно не нужна карьера, и в этом тоже нет ничего плохого. То есть это такой склад женщин. А есть женщины, которые хотят все. И для них нет никаких ограничений.

— Как повлиял на вас ушедший 2020 год? И принес ли он вам что-то хорошее?

— Меня 2020 год заставил многое переосмыслить, как, думаю, и большинство из нас. Это был непростой год для человечества в целом, не только для меня. Но, с другой стороны, меня он очень многому научил. У меня в жизни случились феноменальные трансформации к лучшему, то есть я действительно стала лучше слышать себя, я начала жить здесь и сейчас, а раньше у меня не получалось. Это меня сподвигло к тому, что я по успеваемости делаю сейчас гораздо больше, чем я делала, когда не было пандемии. То есть за один год я успела сделать больше, чем за последние 10 лет.

Вообще, как-то поменялись приоритеты, и мне кажется, что для себя я сделала выводы, что все поменялось к лучшему. Я очень благодарна этому году. Что он мне дал эти возможности, и, наверное, благодарна себе, что я смогла их увидеть и воспользоваться ими.

Во время загрузки произошла ошибка.

Еще читай наши другие интервью:

Подпишитесь на нас